USD: 65.9961
EUR: 73.2227

По Кавказу автостопом. Часть 2

«Российский туризм» продолжает публикацию «путевых заметок» внештатного корреспондента журнала «Отдых в России» Алексея Пищулина.

По Кавказу автостопом. Часть 2

В первой части он познакомил читателей с Волгоградом, Элистой, Ставропольем...

Итак, путешествие продолжается.

Кстати, откроем секрет: Алексей уже подготовил третью часть своего занимательного рассказа о городах и людях. Следите за нашими публикациями.

И коня на скаку остановит...

Майкоп, где подобно Москве есть район Черемушки и Парк имени Горького, столичным размахом не поразит, но увлечет любителей промышленного туризма. Гидроэлектростанция на реке Белой, построенная еще в 1950 году, видна и слышна за версту. Летом собираются толпы детей и подростков, ныряющих с искусственного водопада.


Мечеть в Майкопе

Задержался вечером ради Соборной мечети, подаренной адыгейцам богатым шейхом из Арабских Эмиратов. Шумаф, смотритель мусульманской святыни, был настолько добр, что предложил там переночевать. По тому же, без конца встречавшемуся душевному участию незнакомых людей «спрятали» меня на следующий день и в одном санатории на черноморском побережье. Чтобы отдыхающие или дежурные администраторы выдали – ведь нет, как бы не велик был страх получить от начальства нагоняй.

Самым неожиданным образом осуществилась детская мечта побывать в «Орленке». Курянка Ольга, долгое время работавшая в лагере вожатой, устроила экскурсию по его огромной территории и «дарила» (здесь иначе не говорят) легенды о синем крабе, лестнице любви и домике гнома – дети, приезжающие отдохнуть со всей страны, обожают эти истории. А в Лазоревском на центральной площади  музицировала латино-американская группа из Перу «Кенаска».


ВДЦ "Орленок"

Сочинский Олимпийский парк наводнили электромобили, вовсю кипело строительство площадки для гонок «Формула-1». Пущенная к ХХII-м зимним играм электричка «Ласточка» только и успевала выпускать на перрон все новые и новые толпы гуляк. Отдыхающих хватало даже в Красной Поляне, при всей ее дороговизне.

Прохождение КПП на границе российского Адлера и абхазского Псоу не заняло  много времени. Первым же моим водителем стала молодая женщина, чего прежде не происходило. Гаяна и ее 6-летняя дочка Аня ездили в Россию купить таблетки для знакомой старушки, в Абхазии цены на лекарства и продукты выше. Говорит, долго жила одна, без мужа, поэтому всему научилась сама – и водить машину, и «болгарку» держать, и делать всю мужскую работу по дому. «До сварочного аппарата пока не добралась!», – шутит. Такая точно коня на скаку остановит.


Олимпийский парк в Сочи


Красная поляна

Против кого воюем?

Маршрутчик Лёсик из Гагры, узнав, что никто до сих пор не брал с меня денег, попросил забрать 20-ку, в данном случае уместную, назад. Здесь в обращении наши рубли, у большинства абхазцев российское гражданство, принятое во время замены советских паспортов, но это не Россия. Абхазия – независимое государство. Впрочем, ее право на суверенитет отрицается большей частью мира, и в первую очередь, соседней Грузией. После резни 1992-1993 годов - Грузино-абхазской войны - преступно жестокой со стороны обеих воюющих сторон, любимый советскими гражданами «райский» уголок надолго таковым быть перестал. Сегодня туристов много, лишь они да вино с мандаринами кормят гордый народ. В чем тут секрет? Море на абхазском побережье и правда кажется бирюзовее, чем в Краснодарском крае.


Абхазия

Озеро Рица с относящимися к нему водопадами, гротами и дачей Сталина проехал в компании калужанина Мити и питерца Артема, взявших детей полюбоваться красотами Абхазии. Митина семья привыкла переезжать с места на место, но особо отличилась его сестра. Отучившись в МГУ имени Ломоносова на геофизика, Женя Рылова в конце августа 2013 года в одиночку отправилась в кругосветное путешествие. Отчеты о своих передвижениях за все 273 дня публиковала на сайте towel42.org.


