USD: 67.0098
EUR: 78.3613

Уходящая натура

Усадьбы Пензенской области

Фото: Екатерина Тызыхова, Павел Кассин

Уходящая натура

"Власть" продолжает рассказ об усадебной культуре, которая нашла отражение в произведениях русской литературы, живописи и музыки XIX — начала XX века. На этот раз целью поездки стали усадьбы Пензенской области.

День первый — 640 км

Москва--Пенза (640 км)

Дорогу до Пензы сложно назвать комфортной: медленно ползущие грузовики, которые подолгу не удается обогнать, участки ремонта, полное отсутствие нормального придорожного сервиса.

Но сам город, который в прошлом году отметил свое 350-летие, вполне благоустроен, по крайней мере в центре.

День второй — 328 км

Пенза--Куракино (усадьба Надеждино)--Зубрилово (усадьба Зубриловка)--Каменка (126 км; 97 км; 105 км)

Дом-музей Мейерхольда

Перед отъездом из Пензы мы зашли в замечательный музей Мейерхольда. Расположен он в историческом деревянном купеческом особняке 1881 года постройки. Этот дом с красивым кованым крыльцом принадлежал семье Мейерхольдов, глава которой, отец будущего театрального режиссера, был успешным предпринимателем. Всеволод Мейерхольд прожил здесь до 21 года.

В советские времена в доме были коммуналки, но, к счастью, первоначальная планировка полностью сохранилась. А также несколько дверей и шикарный потолок в одной из комнат, бывшем кабинете. Музей был создан в 1984 году благодаря усилиям внучки режиссера.

Для нас двоих — а пришли мы как обычные посетители — провели экскурсию, которая длилась больше часа. И это был не рассказ об экспозиции, а беседа увлеченного человека с заинтересованными и благодарными слушателями.

В 2003 году в музее был создан Театр Доктора Дапертутто (Доктор Дапертутто — псевдоним Мейерхольда-актера), работающий в жанре комедии дель арте. В труппе только мужчины. Концепция театра не случайна — она "подсмотрена" в рабочих документах Мейерхольда. Попасть на спектакли театра сложно, билеты стремительно раскупаются на месяц вперед.

Усадьба Надеждино

Дорога от Перми до Куракино вполне приличная, только на последних километрах вся в ямах.

Борисоглебскую церковь конца XVIII века видно издалека. За ней высится странное белое здание: высокое, узкое, без крыши.

Церковь заброшенная, разрушающаяся, никому не нужная, кроме облюбовавших ее голубей. Удивительно, но по очень узкой лестнице со стертыми каменными ступеньками до сих пор можно подняться на колокольню. Когда пришло время возвращаться вниз, выяснилось, что в стене сохранились очень удобные глубокие выемки для пальцев.

Рядом с магазином пожилой местный житель рассказал нам, что непонятное высокое здание без крыши — закрытый несколько лет назад спиртзавод, сырьем для которого служила пшеница, в изобилии выращиваемая на окрестных полях.

На месте усадебного дома сегодня одни руины. А когда-то это был настоящий дворец на высоком берегу реки Сердобы. Его построил в конце XVIII века тридцатилетний князь Александр Куракин, блистательный царедворец и дипломат, впавший в немилость Екатерины II и отправленный ею в далекое родовое имение. Прожив здесь 14 лет и не зная, чем себя занять, князь возвел этот огромный роскошный дворец по образу виденных им в юности построек в Веймаре и Дармштадте.

Имевший склонность к эпикурейству князь и в глуши Саратовской губернии продолжал вести привычный образ жизни. Он создал здесь настоящий двор, продолжал изысканно одеваться, каждый день за обедом звучала музыка. Залы и комнаты были обставлены изысканной мебелью, их украшением служили прекрасные коллекции живописи, стекла и фарфора.

