USD: 60.3164
EUR: 61.1615

У россиян возвращается интерес к позабытому виду туризма

Продажи приключенческих туров выросли в полтора раза от уровня прошлого года
У россиян возвращается интерес к позабытому виду туризма

Куда поехать, если Европа закрыта и «недружественна», формат турецкого all inclusive никогда не прельщал, а наше Причерноморье пугает толпами и неспокойствием? Некоторые в таких обстоятельствах возвращаются к «корням» — и вот уже в этом году в России наблюдается бум туристических походов. Тех самых, формата «палатки и рюкзаки», которые среди людей младше 50 еще недавно были немодными. Как устроена современная индустрия походного туризма, которая тут же отреагировала на этот спрос, изучал «МК».

В укромном уголке дачного чердака нашлась ничуть не истлевшая за сорок лет байдарка «Салют», на которой — а вот и коробки слайдов! — предыдущими поколениями были пройдены бесчисленные километры по среднерусским речкам. Там же оказались брезентовый «абалаковский» рюкзак, полный набор походных котелков-канов и три «пионерские» палатки. Не то чтобы все это снаряжение предполагалось использовать в 2022 году, но детей загадочные вещи вдохновляли, а взрослых наводили на воспоминания.

Россия — страна с, возможно, наиболее развитыми и массовыми в мире традициями самостоятельных путешествий с рюкзаком (в этом смысле с нами могут поспорить скандинавы — у них тоже в каждом доме с традициями найдется в кладовке старая палатка). В постсоветские десятилетия эти традиции пережили глубочайший кризис: сначала, в хаосе девяностых, путешествовать по «малонаселенке» было во многих районах опасно, затем стали модными зарубежные туры. Сыграло роль и то, что устарела культура, которая рекламировала этот вид отдыха: бардовская песня и брезентовые штормовки с грубыми свитерами а-ля Хемингуэй категорически вышли из моды.

Однако сейчас практически все эти факторы практически перестали действовать. Безопасность практически повсюду на уровне (и вот теоретически пуганые московские туристы попадают на «страшный» Кавказ и млеют от гостеприимства). За рубеж, учитывая трудности с визами и отсутствие прямых рейсов во множество стран, а также кусачие цены, не наездишься, да и многие успели, где кто мечтал, побывать. А эстетика брезента вновь в тренде.

И значит, нет причин, если вы не против походных условий как таковых, не достать из кладовки — пусть не само снаряжение, но опыт и культуру спортивного туризма. Именно поэтому в этом году, по статистике торговой отчетности, палатки, спальные мешки и велосипеды покупают в 2,5 раза чаще, чем год назад. А продажи приключенческих туров — так называют такие походы туроператоры, которые, в отличие от советских времен, тоже включились в игру, — выросли в полтора раза от уровня прошлого года.

Зачем идете в гору вы

Нужно сказать сразу: для убежденных «комфортофилов» походный быт, и это проверено, не подходит и не подойдет никогда. Уж лучше дома, где всегда в наличии горячий душ и любимое кресло. Таких людей немало — но ведь не меньше и тех, кто в городе подспудно тоскует по «настоящей жизни», по приключениям и первооткрывательству. Так было, кстати, и в советские времена, когда «пижамники» добывали путевки в пансионаты и санатории, а «походники» охотились за железнодорожными билетами на Север.

— Я ходил в походы и каждое лето бывал на юношеских турслетах, сейчас с удовольствием хожу в походы с детьми, — рассказывает 39-летний Артемий Пушкарев. — Это редкая для нынешнего мира возможность почувствовать себя в настоящей мужской жизни, где полагаешься на свои силы, где от тебя многое зависит. В походе ты физически контролируешь происходящее вокруг тебя, моделируешь в рамках похода одну свою маленькую жизнь…

В отличие от обычных поездок к морю или на экскурсии по городам, туристический поход и подготовка к нему — это проект для всей семьи, включая детей, говорит Пушкарев. Придумать маршрут, собрать снаряжение, выстроить четкий план и график — это, согласимся, для детей совсем не то же самое, что сесть в такси и направиться в аэропорт «согласно купленным билетам». Недаром туризм с палатками называют не только «походным», но и «активным»: скучать тут не приходится.

