USD: 70.7520
EUR: 78.5489

Земля «дикарей»: главному озеру Урала угрожают не только бизнес, но и туристы-частники

Такие отдыхающие сегодня не поддаются ни учету, ни контролю. С похожими проблемами сталкивается большинство знаменитых водоемов
Земля «дикарей»: главному озеру Урала угрожают не только бизнес, но и туристы-частники

На Урале активисты и региональные власти пытаются решить судьбу Тургояка, реликтового озера, которое принято считать вторым Байкалом. Общественники опасаются, что из-за хаотичной застройки и наплыва туристов экосистема озера может столкнуться с аналогичными проблемами. В этом, судя по всему, с ними солидарны и чиновники. Предприниматели, в свою очередь, настаивают на необходимости развития территории. Но практически все участники дискуссии, как и ученые-гидрологи, указывают: не меньшую опасность, чем крупные отели или полулегальные турбазы, работающие с нарушением санитарных норм, для Тургояка, как и для Байкала, представляют любители самостоятельного отдыха на природе, поскольку их воздействие на экосистему практически невозможно отследить. Подробнее — в материале «Известий».

Жемчужина Урала

В начале декабря в минэкологии Челябинской области сообщили, что в регионе могут появиться два новых природных парка регионального значения: в районе озер Тургояк и Кисегач. Таким образом власти планируют защитить местную достопримечательность, озеро Тургояк, которое часто называют жемчужиной Урала.

«Эти водоемы страдают от растущей рекреационной нагрузки. По поручению губернатора минэкологии ведет мониторинг за состоянием озер, чтобы не допустить деградации их прибрежных зон. Также прорабатывается вопрос о создании в зоне озер природных парков», — говорится в сообщении ведомства.

Тургояк — озеро, расположенное в Челябинской области, примерно в 20 км от Миасса. Его площадь составляет около 26 кв. км, в отдельных местах глубина превышает 30 м. Тургояк считается одной из главных местных природных достопримечательностей и одним из самых чистых озер в России, поэтому его нередко сравнивают с Байкалом.

Однако в последние годы в региональных СМИ нередко появляются сообщения о том, что озеро сталкивается с теми же проблемами, что и его сибирский «большой брат» — активное развитие туризма и наплыв отдыхающих на фоне недостаточно развитой инфраструктуры и отсутствия контроля за застройщиками и туристами, по мнению как региональных экологов, так и местных жителей и активистов, уже сказывается на его экосистеме. Пытаясь добиться решения этой проблемы, уральцы неоднократно обращались в контролирующие ведомства и профильное областное министерство.

«Экосистема меняется в худшую сторону, это видно невооруженным глазом. Мы фиксируем нарушения предпринимателей-арендаторов на озере, направляем данные в министерство экологии и природоохранную прокуратуру, отслеживаем дальнейшие судебные процессы», — цитирует Znak.com активистов, обеспокоенных судьбой озера.

В октябре на их сторону встал губернатор Алексей Текслер — он потребовал принять меры, для того чтобы обезопасить озеро. Разделяют опасения и в региональном министерстве экологии. О загрязнении прилегающих к Тургояку территорий в ведомстве говорили и ранее.

Размытые границы

В действительности Тургояк уже сегодня находится под охраной государства — озеро признано природным памятником регионального значения.

«Памятник природы имеет особо важное природоохранное, рекреационное и оздоровительное значение для населения Челябинской области, является одним из крупнейших озер Челябинской области, окружен живописными берегами с уникальным растительным и животным миром», — следует из текста постановления, принятого в 2007 году.

Документ, в том числе, запрещает использование в акватории моторных лодок, катеров и всех видов водного транспорта, оборудованных двигателями внутреннего сгорания (то есть разрешаются только весельные или парусные суда), а также использование поблизости автомобилей, мотоциклов или квадроциклов, тоже работающих на двигателях внутреннего сгорания.

В границах памятника запрещено вести строительство и выдавать новые участки, нельзя проводить работы по изменению рельефа дна или сбрасывать в озеро или впадающие в него реки грунт, отходы или сточные воды. Под запретом также находятся понтоны. На некоторых островах, входящих в систему озера, нельзя устанавливать даже палаточные городки.

Но проблема, указывают в областном министерстве экологии, связана с его границами. По документам, защитный статус распространяется только на саму акваторию и 20-метровую береговую линию. Дальше ограничения уже не действуют. Об этом журналистам рассказал руководитель управления экологического просвещения министерства Виталий Безруков.

Туристическое место

При этом в районе Тургояка, который является популярным местом отдыха, находятся несколько туристических объектов (отелей и турбаз), а также коттеджный поселок. Жители прилегающих территорий уверены, что предприниматели нарушают предписания закона.

Особенно активно эта тема стала обсуждаться с начала 2019 года — тогда одну из расположенных на берегу озера турбаз заподозрили в сливе канализационных отходов в воды Тургояка. После того как жители начали массово жаловаться на неприятный запах, местная прокуратура по поручению областного прокурора провела проверку — и факт прорыва канализационной системы подтвердила.