В имении был разбит роскошный парк, а из окон дворца открывались замечательные виды. Вот как князь Куракин описывал их великому князю Павлу Петровичу, за дружбу с которым он и впал в немилость Екатерины Великой: "Из своего окна я вижу речку, за ней озеро в две версты, село Александровское, деревни, вспаханные поля, равнины, пастбище, огромный лес. По этому наброску картины, которая ежедневно предстает перед моими глазами, Вы можете представить себе, что происходит во мне и как я должен быть сейчас покоен и счастлив". Виды Надеждино и его окрестностей тех времен можно увидеть в серии цветных гравюр, созданных по рисункам художников Якова Филимонова (1771-1795) и Василия Причетникова (1767-1809).

Дворец был сожжен крестьянами в 1922 году. Сохранились въездные ворота с двух сторон, у которых теперь пасутся телята, и здания флигелей. Усадьба Надеждино, один из лучших памятников классицизма своего времени, находится сегодня на грани уничтожения. И все-таки, если почти за сто лет забвения этот дворец не погиб, может, еще есть шанс его спасти.

Усадьба Зубриловка

Дорога такая же, как и до Надеждино: неровный асфальт, позволяющий ехать более или менее быстро. И только где-то за 15 км до усадьбы опять начинается слалом вокруг ям.

Усадьбу князей Прозоровских-Голицыных мы нашли без труда — к ней ведет подъездная аллея, начало которой обозначено двумя невысокими столбами с установленными на них вазонами.

Усадебный дом хорошо знаком многим по картинам Борисова-Мусатова "Призраки", "Гобелен", "Сон божества" и "Прогулка при закате". Но сейчас он находится в удручающем состоянии. К зданию почти невозможно даже подойти, так все заросло.

У усадьбы печальная судьба. Впервые она была разорена и частично разрушена еще в революцию 1905 года. Часть построек — флигели и галереи, где находились оранжереи и зимний сад,— никогда больше не была восстановлена. В пожаре погибли коллекция декоративно-прикладного искусства и редкие книги. Но главный дом в советские времена привели в порядок, в нем сначала разместили дом отдыха партактива, потом — военный госпиталь и еще позже — туберкулезный санаторий.

Несколько лет назад это имение досталось крупному бизнесмену, который вроде бы обещал начать восстановительные работы.

Эта усадьба связана не только с именем Борисова-Мусатова. При Павле I, когда князь Куракин из соседнего Надеждино вернулся в Петербург, князь Голицын, наоборот, впал в немилость и был сослан в свое имение Зубриловка. Вместе с ним, в качестве секретаря и учителя детей, сюда приехал Иван Крылов, и именно здесь он написал басню "Свинья под дубом". Также в этом имении бывали Державин и Лермонтов.

В бывшем парке мы обнаружили церковь в покосившихся лесах. А рядом с ней — обитая железом водонапорная башня, в которой почти невозможно узнать бывшую колокольню.

Справедливости ради нельзя не упомянуть отремонтированную церковь Преображения Господня в начале въездной аллеи.

Ночевать мы поехали в город Каменка.

Дворец был сожжен крестьянами в 1922 году. Сохранились въездные ворота с двух сторон, у которых теперь пасутся телята, и здания флигелей

День третий — 539 км

Каменка--Лермонтово (Тарханы)--Наровчат-- Константиново (Рыбное) (37 км; 139 км; 393 км)

Усадьба Тарханы

На следующее утро мы отправились в Тарханы, Музей-усадьбу Лермонтова, где поэт провел детство.

На стоянке, несмотря на будний день, было много машин, в основном с местными номерами. В кассе даже образовалась небольшая очередь, и люди активно интересовались, можно ли присоединиться к экскурсии.

У музея большая ухоженная территория. Усадебный дом просторный и очень уютный. Главное — не пересекаться с толпами экскурсантов.

Музей заботится о сохранении традиции ремесел. В избе ключника девушка в старинном костюме делала глиняные игрушки, которые тут же продают как сувениры. А в соседней комнате мое внимание привлекли развешанные на полатях веники из трав. Оказалось, что это травы, которые собирают в окрестных полях. Получаются такие аутентично-функциональные временные экспонаты — потом из них делают саше и тоже продают туристам.