Озеро Рица, последний день лета

Серебристая Ауди, пролетев мимо с полкилометра, вернулась. Модный пенсионер Павел в залихватски надвинутой на брови шляпе и до блеска начищенных туфлях спешил в Сухум. Перекрестившись на Ново-Афонский монастырь, вернулся к рассказу о внуке. Тот проходил срочную службу в Вооруженных силах Абхазии. Республиканская армия сравнительно небольшая - численность личного состава едва превышает две тысячи человек, но в стране, чье существование напрямую зависит от ее боеспособности, каждый мужчина до 55 лет - потенциальный солдат. На резервистов командование и делает основной упор, ежегодно проводя войсковые сборы. «Хочешь мира – готовься к войне, - подытожил Павел. - Всего-то хуже, что любая пуля, пущенная в сторону Грузии, на самом деле может попасть в брата».

Абхаз имел в виду даже не духовные связи своего народа с грузинским, хотя их часто отрицают, а кровное родство. У него в роду и русские, и грузины, и абхазы. Смешанные браки до раздела власти были обычным делом, поэтому по разные стороны баррикад оказались не чужие друг другу люди, и, если верно его предположение, что треть грузинских и абхазских семей образованы в результате смешанных браков, то масштаб драмы колоссален.

Чем ближе к столице Абхазии, тем больше напоминаний недавней войны – брошенных зданий, воинских мемориалов с именами погибших, следов от пуль на облезших стенах. В Сухуме на главной площади за пустым постаментом, где когда-то стоял памятник Ленину, возвышается остов сгоревшего 12-этажного Дома правительства, так и не восстановленного после боев за город в сентябре 1993-го.


Сухум


Разрушенное правительственное здание в Сухуми

Судьбоносный «пятак» и встреча мага

В МВД Абхазии отговорили ждать пропуск в Сванетию, так что первоначальный план перейти в Карачаево-Черкесию через Клухорский перевал пришлось оставить до лучших времен и возвращаться в Россию прежней дорогой. Было 1 сентября, после школьных линеек юные абхазцы разбрелись по кафе на набережной, со мной же произошла странная вещь.


Сухум

Конечно, все дело в том «пятаке» - 5 рублях, которые сухумец Гоша настоял заплатить за проезд в троллейбусе. Ты, мол, гость и оставь спорить. Но в итоге через пару часов я оказался у той же остановки напротив вокзала, снова в ожидании  троллейбуса №1. Как и первый раз вышел напротив супермаркета, направился той же самой дорогой прямо и на знакомом тенистом пятачке стал голосовать. Теперь никто не препятствовал отдать монету, и все пошло как надо. Но тогда...

Остановилось такси. Говорю: нет, спасибо. Водитель: «Садись, подброшу до Нового Афона!» И убрал шашечку. Парень компанейский, легко сходился с людьми, так что скоро поехали обратно в Сухум. Как же отказаться на предложение погостить у коренного жителя?! Супруга его, предупрежденная и уже хлопотавшая, открыла баночку с домашним мандариновым соком. Сам хозяин готовился показать в городе что-нибудь новенькое, незамеченное прежде, а на следующий день самому отвезти в Адлер.  Довольный, я и ездил с Артуром, пока тот решал оставшиеся дела. Но, вот, он чем-то вызвал негодование жены, поругался по телефону и, расстроенный не меньше моего, оставил на ближайшей остановке. Просто перст судьбы, в кармане валялся отложенный «пятак». 

Зигзагообразный участок сухумской трассы «тещин язык» миновал трижды. Хотя водители были разные, каждый не преминул спросить, отчего он так назван и в третий раз пришлось догадаться: «потому что длинный?» Они добродушно улыбались, видимо, у всех дома имелся персональный «тещин язык».

Странности первого дня осени не заканчивались. В вечернем городе Гагры меня остановил бородатый мужичок в очках. С ведром груш в ногах он горячо втолковывал что-то супружеской паре, явно этим утомленной. Даже по услышанному  можно было не сомневаться - беседа, как и сам затеявший ее, из ряда вон. Сам почти на то напросившись, я попал домой к парапсихологу и психоэнергетику Владимиру, который представился Русским Магом...