— В результате аварии 9 февраля 2019 года на канализационном коллекторе, принадлежащем ООО «Золотой пляж» на праве собственности, произошел излив канализационных стоков на рельеф местности в границах охранной зоны памятника природы, а также попадание стоков в водный объект. Возникла опасность причинения вреда озеру Тургояк, являющемуся также источником питьевого и хозяйственно-бытового назначения, — сообщила старший помощник прокурора Челябинской области Наталья Мамаева.

В нарушениях тогда обвинили отель «Золотой пляж». Как позднее рассказали в региональной природоохранной прокуратуре, компанию обязали выплатить штраф в полмиллиона рублей. Одновременно министерство экологии Челябинской области объявило о намерении взыскать с компании 25 млн рублей за строительство на берегу озера капитальной набережной.

«Золото» Тургояка

«Золотой пляж» — один из нескольких расположенных на побережье озера туристических объектов. Это один из самых фешенебельных вариантов отдыха, предложенных на озере. Отель принадлежит известному челябинскому предпринимателю Олегу Сиротину.

Он же возглавляет совет директор расположенного недалеко от Миасса лыжного курорта «Солнечная долина» и является президентом Национального парка спорта и туризма «Тургояк» — амбициозного инвестиционного проекта, представленного в 2011 году и призванного, как следует из описания на сайте, создать «лучшую курортную территорию на Урале».

Непосредственно на прилегающей к озеру территории в рамках этого проекта реализуется «Тургояк-Сити» — там можно приобрести апартаменты.

«Тургояк-Сити» находится на территории клуб-отеля «Золотой пляж», расположенного в красивейшей бухте озера Тургояк между двух уникальных озер — Тургояк и Инышко. Озеро Тургояк международной лимнологической комиссией занесено в сотню ценнейших водоемов земного шара. Благодаря «Тургояк-Сити» можно купить недвижимость в двух шагах от этого прекрасного озера», — говорится на сайте проекта.

В клуб-отеле факт аварии не отрицали, но заявили, что сразу после нее отключили поврежденную ветку и начали замену труб. Владелец отеля, Олег Сиротин, весной 2019-го пришел на выездной прием, который в Миассе проводил областной прокурор Виталий Лопин совместно с уполномоченным по защите прав предпринимателей Александром Гончаровым. Сиротин в том числе пожаловался на то, что жалобы общественников осложняют его работу. Об этом сообщается на региональном портале 74.ru.

На сайте областной прокуратуры, на которую ссылается портал, этой информации нет — там сообщается только, что в ходе выездного приема особое внимание было «уделено вопросам соблюдения природоохранного законодательства в сфере водопользования, охраны атмосферного воздуха и обеспечения режима особо охраняемой природной территории — регионального памятника природы озера Тургояк».

В конце ноября в интервью газете «Миасский рабочий» Олег Сиротин заявил, что берегоукрепление набережной «Золотого пляжа» было выполнено с использованием местных пород камня, а значит, не являлось нарушением. Кроме того, предприниматель сообщил, что направил в Генеральную прокуратуру обращение о многочисленных нарушениях, якобы допущенных областным министерством экологии. Оно было направлено от регионального отделения общероссийской общественной организации поддержки малого и среднего предпринимательства «Опора России». Осенью стало известно, что после его обращения в область была направлена прокурорская проверка.

«Удручающая картина»

С весны этого года новости о проблемах Тургояка в региональных СМИ появлялись регулярно. В апреле исполняющий обязанности главы регионального министерства экологии Сергей Лихачев прибыл на озеро с внеплановым визитом, по итогам которого заявил о многочисленных нарушениях природоохранного законодательства и заявил, что намерен настаивать на увольнении сотрудников местного участка ОГУ «Особо охраняемые природные территории».

— Картина, представшая нашим глазам, не просто удручающая: квадроциклы, снегоходы, кучи мусора, машины, непонятные строения — это безответственное отношение к памятнику природы озеру Тургояк. Даже в лесах в окрестностях Тургояка запрещается ездить на квадроциклах и снегоходах, а тут техника выезжала на водоем, — объяснял тогда Виталий Безруков.

Вывести проблему на региональный уровень в начале лета предложила общественная палата расположенного поблизости от озера города Миасс. Участники состоявшегося круглого стола, в число которых входили активисты, рассказали, что озеру вредят не только собственники гостиниц и турбаз. По их словам, из-за туристов-«дикарей» прилегающие к озеру леса заставлены машинами, из-за отдыхающих там копятся горы мусора. Кроме того, пивные и шашлычные заведения, по словам общественников, располагались у самой воды, а на базах отдыха бани и туалеты не были оборудованы канализацией (о том, что небольшие турбазы и владельцы частных коттеджей, не оборудованных канализацией, представляют для озера главную угрозу, ранее заявлял и Олег Сиротин).

