USD: 63.5653
EUR: 70.4558

История одной усадьбы: имение дворянского рода Молоствовых в Тетюшах

История трагической любви последних хозяев сельской дворянской усадьбы Долгая Поляна в Татарстане

История одной усадьбы: имение дворянского рода Молоствовых в Тетюшах

Одна из немногих сохранившихся в изначальном виде на территории бывшей Казанской губернии сельская дворянская усадьба находится рядом со старинным городком Тетюши, на высоком берегу Волги. Это усадьба Долгая Поляна дворянского рода Молоствовых. В роду этом бывали герои войн, губернаторы, музыканты, литераторы и ученые. Они дружили с Жуковским, Пушкиным, Далем, Баратынским, Толстым, Горьким и даже с Гете. Но настоящей легендой стала жизнь последних дореволюционных хозяев Долгой Поляны — Владимира и Елизаветы Молоствовых, которые решили превратить доставшееся им в наследство имение в нечто вроде рая на земле. И отчасти им это удалось. Своими материалами об истории места и его последних хозяев делится постоянный автор «Реального времени».

Ведут происхождение от татар

Молоствовы — это древний дворянский род, ведущий свое происхождение из татар, пишет в своей работе кандидат исторических наук Светлана Фролова. Впервые представители рода Молоствовых поселились здесь в XVIII веке. Они были крупными земле- и душевладельцами, среди них — видные представители как на военной, так и на гражданской службе, отличились в Отечественной войне 1812 года. Молоствовы занимали важные и престижные должности уездных и губернских предводителей дворянства. По воспоминаниям современников, «семья Молоствовых пользовалась большим уважением в Казани и представляла собой ядро старой аристократии, или старожилов Казанской губернии». Молоствовы были в родстве и поддерживали дружбу с видными представителями интеллектуальной элиты России, были знакомы с Пушкиным, Жуковским, Толстым, Далем и Гете.

Земля, на которой возникла деревня Долгая Поляна, была пожалована Молоствовым в середине XVII века. Но до начала XIX века она оставалась пустошью: длинное, протяженное поле без посева, окруженное лесом, впоследствии получило говорящее название Долгая Поляна. Первые усадебные постройки появились здесь в 1870-е годы. А расцвела Долгая Поляна, когда в 1903 году в наследство вступил Владимир Молоствов (1859—1918). Здесь он создает свое «фамильное гнездо».

Владимир — выпускник Пажеского корпуса, служил в лейб-гвардии в Преображенском полку. Разочарование службой, желание найти себя в этом мире привели его к мысли о путешествии по Востоку, которое он совершил в течение трех лет, пройдя пешком Сирийскую пустыню. Затем работал в дворянском и крестьянском земельных банках, а после отставки стал уездным предводителем дворянства Тетюшского уезда. Двенадцать лет он был первым лицом в уезде: в его руках была сосредоточена довольно большая власть, он мог влиять на многие события в жизни помещиков губернии.

Молоствовы были крупными земле- и душевладельцами, среди них — видные представители как на военной, так и на гражданской службе, отличились в Отечественной войне 1812 года

Владимир всегда проявлял себя как практичный хозяйственник, открытый передовым технологиям и новым идеям. Ратует за просвещение: открывает в уезде избы-читальни, земские училища, ремесленную мастерскую, аптеки, больницы… Он понимал, что пришла новая эпоха и нужны машины, техника, новые источники сырья. Под его началом планировалось построить канатный подъемник через Волгу, проложить железную дорогу. Он проводил заовраживание, разработал первое нефтяное месторождение в Татарстане.

Но неверно было бы считать этого человека просто крепким хозяйственником. Все его действия были основаны на идеалах, подпитываемых любовью к искусству и наукам. Именно это качество сблизило его уже в возрасте 40 лет с 18-летней Елизаветой Бер — дочерью действительного статского советника, члена Казанской судебной палаты. Она получила хорошее образование: экстерном сдала экзамены по программе реальной гимназии, училась во Франции и Италии, совершенствуясь во французском, немецком, английском и итальянском языках. Вернувшись из-за границы, преподавала в основанной ее матерью женской воскресной школе Нижнего Новгорода.

