USD: 59.3612
EUR: 69.7197

Плато Путорана, Красноярские столбы и Сочинский парк: как сделать экотуризм прибыльным

Плато Путорана, Красноярские столбы и Сочинский парк: как сделать экотуризм прибыльным

Несмотря на кризис, туристический поток в отечественных заповедниках и национальных парках не уменьшился, а кое-где даже вырос. Однако по развитию внутреннего туризма Россия по-прежнему заметно отстает от многих других стран. Как изменить ситуацию и превратить экологический туризм в бизнес, выгодный всем? Эксперты предлагают несколько ответов.

По данным Минприроды, за последние пару лет посещаемость российских заповедников и национальных парков выросла почти на 10% и по итогам 2016 года достигнет 8,8 млн человек. В ближайшие годы приток посетителей в особо охраняемые природные территории (ООПТ) продолжит расти: Сочинский национальный парк ожидает увеличения туристического трафика с 776 тыс. до 1,1 млн человек в год, Тебердинский заповедник — с 300 тыс. до 500 тыс. человек, Хвалынский заповедник в Саратовской области — с 76 тыс. до 180 тыс. туристов. Но если сравнить эти показатели с посещаемостью национальных парков в странах с развитой культурой экотуризма, картина предстанет печальная. Например, по итогам 2015 года только национальные парки США посетили более 305 млн человек. В чем же причина неразвитости экотуризма в России?

Закон и порядок

С 2011 года Минприроды активно финансировало развитие российских заповедников и национальных парков, выделяя на нужды ООПТ миллиарды рублей в год. Во многих парках были построены гостиницы, визит-центры, обустроены экологические тропы. По словам экспертов, именно благодаря росту финансирования отечественным заповедникам удалось привлечь больше посетителей.

Однако некоторые проблемы быстро решить не удастся.

По словам генерального директора компании «Центр экологических путешествий» Татьяны Калишевской, отсутствие массового спроса на туры в заповедники и национальные парки объясняется относительной молодостью этого направления туризма в России. Экологический туризм в России до сих пор удел избранных.

«В нашей стране экологическим туризмом интересуются люди, которые уже побывали во многих странах и хотели бы разнообразить свои путешествия. Как правило, это люди с достатком выше среднего, — говорит Татьяна Калишевская. — В Европе и США до экологического туризма “дозрели” люди из совершенно разных классов общества — среди наших иностранных туристов попадаются люди рабочих специальностей, медсестры..»

Недостаточная законодательная поддержка, слабая инфраструктура, отсутствие внятной концепции экотуризма, суровый климат — все это вносит свою лепту и увеличивает стоимость внутреннего туризма до такого уровня, когда он перестает быть доступным среднему обывателю.

Фото: Александр Антонов; Денис Симонов
Фото: Александр Антонов; Денис Симонов

Плато Путорана

В пятидесяти километрах от Норильска расположен уникальный природный комплекс — плато Путорана, «неприступная сибирская красота», как называют заповедник в путеводителях. На территории высокогорного плато, входящего в список природных чудес ЮНЕСКО, находится 25 тыс. озер, уступающих по запасам пресной воды только Байкалу, и самый высокий водопад в России — Тальниковый, с высотой падения воды более 600 метров.

Генеральный директор компании «Путорана Тур» Олег Крашевский отмечает высокий интерес туристов из других регионов к плато. Туристов не останавливают даже высокие расценки (а ведь этим летом стоимость 10-дневного тура превышала 90 тыс. руб. на человека при групповом размещении). Причину высоких цен Крашевский объясняет просто.

«Плато находится в труднодоступном месте: летом до него можно добраться на катерах, а в холодное время года — на снегоходах или вертолетах, поэтому доставка людей, продуктов, не говоря уже о стройматериалах, обходится владельцам турбаз недешево, — объясняет Крашевский. — Например, стоимость перевозки 1 кг груза на вертолете сейчас составляет 45–55 руб. Кроме того, из-за погоды туристический сезон здесь короткий — всего четыре месяца. В отличие от заповедников в южных или центральных регионах страны, мы не можем привлекать туристов круглый год».