В июле отдыхающие стали сообщать о сыпи, которая появилась у них после купания в Тургояке. Тогда же Сергей Лихачев снова приехал на Тургояк с проверкой, по итогам которой местный руководитель ОГУ «Особо охраняемые природные территории» был все-таки уволен.

В ходе проверок подтвердились сообщения об оставленном вдоль берегов мусоре, на воде были обнаружены моторные суда, на территории небольших частных и больших коммерческих турбаз — многочисленные нарушения.

Совмещенная нагрузка

В октябре судьбу Тургояка на контроль взял губернатор области Алексей Текслер. Он провел совещание в областном правительстве, по итогам которого призвал разработать четкий план, который бы в том числе учитывал и интересы бизнеса.

— Есть большое количество вопросов, но нет четкого плана, рассчитанного на безусловный приоритет экологической составляющей при одновременном развитии рекреационного потенциала, — отметил тогда губернатор.

При этом губернатор отметил, что сейчас, как в случае с озером Кисегач, так и в случае с Тургояком, сохраняется «неопределенность совмещения статуса курортных зон и особо охраняемых природных территорий (….) противоречие между задачами развития, с одной стороны, и задачами сохранения ценных природных объектов, с другой». Именно на этом совещании впервые была представлена идея о создании природных парков, которые включили бы как акваторию самих озер, так и прилегающие к ним территории.

В начале декабря в рамках работы над этим поручением в областном Минэкологии заявили, что рассматривают вопрос о создании природных парков — чтобы охранный статус распространялся не только на акваторию озер, но и на прилегающие территории.

При этом некоторые активисты уверены, что частично решить проблему Тургояка можно, пересмотрев действующее положение о природном памятнике. Во вторник, 10 декабря, также стало известно, что местная активистка Анна Сизова обратилась в суд с требованием пересмотреть существующий документ. По ее мнению, некоторые из содержащихся в нем пунктов, в том числе позволяющие вести строительство в охранной береговой зоне, противоречат положениям «Об особо охраняемых природных территориях».

— Эти противоречивые изменения в областной закон были приняты еще в 2011 году, что и явилось основной причиной повышения антропогенной и хозяйственной нагрузки на водосборную территорию озера, — подчеркивает она.

Плата за красоту

С похожими трудностями сегодня сталкиваются многие отечественные водоемы, особенно те, которые славятся чистотой воды или живописностью. И проблема не только в том, что развитие инфраструктуры не успевает за растущим числом туристом, но и в том, что в большинстве случаев в принципе отсутствует четкое понимание о пределах возможностей той или иной территории, а также о реальном количестве приезжающих туда людей, рассказал «Известиям» главный научный сотрудник, заведующий лабораторией моделирования поверхностных вод Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

— Есть такое понятие, как рекреационный потенциал территории: оно в том числе включает количество людей, которых она может принять. Какие-то цифры, особенно у регионов, заинтересованных в развитии туризма, конечно, есть. Но когда мы занимаемся вопросами планирования хозяйственной деятельности, мы часто стараемся понять, сколько народа приезжает, например, на нижнюю Волгу, сколько им нужно воды, пляжей. И оказывается, что, как правило, имеющиеся цифры очень приближенные, — отмечает собеседник издания.

В целом же, если экосистема очевидно перестает справляться с возникающей нагрузкой, выходов, на его взгляд, возможно два: строго ограничить посещение объекта или принять дополнительные меры по сокращению негативного воздействия, подчеркивает эксперт. Речь идет в первую очередь об очистке канализационных стоков, введении регламентированных посещений и создании специальных маршрутов для туристов.

Вкладываться в создание современных канализационных систем и других коммуникаций, которые позволили бы облегчить нагрузку на экологическую систему, должен зарабатывающий на туристах бизнес. Однако чаще всего предприниматели в таких тратах не заинтересованы, поскольку уверены, что такие вопросы должны находиться полностью в ведении государства, продолжает эксперт.

В соответствии с требованиями Водного кодекса предприниматели также обязаны заранее оценить потенциальное воздействие на водный объект, но на практике сделать это крайне трудно, в том числе и потому, что отследить перемещение людей по территории водного объекта может быть просто невозможно. И это, по его словам, еще одна серьезная проблема.

Если владельцев туристических баз хотя бы в теории можно призвать к ответу, то с «дикими» туристами, на которых жаловались в том числе жители Миасса, ситуация в разы сложнее.

— На них вообще сегодня не распространяется практически никаких требований: где человек живет, в какой палатке, сколько их там, ничего толком неизвестно. Но на Байкале от тех же «дикарей» остаются горы мусора, — уверен Михаил Болгов.

Евгения Приемская

Источник

Также в рубрике

Почему жёны богачей изменяют своим всесильным мужьям

 0

Какие лекарства взять с собой в поездку

 0