Влюбленные обвенчались в сентябре 1899 года в Покровской церкви Казани и вскоре навсегда переехали в Долгую Поляну. Там, думали они, их самые смелые проекты найдут конкретное применение и не будут оторваны от земли. Они поставили перед собой благородную и возвышенную цель — превратить свое имение в эталон гармонии природы и деятельности человека.

Елизавета Бер получила хорошее образование: экстерном сдала экзамены по программе реальной гимназии, училась во Франции и Италии

Как рассказывают старожилы, Владимир долгое время готовился к приезду жены. Он не знал, каким путем приедет его избранница — водным или пешим. Поэтому он высадил сразу две аллеи из лиственниц: с востока на запад и с севера на юг от усадьбы. В каждой — ни много ни мало 460 деревьев редкой породы, привезенные с севера страны. Сегодня этим аллеям более ста лет, и это единственные в России аллеи из лиственниц протяженностью более четырех километров. Никто не знает, по какой аллее приехала Елизавета. Но говорят, что это произошло в сумерках, и Владимир установил керосиновые лампы со стеклянными колпаками вдоль аллеи.

Вообще, Молоствовы любили увековечивать памятные даты в природных памятниках. Например, и сегодня у входа в их дом растет гигантская горно-алтайская ель, посаженная отцом Владимира к 30-летию супружеской жизни как символ крепости семейных уз. Это самое знаменитое дерево в Татарстане.

«Здесь я нашла покой, какого не знала прежде»

Сельская дворянская усадьба в России — особое явление. «Это не только место жительства рода. Это уникальное социальное, историко-культурное, психологическое, эстетическое явление русской жизни. Возникнув как жилой и хозяйственный комплекс, «дворянская усадьба» постепенно становилась архитектурно-парковым и культурным центром. Не стала исключением и усадьба Молоствовых в Долгой Поляне», — рассуждает Фролова.

Переезд на постоянное жительство в Долгую Поляну стал поворотной вехой в жизни Молоствовых. В своем первом письме Льву Толстому в 1904 году Елизавета так писала об этом: «Я четыре года замужем. Мы всегда жили по зимам в городе, а мой муж служил, хотя не любил службы и мечтал о сельском хозяйстве. А я, благодаря Вам, стала сознавать все более и более, насколько городская жизнь вредна и бессодержательна. И мы решили бросить ее и переехали в деревню. Здесь я нашла тот покой, которого не знала прежде, здесь проще, радостнее и, несмотря на самые разнообразные занятия, есть время читать и думать».

Гигантская горно-алтайская ель — самое знаменитое дерево в Татарстане

Само по себе имение Долгая Поляна расположено в богатом природном месте. А стараниями Молоствовых, которые слыли хорошими агрономами, селекционерами и ландшафтными дизайнерами, оно превратилось в то, что сегодня является государственным природным заказником. Он знаменит своими экологическими тропами, лесными массивами из дуба, клена, вяза, ясеня и занесенными в Красную книгу Татарстана редкими видами растений, животных, птиц и насекомых. Елизавета изучала географию и историю, была членом географического общества при Казанском университете, сотрудницей местной метеорологической станции, исследовала флору Татарстана. Семена различных цветов, саженцев деревьев и кустарников в имение привозили по ее заказу со всего мира. Она поддерживала цветники с розами, высаживала кусты жасмина, ухаживала за оранжереей с диковинными растениями (до пяти сотен кадок!).

Дом с башенкой

В 1907 году семья въезжает в новый каменный дом вместо старого деревянного. Построили его Молоствовы на высоком месте, там, где начинается долгий спуск к Волге и открывается широкий вид на реку. «Особняк Молоствовых напоминает средневековый замок в миниатюре и представляет собой двухэтажное прямоугольное в плане здание. Первый этаж обработан рустом, второй этаж — пилястрами. Левый торцовый фасад решен в виде башенки под шатровой крышей. Дом представляет собой памятник архитектуры периода эклектики с элементами псевдоготики», — замечает Фролова.