— Установка палатки, костры, преодоление возникающих проблем — это интересно, это запоминается, — рассуждает собеседник «МК». — Есть тут и важный педагогический элемент: такой отдых позволяет научить детей взаимовыручке, работе в команде. Поэтому походные компании такие сплоченные.

При этом никто не отменял другие ключевые достоинства походов, особенно хорошо ощутимые в этом году. Например, то, что с палатками всегда можно дойти туда, где людей действительно мало. «Я всю свою жизнь организую отдых так, чтобы вокруг не было толп, — признается 43-летняя Ольга Синявина. — Лет 15 назад увлекалась автотуризмом по России, потому что в старинных провинциальных городках даже в музеях было почти пусто. Сейчас ситуация резко изменилась — в автотуризме уже лет пять-семь как очень многолюдно в любом стоящем месте. Поэтому мы три года назад семьей попробовали горные походы. И это оказалось то, что надо: речку всегда можно найти практически безлюдную».

А еще — ни на машине, ни на поезде, ни в дорогом речном круизе невозможно увидеть столько интересного. И не только увидеть, но и измерить шагами, потрогать. Например, ни одна дорога не соединяет столько совершенно разнородных ландшафтов, не делает такую «обзорную экскурсию» по пяти областям сразу, как река Клязьма, берущая начало под Солнечногорском, а потом, через 700 километров, впадающая в Оку. Ничто не даст такого ощущения крымской природы, как путешествие по яйлам — плоскогорьям полуострова, доступным только с рюкзаками. А например, по реке Нерль (притоку той же Клязьмы) можно пройти напрямую между двумя великими домонгольскими храмами Руси — Борисоглебским в Кидекше и Покрова на Нерли.

Делаем бизнес

Для тех, кто хочет попробовать — впервые или после многолетнего перерыва, — первым шагом, конечно, будет найти подходящую компанию. Дело это всегда было очень тонким, а сейчас все еще сложнее. Разные рабочие графики, требования, подходы к жизни… Поэтому раньше многие потенциальные походники быстро «отваливались», не найдя свою правильную компанию. Для тех же, кто находил, она становилась чаще всего основной ячейкой дружбы на десятилетия вперед.

Сейчас найти такую компанию — точно так же великое счастье, как и в прошлые эпохи. Но попробовать можно и без этого. Интернет полон объявлениями от организаторов походов в те или иные местности. Тут работают как настоящие фирмы (с юридическим лицом и названием), так и частные организаторы: это просто опытные походники, любящие тот или иной регион (либо не один) и хорошо его знающие.

— Много раз слышала, что обращаться в турфирму и платить деньги организаторам — это неспортивно и бездуховно, — рассказывает 27-летняя Анна Каргаполова. — Но вот я пошла, как говорится, по объявлению в поход в Крым, и это оказалась стопроцентно моя компания. Потом мы в этом же составе ходили и на Алтай, и на Камчатку. Так что неважно, где находишь своих людей, — главное, что находишь. А деньги платить все равно приходится — хоть сам организовываешь поход, хоть идешь с турфирмой…

— Если бы у меня был большой опыт самодеятельных походов, может быть, я бы решился самостоятельно их организовывать, — говорит Артемий Пушкарев. — Но пока что, во-первых, мало времени и сил на организацию, а во-вторых, особенно с детьми, идти в организованный поход намного проще. Поэтому я не настолько доверяю своим навыкам и предпочитаю организованную группу. Ведь если рядом люди с опытом и знанием региона, они с большей вероятностью могут избежать проблем или решить их. Может быть, когда-нибудь и я с радостью сам буду выступать организатором походов…

При этом, подчеркивает Пушкарев, Россия сейчас в наиболее выгодном положении с точки зрения походника: бурно растет рынок организованных походов, но все еще возможны полностью самостоятельные, как в советские времена, путешествия. В Европе, например, жесткие правила охраны природы и частная собственность на землю не дают туристам с палатками чувствовать себя вольно. «Мне нравится, что у нас сейчас доступен весь спектр форматов, — говорит собеседник «МК». — Хочешь — идешь дикарем с минимальными мерами безопасности, а хочешь — можно устроить все так, чтобы даже рюкзак не надо нести на себе».