Из-за дороговизны перевозки местные жители путешествуют на плато в летнее время, когда до него можно добраться на катерах. Однако предприниматель не унывает и прилагает усилия для их привлечения туристов со всей России: работает с тремя крупными туроператорами, ездит на специализированные выставки, построил гостиницу на 40 номеров.Организованное недавно администрацией Норильска совместно с «Норникелем» «Агентство развития Норильска», среди прочего, ставит своей целью развитие туризма в регионе. В целомувеличение турпотока из-за рубежа стало новой надеждой для развития экотуризма не только на плато Путорана, но и по всей стране.

Фото: Александр Антонов; Денис Симонов
Фото: Александр Антонов; Денис Симонов

Единая концепция и единое управление

Еще одна проблема — отсутствие единого органа управления всеми ООПТ. С 2009 года основными заповедниками и национальными парками управляет Минприроды, однако централизованный процесс решения хозяйственных вопросов занимает много времени.

«В странах с развитым экотуризмом (США, Канаде, Австралии, странах Южной и Восточной Африки) управлением национальными парками занимаются специализированные государственные службы — аналоги федеральных агентств в России, — говорит в одном из своих интервью заслуженный эколог России Всеволод Степаницкий. — Наша страна более 60 лет развивает федеральную систему ООПТ, но у нас нет адекватного органа управления, который должен решать организационные, финансовые, кадровые, природоохранные проблемы и отвечать за конечный результат их решения».

Кроме того, существуют законодательные ограничения при организации экотуризма. Они касаются мест для строительства гостиниц, ограничения потока посетителей по маршрутам, площади заповедника, которую можно использовать для туризма.

«Сейчас это конфликтная сфера, требующая анализа по каждой ООПТ, — говорит заместитель директора по научной работе Приокско-Террасного государственного заповедника Юрий Буйволов. — К счастью, актуальность ограничений и запретов высокая только для отдельных территорий, таких как наш заповедник, Сочинский национальный парк, заповедник Столбы под Красноярском и ряда других. Большинство “битв” в этой области происходят именно на конкретных объектах. Это, можно сказать, бои местного значения, скорее предупредительного характера, которые направлены на предотвращение возможного негативного эффекта в будущем, а не сейчас».

Инвесторы, которые хотели бы развивать свой бизнес на территории национального парка или заповедника, вынуждены проходить громоздкую процедуру оформления лицензионных документов и аренды земли. Опять же, во многих национальных парках отсутствует инженерная инфраструктура для строительства объектов, поэтому у предпринимателей нет четкого представления о том, сколько денег придется вложить, скажем, в строительство гостиницы или ресторана, какой доход бизнес принесет и через сколько лет инвестиции окупятся.

«Доход от туризма в России никто толком не считал, мы не США или Европа с Японией, где каждый цент вложений пересчитали, — объясняет Юрий Буйволов. — В нашей стране считают доход для госучреждений, но при этом редко оценивают расход бюджетных средств. Есть проблемы и с подсчетом посетителей. И особый вопрос, какую выручку от экотуризма получает регион в целом, включая перевозку, размещение, питание и туристов».

Фото: Александр Антонов; Денис Симонов
Фото: Александр Антонов; Денис Симонов

Проблема — сами туристы

Неприятностями для заповедников грозит увлечение граждан неэкологическими видами туризма, которые приводят к загрязнению окружающей среды. В процессе забывается и сама концепция природного познавательного отдыха. Сейчас в Сочинском, Приэльбрусье, Нечкинском национальных парках развивается горнолыжный туризм, в Валдайском, Прибайкальском, Тункинском заповедниках функционируют дома отдыха, санатории и кемпинги. Продвигаются проекты фешенебельных отелей, отдыха со спортивной охотой, казино.

