USD: 64.2101
EUR: 70.6761

Как «пилят» карельские реставраторы

В республике едва не уничтожили памятник архитектуры 17 века, относящийся к первым православным храмам Сегозерья

Текст: Людмила Николаева
Фото: monuments.karelia.ru

Как «пилят» карельские реставраторы
В Карелии едва не уничтожили памятник архитектуры ХУ11 века. Что интересно – во время реставрационных работ. То есть, практически на виду у специалистов республиканских охранных ведомств.
 
Случилось ЧП в деревне Лазарево, что в отдаленном Медвежьегорском районе в северо-восточной части данного региона. Чудом сохранилась там до наших времен часовня Ильи Пророка (Ильинская). Относится она к первым православным храмам Сегозерья. Датируется концом ХУ1 – началом ХУ11 веков. Подобных ей в России сейчас считанное число, единицы. Ещё недавно имелись в этой часовне ряд архаичных конструкций, свидетельствующих о древности постройки: крыша по сплошному накату, отсутствие потолка, трехкосящатая дверь на пятах…
 
Но время, и особенно российский перелом 1990-х гг., сильно сказались на состоянии часовни. Сильно обветшала её кровля, деформировался сруб, многие конструкции оказались поражены гнилью, утрачены главка с крестом и оконные заполнения.
 
Если прежде реставрировалась Ильинка за счет прихожан немаленькой до недавних пор деревни, то после того, как Лазарево почти обезлюдела, без помощи государства было не обойтись. Благо, часовню удалось перевести в федеральную собственность.
 
Что удивительно, государство в помощи не отказало. Часовенку включили в целевую федеральную программу «Культура России» и выделили на её реставрацию более миллиона бюджетных рублей. Не каждый карельский памятник народного деревянного зодчества, да и немногие местные музеи могут похвастать такой удачей!
 
Завершение «комплекса ремонтно-реставрационных работ по спасению одной из жемчужин Карелии - часовни в деревне Лазарево» должны были начаться, согласно заявлениям республиканского министерства культуры, не позже 2011 года, завершиться к 2012-му. На исходе текущего, 2013-го года стало известно: «жемчужина» на грани гибели.
 
─​ Мы когда увидели её, приехав с коллегой несколько дней назад в Лазарево, то на какое-то время даже потеряли дар речи, - рассказал корреспонденту «СП» Александр Косенков, научный сотрудник НИИ народного зодчества Петрозаводского госуниверситета. – Строители разобрали часовню, что предусматривалось проектом реставрации, но не сделали маркировки, просто свалили бревна старинного сруба в кучу. И собирать потом начали их по принципу «как получится»: бревна восточной стены вперемешку с западными, северные – с южными. И ещё удивляются, почему выходит криво... При этом не провели почему-то с древесиной определенную реставрационную работу, без которой вообще не было смысла разбирать строение. Объяснили мне, что решили заменить большинство старых бревен на новые. А это вообще не планировалось...
 
 - Вы приезжали туда с инспекцией, вместе с коллегами из других контролирующих данную работу ведомств?
 
─​ Что вы, какие «контролирующие»? Никакого надзора, как я понял из разговора с рабочими, там не ведется. С самого начала работ в 2011 году к ним в Лазарево никто не приезжал. Я поехал туда собирать материал для своей научной работы, не более того. Был абсолютно уверен, что с Ильинской часовней всё в полном порядке. В кои-то веки нам выделили средства на реставрацию, как же не постараться!..
 
Во многом благодаря именно молодому ученому Косенкову эта история стала известна в Петрозаводске. Уже на следующий день после его возвращения в столицу Карелии, руководитель НИИ народного зодчества профессор Вячеслав Орфинский забил, что называется, во все колокола.
 
Зашевелились, наконец, и чиновники. Даже съездили на место, посмотреть, не шутят ли ученые, не перепутали ли чего, говоря о варварстве при реставрации почти 300-летней часовни. Оказалось, всё так, как и говорил Александр Косенков.
 
Больше того, в свалку строительного мусора, как выяснилось, рабочие превратили старый погост, посреди которого стоит Ильинка. А кладбище это, между прочим, последний в здешних краях комплекс типичных для карельского некрокульта смертных досок (так называемых, калмалауд). Нещадно вырубалась «пришельцами от реставрации» и окружающая его (кладбище – авт.) еловая роща.
 
Тут-то и выяснилось, что проведением ремонтно-реставрационных работ в Ильинской часовне деревни Лазарево занимались люди, далекие от реставрации. Это косвенно признала в разговоре с корреспондентом «СП» и начальник отдела сохранения объектов культурного наследия Республиканского центра по государственной охране этих самых объектов Ирина Макарова.
 