Дом кажется простым лишь на первый взгляд, он полон секретов. Например, из его окон Молоствовы могли видеть огни в доме родственников в селе Три Озера на противоположном берегу Волги. «Они ничего не делали бездумно, каждая часть дома продумана. Например, готическая башенка с круглым иллюминационным стеклом. Между шпилем башенки и вторым этажом существовала промежуточная комната. Там Елизавета занималась сводкой фенологических наблюдений, она отмечала прилеты птиц, появление почек. Там у нее стояла какая-то оптика, — рассказала директор музея истории Тетюшского края Наталья Понедельникова. — Особняк построен по всем канонам человека нашего времени. Владимир привозит немецкую динамо-машину, насос. В доме был электрический свет, горячая вода и ванна. Тогда это было внове, да и сегодня мы до сих пор разбираемся, как работала эта система! В доме не найдете печей, только камины, но он хорошо отапливался — дымоходы были встроены в стены, а топка находилась в подвале: горячий воздух поднимался снизу и отапливал дом. Владимир также обустроил верхний пруд, выложил дно деревянным настилом, чтобы Елизавета могла купаться и ее ноги не погружались в ил».

Особняк Молоствовых напоминает средневековый замок в миниатюре 

На первом этаже находились гостиная, столовая с выходом на террасу, библиотека, соединенная с зимним садом. На втором этаже располагались жилые комнаты (спальни, гостиная, ванная, кабинет). Туда ведет деревянная лестница, перила которой поддерживали резные балясины. Эта лестница сохранилась до наших дней, и ступеньки на ней такие частые, что подниматься можно только мелкими шажками. И это тоже не случайно: именно так и положено было ходить дворянке, не поднимая ногу от пола выше 10 сантиметров. Высокие потолки — почти четыре метра высотой, дубовый паркет, каменные камины… «Дом очень основательно стоит на швеллерах. Молоствов уникальным образом выбирал кирпич для дома. Привозили подводы, кирпичи замачивались в воде на сутки. Если после этого кирпич разваливался, то заворачивали всю подводу — не нужен был такой кирпич. Поэтому этот дом стоит до сих пор. Кладка очень крепкая, порой встречается даже церковная кладка», — поясняет Понедельникова.

Согласно описи имения за 1911 год, на территории усадьбы были расположены: двухэтажный каменный дом, каменная кухня, одноэтажный деревянный флигель, каменная изба с квартирой приказчика, молочная изба, три погреба, два амбара, молотильная сушилка, два коровника, телятник, три конюшни, каретник, дачный флигель, кухня, прачечная, изба лесного сторожа, три бани.

Яблоневый сад и книги

За домом, по склону холма, Молоствовы разбили сад из более чем пятисот яблонь. Он террасами сходил к Волге. Особой гордостью сада считался каскад из прудов, питающихся родниками, расположенными на разных уровнях. Вода переливалась из одного пруда в другой по желобам и поступала непосредственно в поливочную яму. В этих прудах Молоствовы разводили форель. Был в имении и винокуренный заводик, на котором в зимнее время работали крестьяне, перерабатывая плодово-ягодную продукцию.

Своих детей у Молоствовых не было. Но Елизавета обучала крестьянских детей, помогала местным жителям. Крестьяне очень любили «барыню», об этом свидетельствуют воспоминания старожилов, собранные музейщиками в 1990-е годы. Елизавета поддерживала и одобряла активную деятельность мужа как предводителя дворян уезда. Тоже желая приносить пользу обществу, она обратилась за наставлениями к Льву Толстому, написав ему письмо. Он откликнулся и между ними завязалась переписка. В 1905 году Елизавета посетила Ясную Поляну. После той встречи Софья Андреевна, жена Толстого, записала в своем дневнике о гостье: «Она худощавая, милая, умное лицо и глаза, хорошо и интересно рассказывает и затрагивает всегда такие темы, что чувствуется, что она сочувствует Льву Николаевичу, что она с Богом». Взаимная симпатия, общность интересов стали основой для многолетней дружбы между семьями Толстого и Молоствовых и нашли отражение в переписке и дневниковых записях.