«Экотуризм в широком смысле — это природоориентированный познавательный туризм. Он пока не достиг должной популярности в России. В легкодоступных заповедниках и парках поток посетителей порой настолько высок, а поведение их настолько небрежно, что страдает весь природный комплекс», — говорит Буйволов.

Вопреки широко распространенному мнению о том, что заповедникам вредит расположенное поблизости производство, экологический вред от него обычно невелик. Куда больший ущерб заповедникам могут нанести сами туристы.

Сегодня бизнес и местные власти готовы инвестировать в развитие регионов. Поездки даже в труднодоступные российские заповедники стоят затраченных усилий: зачастую туристы оказываются единственными гостями на многие километры вокруг. Впечатления, которые дарят такие визиты, уникальны и незабываемы. Однако для устойчивого развития экотуризма требуется уважение к природе со стороны гостей, напоминают сотрудники заповедников.

Фото: Вячеслав Шут; Максим Шаповалов
Фото: Вячеслав Шут; Максим Шаповалов

Пути развития

По словам экспертов, в данный момент высоким потенциалом роста числа туристов обладают национальные парки, имеющие определенные конкурентные преимущества.

Во-первых, это расположение в регионах, где развит традиционный туризм. К подобным местам относятся Сочинский национальный парк с всесезонным курортом «Роза Хутор», который можно назвать «визитной карточкой» России, нацпарк «Лосиный остров», заповедники Северного Кавказа, «Кивач» в Карелии.

Во-вторых, важно, чтобы в парке были уникальные природные объекты. В качестве примера можно привести Куршскую косу в Калининграде, внесенную в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, заповедник «Шульган Таш» в Башкирии, где расположена одна из самых известных в мире карстовых пещер — Капова, с наскальной живописью эпохи палеолита, уже упоминавшееся плато Путорана, на территории которого расположен, среди прочего, географический центр России (озеро Виви). Еще один уникальный  заповедник «Пасвик» находится в долине реки Паз у российско-норвежской границы. В настоящее время здесь идет строительство визит-центра. На территории заповедника выходят на поверхность древнейшие горные породы и растут самые северные в Европе сосновые леса, в местных водных угодьях водится большое количество птиц, а ряд местных пещер хранит следы пребывания людей каменного века.

В-третьих, прекрасно, если есть возможность увидеть диких зверей. В зарубежных парках один из неотъемлемых элементов экологического туризма — демонстрация посетителям диких животных в естественных условиях. По словам замдиректора Тебердинского заповедника Джамала Текеева, на рост туристического трафика повлияло не только улучшение туристических маршрутов и открытие информационного визит-центра, в котором проходят виртуальные туры по заповеднику, позволяющие привлечь низкомобильную аудиторию — инвалидов и пенсионеров, но и демонстрационные вольеры, где размещаются 22 вида различных диких животных.

Фото: Вячеслав Шут; Максим Шаповалов
Фото: Вячеслав Шут; Максим Шаповалов

В-четвертых, доступ к финансированию. По словам Татьяны Калишевской, дальнейшее развитие туризма в заповедники и национальные парки будет зависеть от объема их финансирования. Глава Минприроды Сергей Донской пообещал, что постарается сохранить прежние объемы, несмотря на кризис. В 2015 году государственные расходы на ООПТ составили 6 млрд рублей.

Наконец, важным стимулом для развития экотуризма в России могли бы стать законодательные изменения. Эксперты говорят о необходимости создания специализированного Федерального агентства по особо охраняемым природным территориям, уполномоченного осуществлять государственное управление в этой сфере.

Справка. Сейчас в систему особо охраняемых природных территорий России входят 103 государственных природных заповедника, 50 национальных парков и 61 государственный природный заказник, в сумме занимающие 2,8% общей площади территории страны. По данным Минприроды, до конца 2020 года чиновники запланировали создать в России еще девять заповедников, 12 национальных парков и два федеральных заказника.

Источник: snob.ru

Также в рубрике

Они просят субсидировать полеты интуристов в Россию

 0

Положительные сдвиги отмечают и туроператоры

 0