─​ Так получилось, что в соседнем районе они занимались ремонтом старого крестьянского дома (конец Х1Х века – авт.), - объяснила Ирина Анатольевна. – Там на тот момент работы по разным причинам застопорились, и руководство фирмы отправило рабочих в Лазарево, чтобы разобрали часовню, подготовив тем самым объект к последующей реставрации. Кто ж мог предположить, что они сделают это так неуклюже?
 
 - Вы называете это неуклюжестью, Ирина Анатольевна? Специалисты более точны, когда говорят об очевидном непрофессионализме. А что за фирма, и на каком основании взялась она за реставрацию памятника истории и архитектуры в Медвежьегорском районе?
 
─​ Министерством культуры республики был проведен, как положено, конкурс. Его выиграло ООО «Реставратор» из Великого Новгорода. Больше ничего об этой организации, честно сказать, не знаю. Мне кажется, случилось некоторое недопонимание у руководства «Реставратора» и заказчика. Но мы, выехав на место, изучив ситуацию, приняли меры. Для начала приостановили все работы. Затем состоялся очень серьезный разговор с руководством новгородской фирмы. Они пообещали поменять в деревне Лазарево бригаду и исправить все допущенные недочеты.
 
 - Но виновники происшедшего как-то были наказаны?
 
─​ Я же говорю – состоялся очень серьезный разговор с руководством «Реставрации»… Ничего необратимого не случилось. Мы вовремя вмешались, внесли коррективы в работу строителей…
 
«Серьёзно поговорили, пригрозили пальчиком – детский сад какой-то, честное слово!», - возмущается профессор Орфинский. Он вместе с Александром Косенковым продолжает настаивать на полной смене подрядчика в деревне Лазарево.
 
К слову, не только местная часовня и погост, где она стоит, но и сама деревня являются частью историко-культурной территории «Сегозерье», где до наших дней сохранилась система расселения этнической группы сегозерских собственно карелов. Расположена она на побережье живописного озера Лазаревского, впервые упоминается ещё в Дозорной книге XVI века. Об этом рабочих из фирмы «Реставратор» никто, видимо, не предупредил. А раз так, что ж не «добить» покинутые хозяевами в последние годы дома, не поглумиться над старыми амбарами?
 
С этого, говорят, начинали они свою «реставрационную деятельность» и в Прионежском районе, в историко-культурном комплексе «Шелтозерский берег» (31 поселение древнего человека, 3 погребальных комплекса и 4 одиночных погребения), взявшись привести там в порядок памятник «Крестьянский дом».
 
Отдельный вопрос – куда делись средства, выделенные на воссоздание часовни из федерального бюджета? Притом, что качество уже выполненных работ очень низкое, новый материал, как и собственно строительный, практически не закупались, а вместо предполагаемых пары месяцев растянулись работы на добрых два года?
 
─​ В наших кругах давно поговаривают о том, реставрация архитектурных, культурных, исторических памятников тоже стала в нашей стране частью «распила» и откатов, - откровенен Александр Косенков. – Ничем другим невозможно объяснить, как могла выиграть конкурс фирма, рабочие которой никакого отношения к реставрации не имеют. Они приехали сюда просто зарабатывать деньги. А то, что у «Реставрации», как нам говорят, есть соответствующая лицензия – так сейчас не проблема их купить. Совершенно очевидно, что часовню в Лазарево они не спасать приехали, а уничтожить - по незнанию, по нежеланию знать.
 
Деньги на реставрационные работы и прежде выделялись из федерального или регионального бюджетов. Пусть и небольшие. Но и тех не видно - достаточно проехать по Карелии, чтобы убедиться в этом. Считанное количество наших уникальных памятников поддерживаются в достойном состоянии. Те в основном, что на виду. Как, скажем, комплекс на острове Кижи. А чуть в сторону, в глубинку, и – плакать хочется от невозможности спасти старый дом или часовню, храм, погост. Знаете, сколько у нас сейчас брошенных деревень? Десятки. Деревни пустеют, храмы ветшают, подвергаются разграблению.
 
 - Понимаю, что не решение проблемы, но все же хоть какое-то спасение – помощь энтузиастов, молодежных исторических и археологических отрядов. Есть у вас такие?
 
─​ Нет, тут нужна четкая, принятая на государственном уровне программа. В советское время такая программа была, работала. Скажем, памятники народного зодчества свозили из опустевших деревень в одном место, создавали музей под открытым небом. Так ведь и появился когда-то комплекс музея-заповедника «Кижи». Но нынешнему нашему государству, похоже, не до памятников и музеев.
 
Справка
 
На территории Республики Карелия – 4553 объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), состоящих на государственном учете и представляющих ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, искусства. Среди них 6 исторических городов, 155 исторических населенных мест (сел и деревень), 18 историко-культурных территорий, 43 историко-культурных комплекса.
Также в рубрике

Журналисты рассказывают о причинах майского аномального тепла в Москве и о том, как в таких условиях «дожить» до июня

 0

1 января 2017 года в России стартует эксперимент по введению Tax Free.

 0