К приезду жены Владимир высадил две аллеи из лиственниц. Фото tetushi.tatarstan.ru

Позже Елизавета была главным редактором юбилейного тома Толстого, ему она отправляла свои литературные труды, стихи и рассказы. Под влиянием Толстого Елизавета увлеклась изучением русского сектантства и написала несколько исследований, опубликованных в журналах и сборниках. После Первой мировой войны, по предложению Российской академии наук, она собирала в Казанской губернии письма участников войны и вела записки с целью осветить истинное отношение народа к событиям тех лет. На основе этих материалов в 1917 году в Казани она издала книгу «Солдатские письма», доход от издания которой поступил в пользу воинов, потерявших зрение.

Аномальная энергетическая зона

Молоствовых нельзя причислить ни к обычных хозяйственникам, ни к просто хорошо образованным людям своего времени. Стоит глубже изучить их историю, и становится понятно, что есть в их судьбе какая-то тайна, мистика. Деловая сметка сочеталась в них со стремлением к неземным материям. Елизавета часто устраивала в доме литературные и музыкальные вечера. И в ее стихах, где она в спокойной манере воспевает красоту уединенной жизни на природе, всегда чувствуется искренняя тоска по другим, незримым мирам:

В этом мире мне жаль нежной ласки твоей, 
Удивленного милого взора, 
Золотого заката средь тихих полей, 
Над заснувшей землей звезд узора.

Работники музея полушутя замечают, что в архитектуре дома Молоствовых встречают знаки, которые можно отнести к масонским. Молоствовы не были религиозными в общепринятом смысле, нет никаких упоминаний о том, что они посещали службы, жертвовали на храм или строили сами. На книгах Елизаветы можно увидеть эзотерический экслибрис: змея, символизирующая мудрость, тянется к сияющей звезде, а рядом вензель из переплетенных букв Е и М.

На двух отрогах так называемых Тетюшских гор находятся две большие незарастающие поляны

Усиливается мистическое впечатление также тем, что Долгая Поляна едва ли не единственное место в Татарстане, где находится аномальная зона. Если смотреть от усадьбы в сторону Волги, на двух отрогах так называемых Тетюшских гор, спускающихся к реке, находятся две большие поляны — одна в форме прямоугольника, другая — пятиугольная. Несмотря на окружающий их лес, эти поляны уже несколько веков не зарастают. Также не прижились здесь недавно высаженные местным заказником в порядке эксперимента саженцы. На этих полянах «зашкаливают» магнитные приборы, сбивается ход часов, непонятным образом исчезают заснятые кадры из цифровых фотоаппаратов. Солнечных дней здесь не меньше, чем в Сочи или в Кисловодске. Но самое главное — человек, попадая сюда, физически ощущает тепло и спокойствие. Здесь выравнивается артериальное давление, исчезает душевная сумятица, успокаивается сердце, быстрее заживают раны, уходят простудные заболевания. По рассказам специалистов, именно на эти поляны опираются своим основанием энергетические столбы, уходящие в космос.

Ленясь ехать за дровами, жгли дубовый паркет

События октября 1917 года были с тревогой встречены в Долгой Поляне. Владимир и Елизавета, как и многие состоятельные люди того времени, могли уехать за границу. Но они решили остаться, думая, что могут стать полезными и при новой власти. В январе 1918 года трагически погибает Владимир. Он, как бывший глава уезда, был приглашен на встречу с рабочей молодежью в Тетюшах, где пытался донести мысль, что молодой власти необходимо учиться у старой искусству управления. Но публика в зале встретила его выступление свистом… Возвращаясь домой, Молоствов попал в пургу. Прикрыв барина армяком, кучер ушел за подмогой. Пока ходил, сердечный приступ оборвал жизнь Владимира.

Реконструированный родник «Елизавета»

Елизавета пережила в усадьбе страшные годы Гражданской войны, неоднократные попытки выселить ее, разграбить и сжечь дом. Но она была знакома с Крупской, они учились вместе на Бестужевских курсах. И во время эмиграции Ленина она посылала ему и Крупской деньги, посылки, книги. Она помогала продовольствием и фуражом Первой Конной армии Буденного, и за это ее усадьба решением народного комиссариата просвещения была взята под охрану, так как здесь находилось «весьма ценное в культурном отношении хозяйство и усадьба», «библиотека и этнографический архив по исследованию уральских сектантов». Временное наблюдение и заведование было поручено Елизавете.