В людской избе на старинной прялке ткала половички еще одна сотрудница музея. Она рассказала, что 15 лет назад, когда музей решил возрождать традиционные ремесла, в одной из окрестных деревень нашли старушку, когда-то давно работавшую за такой прялкой. Бабушка вспомнила что могла и показала это своим ученицам.

Село Наровчат

Из Тархан мы отправились в село Наровчат, где находится единственный в России Дом-музей Куприна. В этом селе писатель родился и жил до трех лет

В какой-то момент навигатор предложил нам совершить поворот, которого не было. Спросили у местных — они уверенно направили нас совсем в другую сторону. Мы решили довериться им и проехали несколько десятков километров среди полей, по хорошему асфальту, не опознаваемому навигатором, упорно рисовавшему стрелку вне дорог. Но в итоге мы выехали на трассу, как нам и обещали.

Наровчат оказался тихим и уютным. Но заезжать сюда, в общем-то, незачем. Разве что вы совсем не знакомы с биографией писателя и почему-то решили узнать ее именно таким образом. Экспозиция скучная, а сотрудница музея, которая нас с ней знакомила, работает в режиме аудиогида.

Еще в Наровчате есть красивый деревянный особняк — Путевой дворец Ивана Арапова, одного из представителей старинного дворянского рода. Здесь размещается экспозиция, прослеживающая связь А. С. Пушкина с селом Наровчат: дочь Н. Н. Пушкиной-Ланской Александра Петровна была замужем за владельцем этого дома. Но интересна не столько экспозиция, сколько тот факт, что и дом отреставрирован, и Пушкинский центр создан усилиями представителей местного землячества. Ими же в селе поставлен памятник княгине Нарчатке, с которой связана местная легенда. Есть даже гостиница, что совсем уж неожиданно.

Село Константиново

Наш путь в Москву лежал мимо села Константиново в Рязанской области, в котором родился Есенин. Лучшее, что тут есть,— просторы, открывающиеся с холма над Окой. И еще очень приятно, что тут нет территории музея как таковой. Дома Есенина и священника, школа — все это находится в деревне, существующей и сейчас, на тех же местах, где они стояли сто с лишним лет назад. Конечно, деревянные здания не мемориальные, они были собраны заново.

Ночевали мы на турбазе "Ока" в восьми километрах от Константиново.

Наровчат оказался тихим и уютным. Но заезжать сюда в общем-то незачем

День четвертый — 180 км

Константиново--Москва

По дороге в Москву я связалась с управлением культуры Пензенской области. Оказалось, для Надежино найден инвестор. Назвать его мне не смогли, как новый собственник планирует использовать усадьбу, тоже еще неизвестно, рассматриваются разные варианты. Но меня заверили, что надзор будет вестись в соответствии с законодательством, ведь Надеждино — памятник культуры федерального значения.

Зубриловке пока не так повезло. Бизнесмен, который так ничего и не сделал для ее восстановления, больше не имеет к ней отношения. В настоящее время усадьбой распоряжается областное управление культуры, которое ищет для нее инвестора.


Усадьба Надеждино


Местные жители используют руины усадьбы Надеждино как фон для свадебных фотосессий


Усадьба Надеждино


Усадьба Зубриловка


Усадьба Зубриловка


Фотография Зубриловки, сделанная художником Виктором Борисовым-Мусатовым


Виктор Борисов-Мусатов.


Усадьба Зубриловка


Усадьба Тарханы


Мини-мастерская старинных ремесел в усадьбе Тарханы


Усадьба Тарханы


Церковь иконы Казанской Божьей Матери, где крестили Сергея Есенина, в селе Константиново


Вид на Оку, открывающийся из Константиново

Источник: kommersant.ru

Также в рубрике

Загранпаспорта выдают все меньше

 0

Виной тому - Турция

 0