Спасатели «неземные» и обыкновенные

Маг Владимир жил на первом этаже панельной многоэтажки. Прежде чем пригласить в свое холостяцкое жилище, он проделал на пороге ряд непонятных процедур: потряс ногами, сказав сделать то же, и начертал в воздухе фигуры – что-то там «закрыл». Хозяин однокомнатной квартиры ничуть не преувеличивал, предупреждая, что спать придется в коридоре. Дома жуткий бардак: в узком проходе, оставленном среди гор мебели, пирамид нерабочих телевизоров и книг нужно было еще постараться, чтобы двоим разойтись. Ремонт не делался лет 20, проем в ванной  вовсе отсутствовал. Дополняли картину дрова, сложенные у кухонной печки-буржуйки - на зиму, и затененные окна, окутывающие внутреннюю обстановку полумраком.

Не осудим Владимира Петровича за беспорядок, «земное» ему давно неважно. Ради себя пальцем не пошевелит, но другим поможет. Речь не о каше и ночлеге, любезно  предложенных – это для него, опять-таки, мелко. Житель Гагры считает своей работой воздействие на уровне мыслей на первых лиц государств, предотвращение военных конфликтов и мирового коллапса. Написал в Кремль три «Обращения к народу» - воззвания к осмыслению современного состояния России и путей ее дальнейшего развития. Ученики-последователи разместили письма в Интернете.

Питается Владимир скудно, свидетельство чему пустой холодильник, но как и в молодости лазает в горы, укрепляя дух. Тесная квартирка мага богата на места с особой аурой, вторгаться в которые строжайше запретили. Совсем ничего не нарушить было трудно, но не брызгать водой в умывальнике худо-бедно удавалось.

Абхазия осталась позади, последовали новые встречи. «Если негде переночевать, стучись в пожарную часть, не прогонят!» - Чаще такое слышишь о церкви, но Арсен, пожарный с туапсинской нефтебазы, не сомневался в людях своей профессии. Спасатель пригласил на обед. Затем повез жену в роддом, заодно добросив обратно до трассы и меня.

Кому суждено появиться на свет в Туапсе, а Дмитрий, очередной водитель, назвал себя ребенком комсомольских строек. Родители познакомились в 1969-м на закладке Камского автозавода и с чуть подросшим сыном махнули в Восточную Сибирь «ударять» по Байкало-Амурской магистрали (БАМ). Во время сочинской олимпиады Дима работал трактористом на бобслейной трассе. Оттуда и ехал, в Красной Поляне скоро собирались начать тренировки наши спортсмены.

Навеки с Россией

«Ты залезай, - выразительный армянин с горящими глазами помог забраться в кабину эвакуатора. - Я ведь тоже любитель попутешествовать, только по воздуху!». Вардан живет в Черкесске. Оттуда на своем мотодельтаплане летает до Черного моря и в другие города. Одной заправки хватает на 600 километров. Сверхлегкой авиацией пилот «заболел» несколько лет назад и без неба, говорит, уже не может. А у бухгалтера Елены, с которой мы ехали из ставропольского Невинномысска в Ессентуки, другая страсть – японские автомобили. Первый свой «Ниссан» пригнала из Владивостока, теперь обкатывала «Тойоту», а дочке в тот день купила «Хонду» - Аня ехала за нами.

Кавказская здравница Ессентуки уже две сотни лет привлекает гостей особым составом минеральной воды, излечивающей разные болезни. Помимо целебных источников пользуется спросом грязелечебница имени Семашко. Припугнув хвори двумя стаканами минералки из бювета, можно было отправляться в соседний Пятигорск – по «лермонтовскому» пути, включающему место его дуэли на склоне Машука. До чего на Кавказе любят русского поэта! Мой приятель-ингуш Мохаммед, суровый на лицо, смягчался, когда читал по памяти стихи Михаила Юрьевича. Один дагестанец назвал его вершиной, превосходящей горы Эльбрус и Казбек, а знакомый грузин – вечным другом Грузии.