В середине лета 1929 года она была выселена из своего дома в деревянный флигель. В доме разместилась школа коммунистической молодежи, ей выделили одну комнату для научных занятий. Зал с библиотекой переделали для зимовки пчел. Книги отсырели. Воспитанники, ленясь ехать за дровами, жгли дубовый паркет. На ее глазах имение приходило в запустение, а ей приходилось все чаще доказывать, что она «является членом общества, полезным рабоче-крестьянскому государству». Молоствова не прекращала свою научную деятельность: была сотрудницей местной метеорологической станции, вела опытные так называемые «географические посевы» под руководством академика Вавилова, выполняла поручения Казанского университета по исследованию флоры Татарстана, создала в деревне краеведческую секцию. Как и до революции, продолжала обучать местных ребятишек грамоте.

В 1931 году Елизавета обратилась к Калинину с просьбой о передаче дома Союзу писателей, и там разместился Дом творчества и отдыха писателей. Здесь бывали и подолгу гостили Софья Толстая, Павел Павленко, Сергей Мстиславский, Евгений Шварц и другие. Бывали в Долгой Поляне артисты МХАТа. В комнате с камином отдыхавшие устраивали литературные и музыкальные вечера. Елизавету на них не приглашали. 1 августа 1936 года ее не стало. Похоронили рядом с мужем, недалеко от усадьбы, на левом склоне оврага среди лип.

Могила Молоствовых. Фото vyshemirskiy.livejournal.com

Зная об отношении к ней тетюшского общества, она заранее, еще в 1925 году, завещала библиотеку (более восьми тысяч томов!) музею Льва Толстого. Но ее своевременно не вывезли, и книги были утрачены. Она передала в научные учреждения свой архив, но сохранилось немногое. Например, известно только пять стихотворений Елизаветы. Все они стали романсами:

Как странно уходить от этих ярких зорь
И знать, что без тебя все будет так, как было…
И что никто кругом твою не понял хворь,
А все, что помнило, — давно тебя забыло…

Второе дыхание

После закрытия Дома отдыха писателей в Долгой Поляне разместился детский туберкулезный санаторий, затем — детский дом, дом инвалидов, районный детский лагерь «Чайка».

Экологи и общественники в конце 1990-х начали писать местным властям о необходимости реставрировать и восстановить усадьбу Молоствовых как исторический памятник. И в 2000 году усадьба была внесена в Государственный охранный реестр недвижимых памятников градостроительства и архитектуры республиканского значения и создан историко-архитектурный и природный парк «Долгая Поляна».

В 2000 году усадьба была внесена в Государственный охранный реестр недвижимых памятников градостроительства и архитектуры республиканского значения

Первые годы, замечают исследователи, реставрация велась небрежно. «Деревянные окна сменили на пластиковые. Вместо старинного дубового паркета начали стелить надежные новенькие полы. Ободрали старую штукатурку. Камины обложили холодными мраморными плитами. Выброшена арка перед входом, прежде она была из цветного стекла. «Не смотрелись» старые двери на втором этаже, их сняли, поменяли на «презентабельные», — пишет историк Юрий Мышев. Но надо отдать должное: был укреплен фундамент, дом оштукатурен и выкрашен, на втором этаже в нескольких комнатах отреставрирован паркет.

В последние годы отношение к усадьбе изменилось. Сюда наведываются власти республики, приезжал зарубежный специалист, который делал мастер-план Татарстана по туризму, влюбился в Долгую Поляну и внес ее в ведущие достопримечательности региона. Летом здесь бывает много туристов: в основном они прибывают сюда по Волге. Дом еще не отреставрирован полностью, но музейщики выиграли небольшой грант и обустроили в одной из комнат экспозицию, посвященную Владимиру Молоствову: «Наследник крепкий доблестного рода. Кабинет предводителя уездного дворянства».

Источник : realnoevremya.ru

Также в рубрике