Разница в стоимости между самостоятельной организацией и группой обычно не так уж велика. Скажем, «путевка» в велосипедный двухнедельный поход по Крыму от одной из опытных групп, куда можно присоединиться, обойдется в этом году в 25 тысяч рублей, не считая билетов на поезд, но включая билеты в музеи. Закупить все самостоятельно — выйдет примерно на 10 тысяч рублей дешевле. Но для многих возможность не заниматься оргвопросами самому стоит таких и даже еще больших денег.

— Организация — это отдельная работа, она не может быть бесплатной, — говорит Дмитрий Горохов, организатор фототуров (еще одно популярное направление походного туризма). — Начинал я как фотограф, которого сначала друзья, потом знакомые, а потом и малознакомые люди все время просили взять с собой и показать красивые места. Выходило каждый раз так, что поддержание группы «на плаву», психологический климат приходилось «вывозить» мне самому — на это тратился огромный ментальный ресурс. В результате я просто начал брать деньги — все стало понятней, а претензий, как ни странно, меньше. Моя выручка за фототур может быть и сто, и больше тысяч, но больше половины уходит на накладные расходы. В результате получается такая очень средняя зарплата, но зато ее я получаю за работу мечты…

У профессиональных туроператоров, решивших освоить новое направление, логика, конечно, другая. Под концепцию похода ищутся инструкторы, гиды, снаряжение —исходя из этих расходов и определяется цена. А иногда туроператор «на корню» покупает частного организатора и придуманный им поход, который отныне рекламируется фирмой и представляет собой «турпродукт». Минусы: не так душевно и немного дороже. Плюсы: для незнакомых людей гарантия от компании довольно важна.

Рюкзак — дело тонкое

Брезентовые рюкзаки и палатки, конечно, сейчас лучше оставить в семейном музее (если вы не реконструктор походного быта советских времен). Базовое снаряжение для вылазки в лес или несложного пешего похода продается в любом спортивном магазине (и даже в обычных гипермаркетах). И качеством оно, конечно, заметно превосходит советскую «снарягу»: палатки, рюкзаки и спальники легче и удобнее.

А вот узкопрофильное «железо» — велосипеды, плавсредства и, уж конечно, горное снаряжение — покупают (заказывают) по-прежнему в специальных точках. Можно и взять в аренду либо «стрельнуть» у опытных друзей-походников (некоторые ведь так и не прекращали отдыхать в таком жанре).

— Для первого, несложного опыта пеших или водных походов сойдут и «ашанопалатки», и «ашанорюкзаки», — говорит Дмитрий Горохов. — В горы спальник и палатка нужны сразу хорошие. К одежде тоже довольно жесткие требования. Обувь в горах — вообще вопрос не комфорта, а выживания. Поначалу почти все «побираются» у более опытных товарищей, если только новичок не готов сразу вложить несколько сот тысяч в снаряжение. Но со временем правильный арсенал снаряжения и одежды собирается.

Для каждого вида туризма — свой список снаряжения. Главное, что стоит помнить: городские спортивные костюмы, кеды и тому подобное годятся не более чем для пикника в лесу. «Когда я работал на спасательной станции в альплагере на Кавказе, самой частой нештатной ситуацией для нас была «группа в кедах», — вспоминает инструктор альпинизма Михаил Шахунский. — Очевидно, что если они вышли на маршрут без нормального снаряжения, да еще и не предупредив контрольно-спасательную службу, они почти неминуемо попадут в беду. Такие группы мы немедленно снимали с перевалов».