Дом Лермонтова в Пятигорске

В Минводах с населением меньше 80 тысяч человек действует международный аэропорт. Галина, встретившаяся на улице, только прилетела прямым рейсом из Тель-Авива. Женщина не была здесь 15 лет, я и того больше – никогда прежде. Упущение, как выяснилось, не слишком досадное. Моряк-нахимовец Игорь, служивший старлеем на Балтийском флоте, отвез на следующее утро назад в Пятигорск.

На въезде в Нальчик возвышается мемориальная арка «Навеки с Россией», установленная в 2007 году к 450-летию присоединения Кабарды. А напротив музыкального театра в центре города стоит памятник Марии Темрюковне, второй жене Ивана Грозного. Брак скрепил союз тогда еще отдельных государств. Пока суть да дело, 29-летний балкарец Замир, привезший меня сюда, сделал еще рейс в Минводы. Он водитель на швейной фабрике, возвращал поставщику бракованные ткани, вечером же собирался в Приэльбрусье и снова был не против моей компании.


Нальчик

Миновали блокпост с БТРом и вооруженными солдатами – в Баксанском и Эльбрусском районах не так давно проводились контр-террористические операции. Боевики исламского подполья скрывались на руднике недействующего Тырныаузского вольфрамо-молибденового комбината и на окраине шахтерского городка. В остальном Тырныауз – занятное место. На главной улице среди многоэтажек пасутся коровы. Мы навестили родителей Замира. В семье очень почитают стариков. Они приготовили в дорогу лепешек из пшеничной каши – по местному рецепту.

Поведав легенду о снежном человеке Алмасты, живущем в Кабардино-Балкарии, Замир вернулся к вещам более реальным, но не менее интересным – справа огнями светился поселок Нейтрино. Здесь живут ученые из Баксанской нейтринной обсерватории. Они изучают Солнце, ядра Галактик и прочие объекты Вселенной с помощью галлий-германиевого подземного телескопа, находящегося на глубине 3500 метров. Спуск на подземную станцию находился рядом.


Приэльбрусье

Завтра была... зима

Для ночевки в палатке у подножия Эльбруса стало холодновато. К счастью, у Замира  друзья на альпинистской базе. Утром взгляд упал на красочный плакат-воззвание: «Пока ты молод и силен, иди к вершинам на свиданье». Куда деваться – пошел. Взял напрокат снаряжение, консервов про запас, в МЧС прошел инструктаж и, оставив лишние вещи у доброй бабушки, от поляны Азау начал подъем. «Канаткой» пренебрег – покорять гору, так по-честному! Погорячился, как и со всем остальным за два дня пребывания в эльбрусских снегах, но деваться уже было некуда.

Любое приключение, забавное и не очень, начинается обычно с развилки. И, конечно, на этот раз выбранная дорога оказалась ложной, закончилась пропахавшим ее строительным бульдозером. Стемнело. Но небо оставалось ясным и луна ровно освещала снежный покров. Впереди маячил огонек и «кошки» на ботинках крепко впивались в скользкий наст, предохраняя от расселин.

В первом часу ночи постучался в дверь – сначала не понял, чего именно. Три футуристических модуля с круглыми иллюминаторами оказались горным приютом. Он выше станции «Бочки» на высоте около четырех тысяч метров. Низкий сезон, постояльцев не было. Сторож Шерапи пустил меня в цилиндр, служивший кухней и обеденной. Налил горячего кофе, потом еще чашку. Достал теплый спальник, посмеявшись над моим. Сказал «уничтожить» съестное, которого на столе в изобилии, и устраиваться на диване, а сам ушел спать в пристройку.


Эльбрус

На рассвете подъем продолжился. Можно акклиматизироваться и хоть сколько быть натренированным к длительным переходам в обычных условиях, но нагрузка в горах с этим несопоставима. После нескольких часов восхождения 10-20 шагов вызывают чувство, словно на время бежал стометровку. Вместе со мной наверх неорганизованно ползла кучка европейцев. Позади уже были скалы Пастухова, к пяти тысячам остался один. А западная, максимальная вершина Эльбруса - 5642 метра.

