USD: 60.1482
EUR: 67.1495

Как ВВЦ вновь превращается в ВДНХ?

Проект превращения ВВЦ обратно в ВДНХ будет стоит 60 млрд рублей, а в ближайшее время новый собственник — Москва — обещает вложить в реконструкцию памятников 13 млрд.

Текст: Ксения Медведева
Как ВВЦ вновь превращается в ВДНХ?

Что будет и чего не будет с памятной московской территорией?

На этой неделе ВВЦ-ВДНХ уже посетили мэр Сергей Собянин и министры столичного правительства — глава департамента культуры Сергей Капков и руководитель департамента культурного наследия Александр Кибовский; их сопровождали историки и архитекторы, а также журналисты.

Напомним, в январе 2014 года ВВЦ был передан в собственность Москве: городу достались почти 240 гектаров аллей, садов, рощ и 49 объектов культурного наследия — зданий, сооружений и планировок бывших павильонов Выставки достижений народного хозяйства. После завершения процедуры передачи за ВВЦ принялись всерьез: сменилось руководство (новым гендиректором стал Владимир Погребенко из Москомимущества, а его замом — Екатерина Проничева из Минкульта), старую, разработанную еще в 2010 году концепцию развития территории, кажется, окончательно отменили, а сам ВВЦ решили переименовать обратно в ВДНХ.

Памятник времени

ВДНХ — это памятник того времени, когда прекрасное могло быть только большим, общее превалировало над частным и все были уверены, что построенное — это навсегда. Здесь огромные открытые асфальтированные пространства, величественные здания. Выставка достижений строилась для демонстрации мощи и величия совнархоза, поэтому если фонтан — так на каждом шагу, если дерево — так целая роща, а если водоем — чего мелочиться, сразу каскад.

Апрельская весна 2014 года подарила Москве очень переменчивую погоду. В тот день у фонтана «Дружба народов» было пустынно и серо, по огромной центральной аллее ВВЦ лихо резкими порывами проносился ледяной ветер. Но и тогда нашлись ценители если не достижений хозяйства, то архитектуры ХХ века — поклонники советского конструктивизма и модернизма, кутаясь в в пальто, восхищались ажурной ротондой павильона «Узбекистан». Сам памятник, правда, время не пощадило, а люди не помогли ему сохранить первоначальный вид: стены облупились, плитка обвалилась, а деревья выросли прямо на архитектурном сооружении.

Совсем в других условиях, под нормальном весенним солнцем, проходила через несколько дней прогулка с московскими управленцами. На ВДНХ же развернулись строительные работы: старый асфальт снимали и клали новый, сносили временные павильоны ресторанов и кафе, чистили фонтаны, вскапывали клумбы. Десятки грузовиков и сотни рабочих осваивали новое для столичного правительства пространство. Заместитель гендира ВДНХ Екатерина Проничева пообещала, что на территории Выставки будет действовать стандарт, единый для всех московских парков. Что значит, что ВВЦ сделают таким же удобным и приятным, как Парк Горького или Сокольники.
Достижение народной торговли

Но ВДНХ — это далеко не просто парк. Ирина Трубецкая показала план Выставки 1939-1954 годов — то есть того времени, считающемуся «золотой» эпохой, — по которому в 1993 году составляется реестр памятников культуры. Правда, вошло в этот реестр меньше 50 объектов, среди которых половина — павильоны, а остальное — пруды, фонтаны и другие элементы ландшафта.

На центральной аллее, рассказала Трубецкая, охраняется практически все. Именно поэтому парадная часть на различных планах развития ВДНХ остается нетронутой: здесь можно только реставрировать, а строить нельзя. Впрочем, и на центральной аллее есть свои проблемы. Так, павильон «Молдавия», который выходит фасадом на фонтан «Дружба народов», почему-то в реестр памятников не попал. А это значит, что его можно и снести, и реставрировать не надо.

Базар в сталинских интерьерах 

Как рассказала куратор «Архнадзора», «Металлургию» передали Казахстану по программе передачи павильонов ВДНХ странам СНГ — в аренду за 1 рубль в год за квадратный метр. Казахстан, конечно, будет реставрировать свой павильон, но при этом снимет фасад, под которым прячется здание более ранней архитектуры. А вот стоит ли это делать — экспертов не спрашивали.

Под фасадами 1960-х годов находятся сооружения более ранней архитектуры Под фасадами 1960-х годов находятся сооружения более ранней архитектуры

Кибовский предлагает зайти внутрь павильона «Вычислительная техника». Там уже убрали торговлю, снесли пластмассовые перегородки, и теперь бывший «Азербайджан» похож на восточный дворец с тонкими колоннами с изящными капителями и затейливой резьбой на стенах и потолке. Для эмоционального констраста министр ведет всех в соседний павильон «Радиоэлектроника», где торгуют фототехникой, косметикой, китайской едой.

Павильон «Беларусь» реставрируется по межгосударственному договору Павильон «Беларусь» реставрируется по межгосударственному договору

У одного из самых красивых павильонов — «Украина» — все задерживаются. Видно, что с ним не все в порядке. Ирина Трубецкая рассказывает, что этот павильон вызывает у архактивистов большую тревогу: в отличие от ближайших зданий, оно сейчас не эксплуатируется и просто разрушается. Как говорят сотрудники ВВЦ, договор об аренде именного павильона Украина еще не подписала. А Сергей Капков объясняет, что Москва с ним ничего делать не может, так как вот как раз он находится вне ведения городских властей. Кибовский немного расстраивается, но оптимизма не утрачивает и ведет всех вперед — в «Космос».