С современным снаряжением экстрима в походе куда меньше, чем двадцать лет назад, оценивает Артемий Пушкарев. «Туристическое снаряжение стало гораздо доступнее, — подтверждает он. — И возможности группы возросли. В том числе за счет связи, транспорта — того, чего просто не было тогда. Например, 25 лет назад на Селигере мы, школьники от 11 до 17 лет, как-то застряли на одном из островов из-за шторма. Тогда у нас не было мобильной связи, а билеты на поезд были куплены заранее. И вот руководитель группы вынужден был около 20 километров в бурю добираться до точки связи, чтобы вызвать спасателей и предупредить родителей школьников. Сейчас, при наличии почти везде мобильной связи и Интернета, такой проблемы бы не было».

Аналогично легче стало и с обеспечением продуктами. «В детстве мы ходили в походы на байдарках с огромными запасами продуктов, оставляли много еды на последних стоянках, просто потому, что купить еды по дороге было нельзя, — вспоминает Ольга Синявина. — Сейчас почти в любой деревне можно закупить или докупить продукты, решить другие базовые вопросы».

Для многих туристов с ненормированным рабочим графиком оказывается важным иметь возможность удаленно включаться в рабочий процесс даже из палатки и от костра. «Чаще всего люди спрашивают, есть ли стопроцентное покрытие мобильной связью, — говорит организатор фототуров Дмитрий Горохов. — Потому что полностью уйти в отпуск по всем проектам теперь большая роскошь. И многие могут вырваться только с ноутбуком под мышкой».

Что по безопасности

Еще один часто возникающий вопрос: как там с местными? Для многих боязнь бандитизма или просто агрессии со стороны жителей была в 90-е годы решающим аргументом, чтобы перестать ходить в походы. В этом смысле сейчас многое изменилось — хотя и не всё.

— Когда впервые ехала с группой в Дагестан, все крутили у виска: мол, там же опасно! Это же Кавказ! — рассказывает 42-летняя Елена Шишкина.— Оказалось, ничего подобного. И Дагестан, и Чечня очень дружелюбны, если идет группа со знающим руководителем. Другой вопрос, что многие люди там занимаются бизнесом, поэтому от группы москвичей они, конечно, ждут возможности заработать. Люди там часто бедные. Но ауры опасности, которая бы от них исходила, я не почувствовала.

— Все просто: нужно вести себя так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой, — говорит Дмитрий Горохов. — Если снимаешь людей — спроси, не против ли они. Прежде чем зажигать костер на частной земле, спроси хозяина. Не надо в мусульманском регионе демонстративно пить водку (на самом деле — нигде не надо), не надо ходить как на пляже, если ты не на пляже… Простейшие же правила вежливости! Но, к сожалению, их приходится еще раз объяснять очень многим.

При этом на форумах, посвященных турпоходам, периодически рассказывают о страшных случаях, происходящих в некоторых регионах. Самодеятельный турист может стать жертвой случайного ДТП (особенно это актуально для вело- и мототуристов), а также грабежа — тут пальма первенства у автотуристов. Дурной славой тут пользуются прежде всего зауральские регионы (Алтай, Тува и некоторые другие).

Впрочем, вероятность пострадать от криминала в походе по России, пожалуй, не больше, чем быть обокраденным карманником в Риме или ограбленным в Нью-Йорке. Для минимизации этой вероятности есть очевидные приемы — в частности, не стоять с палатками вблизи деревень и поселков, где могут быть пьяные и агрессивные люди. Не иметь (это уже рекомендация для ряда регионов, где коренные жители особенно нестойки к алкоголю) при себе выпивки и уж точно не употреблять при местных.

И — тут уж совет универсальный — не держаться как «москвичи» в худшем смысле слова, то есть претенциозно и надменно, без понимания обстановки и людей вокруг. Вот это действительно важно. И этому походы с палатками в любое время учат в полной мере.

Антон Размахнин

Источник

Также в рубрике