Как здесь и случается, погода вдруг испортилась, налетела вьюга. На косом траверсе стоял брошенный гусеничный ратрак. Проверил - кабина незаперта. Через разбитые стекла внутрь наметало, но я закутался в спальник и попробовал уснуть – набраться сил и переждать метель. Однако и спустя два часа лучше не стало. Наверх прошел, быть может, еще с 50 метров, когда и в десяти шагах стало не видно. Один за другим в снежном вихре потонули красные флажки, обозначающие тропу: сначала потерялся ближайший впереди, потом – пройденный...

По Моздоку «беженцем»

Пурга ненадолго стихла, дав возможность повернуть - скорее назад. Бросил последний взгляд на гусеничный ратрак: холодное, но все же укрытие, и, стараясь не потерять ориентиры, осторожно спускался. Нужно было добраться хотя бы до верхнего приюта - к людям. Сильный ветер все задувал снег в лицо, внезапным порывом едва не сбив с ног. Должно быть, прошло много времени - уже обледенела одежда, когда впереди сквозь ночь и вьюгу пробились огни. Дверь одного из вагончиков открыла альпинистка Карина. У нее 140 восхождений на Эльбрус. Вскипятила чайник и позволила вздремнуть до утра.

Сутки спустя я ехал в город Прохладный. Трасса проходила через село Заюково по едва ли не самой длинной на Кавказе улице Кирова, протянувшейся на 15 километров. У водителя, 27-летнего жителя Тырныауза Мурата, есть семья, двое пацанов. Жену он... украл. Один чеченец рассказывал, что в их республике с этим борятся, утверждая в мысли, будто делают так только мужчины, за кого добровольно никто не идет. Но даже и в Чечне, где за деяние введен штраф в миллион рублей, девушек продолжают красть. Что уж говорить об остальном Кавказе, по-прежнему тяготеющем к горским обычаям.

Впрочем, похищение чаще носит формальный характер и невеста, как сказано в известной киноленте Леонида Гайдая «сама мечтает, чтобы ее украли». Со своей будущей женой Мурат дружил 3,5 года, пока его друзья не провернули это дело. Он сам не раз участвовал в таком обряде. Однажды даже без ведома жениха – тот никак не мог решиться, товарищи решили помочь.

Гагра

Валентина из Ставрополья, ехавшая за рулем грузовой «Газели», себя украсть вряд ли позволит. На рынок североосетинского города Моздок ей нужно было за фруктами для своего магазина. Цены там и правда приемлемые. Показательно, среди прочего стоял киоск с разобранными солдатскими сухпайками: армейские галеты по три рубля за пачку, каши с мясом за 20, консервированные борщ и щи по «червонцу». Моздок, расположенный всего в 15 километрах от Чечни, в прошлом самой неспокойной республики Северного Кавказа, окрестили «камуфляжным» городом. Значительную часть его населения составляют военные, здесь же находится крупный аэродром.

Проверка документов на улице закончилась угощением в «ментовской» столовой. Братья-полицейские Арсен и Алан вместе с остальными упорно называли меня беженцем из Украины, как не старался их разубедить. Так бы и ходил «беженцем», не разреши мне в одном из магазинов оставить рюкзак.

На выезде из города за мостом через реку Терек стоял пропускной пункт. Силовики пробили мой паспорт по компьютеру и, видимо, оставшись довольны, вызвались сами поймать машину до Грозного. Дорога была не основная, и 95-й регион все больше шел по селам. Уже когда стемнело, нам повезло с попуткой.

Руслан и Мохаммед ехали почти до самого города в ближайшую к нему станицу. Возвращались из Ставрополя с больничного обследования. По их словам своя медицина «хромает». По пути они показывали нефтяные месторождения, почти не использующиеся сегодня.

За блокпостом перед Грозным мне разрешили поставить палатку. Сказали, если хочу, можно установить ее и на другой стороне дороги, - въезжающий транспорт контролировали русские ребята. Остался с чеченцами. Аюб помог с зарядками, Иса   порезал хлеб, Саламбек заварил кашу, а Бекхан достал банку домашней аджики.


На подъезде к Грозному. Вот такая ночевка на блок-посту - с согласия вояк.

Продолжение следует...

Также в рубрике

Чтобы туристы со всей России и из-за границы поехали в ваш регион, им нужно не просто рассказать о том, что хорошего здесь есть, - их нужно вдохновить на путешествие

 0