У «Космоса» купол, по выражению министра культурного наследия, как у «константинопольской Софии». Красивая уточненная конструкция, впрочем, в упадке: стеклянные вставки в куполе разбиты, под ним летают голуби. В «Космосе» царят весенний холод и продают саженцы. Кибовский с Капковым рассуждают между собой, что это, кажется, самый сложный павильон для реконструкции. Несколько лет назад корпорация «Росатом» хотел устроить здесь музей, но отказалась от этой идеи из-за дороговизны реставрации. Капков подтверждает: Росатом займет другой павильон — правда, есть информация, что ни один из существующих корпорацию не удовлетворил, и «Росатом» собирался открывать музей в новом здании, но все равно на территории ВДНХ. Кибовский на вопрос о планах «Росатома» резко заявляет, что ничего на территории Выставки строить нельзя.

Чудеса строительства

Ирина Трубецкая указывает на место, где возводится самый большой в Европе океанариум. Стройплощадка окружена забором, тяжелые грузовики успели накатать на разбитой дороге глубокие колеи. И рядом с этим бурлением — за таким же забором — уникальное архитектурное сооружение «Зеленый театр». Когда-то это был летняя эстрада, на сцене которой для посетителей Выставки играл, к примеру, джаз-ансамбль Леонида Утесова. Сегодня здесь никто не выступает, а над забором выглядывают две готические башни и баллюстрада с воздушной галереей арок. С театром сегодня ничего не происходит, и он понемногу зарастает кустами. «Как же так — на стройку океанариума у администрации Выставки деньги есть, а на реставрацию памятника культуры нет!» — восклицает Ирина Трубецкая.

Впрочем, возмущение архактивистов вызывает даже не это. Дело в том, что ВВЦ — часть особо охраняемой территории «Природно-исторический парк «Останкино» и имеет номер 302Б. А на таких территориях, согласно Земельному кодексу, можно построить разве что домик для уток. Ирина Трубецкая приводит в пример здание нового выставочного павильона у северных ворот ВДНХ. Форма у него странная, изогнутая — потому, объясняет куратор «Архнадзора», что фасад павильона проходит четко по границе охраняемой территории. Ну, то есть при Лужкове постеснялись перейти границы памятника, а после Лужкова — не постеснялись.

Сергей Капков на вопрос, видел ли он проект океанариума, отвечает, что этот вопрос в компетенции нового генерального директора. Но Владимир Погребенко в этот момент для комментариев недоступен.

На территории ВДНХ есть и другие стройки. Далеко от океанариума ходить не надо: куратор «Архнадзора» показывает еще один огороженный забором тихий уголок ВДНХ. Когда-то здесь было красивейшее кафе «Лебедь» с затейливым резным фронтоном. Потом здание каким-то образом перешло в частные руки — при этом продолжая разрушаться.

Однажды владелец все же решил перестроить кафе. Исторические фронтоны аккуратно сняли, пообещав, что повесят их на новое здание. Вот только новострой оказался в два раза больше прежнего кафе и куда на нем прилепят фронтоны с лебедями — сложно сказать. Получившееся строение совсем не похоже на бывшее кафе «Лебедь».
На чем все успокоятся

На территории ВДНХ есть не только шедевры архитектуры и памятники культуры. Всего здесь насчитали более 600 строений. Среди них очень много самостроя и зданий с сомнительным правом на собственность. Что будут с этим делать, объяснил Сергей Капков: «Владимир Погребенко в Департаменте городского имущества города Москвы много имел дела с этими, будем их так называть, «пользователями». Он знает, что делать».

По его словам, ликвидацией рынка возле Лужников напрямую занимался именно Погребенко.

Историк архитектуры Анна Броновицкая спрашивает Александра Кибовского, будет ли меняться статус ВДНХ на достопримечательное место (этот статус формально разрешает строительство новых зданий). Министр сообщил, что такие проекты были, они обсуждались, но так и не были приняты.

«Сейчас приоритетно говорить о ВДНХ как об архитектурном ансамбле», — заключил он. Этот статус убережет его от нового строительства, а реставрацию и восстановление, наоборот, разрешит. Задаем вопрос о том, как будет создаваться и реализовываться концепция развития ВДНХ. Оказывается, это еще не известно.

«Мы еще не знаем, будет ли это конкурс или привлечем каких-то определенных подрядчиков», — говорит Сергей Капков. По его словам, на разработку концепции требуется не меньше года. Пока же территорию просто приведут в порядок.

Броновицкая отмечает, что некоторые здания находятся в аварийном состоянии и могут не дождаться реставрации. В ответ глава Москомнаследия заверяет, что в ближайшее время на территории ВДНХ будет действовать техническая программа по сохранению памятников архитектурного наследия. Это значит, что зданиям не дадут рухнуть на голову прохожим.

Всего же на реставрацию власти города готовы потратить 13 млрд рублей. А на все работы по развитию территории потребуется, по предварительным оценкам, 60 млрд. рублей. Таких денег у Москвы нет, так что власти будут искать инвесторов. А вот механизм привлечения частных денег и условия пока не ясны.

Также в рубрике

Мы не знаем, сколько звездам кладут в конверты. Зато знаем, на какую сумму они могут поесть на гастролях.

 0

Как общественную уборную превратили в крупнейший бизнес-центр

 0
Комментариев нет. Станьте первым!