USD: 65.9961
EUR: 73.2227

Неудачный видеоблог

Как российские туристы попали в кенийскую тюрьму
Неудачный видеоблог

Двое российских туристов запланировали тур по африканским государствам, но буквально на второй день путешествия оказались в кенийской тюрьме. О том, как устроена жизнь заключенных в Кении и что требуют в качестве залога для освобождения, путешественники, уже вернувшиеся в Россию, рассказали Радио Свобода.

В июне 2019 года двое путешественников из России – Дмитрий Климов и Семен Ч. (попросил не указывать свою фамилию. – РС) – решили снять блог о жизни в африканских странах. За четыре месяца они планировали посетить десять государств, в том числе Уганду, Танзанию, Зимбабве, Намибию и другие. Первой в маршруте должна была стать относительно благополучная и привлекающая множество туристов Кения. Она же оказалась в этом путешествии последней.

Российские туристы в СИЗО в Кении

Российские туристы в СИЗО в Кении

Кения занимает 142-е место в индексе развития человеческого потенциала ООН, в ней относительно низкий уровень образования и высокая младенческая смертность. Но в то же время по индексу счастья эта развивающаяся страна опережает Россию, США и Канаду. Об этом кажущемся противоречии и хотели рассказать в своем видеоблоге российские путешественники.

Одной из первых точек их кенийского маршрута была международная христианская миссия "Содействие", расположенная в Кисуму, третьем по величине городе Кении. Миссия, которая работает в Кении уже больше 5 лет, организована вокруг "межконфессиональной церкви "Новая жизнь", но ведет и ряд благотворительных проектов – это приют, школа, клиника. Среди многих подобных организаций "Содействие" отличается тем, что волонтерами в ней в основном работают украинцы, россияне и приезжие из других стран бывшего СНГ, лидер "Содействия" – украинка Ирина Антонец.

Российские видеоблогеры успели провести в лагере "Содействия" меньше суток, когда вместе с волонтерами миссии попали под полицейскую облаву:

– Мы сидели за столом, пили чай, когда вдруг в комнату зашли шесть человек – четверо в форме инспекции по миграции и двое полицейских с автоматами, – рассказывает Дмитрий Климов. – Они стали требовать документы, спрашивать, что мы здесь делаем. Мы пытались объяснить, что мы просто туристы, но они даже слушать нас не стали – засунули в машину и отвезли в отделение полиции.

Вместе с ними задержали еще четырех миссионеров "Содействия": двух граждан Украины и двух граждан Молдавии. Всех отвезли в службу иммиграции, забрали паспорта, личные вещи и отправили в СИЗО. Причину задержания им не объяснили.

– Нас завели в бетонную коробку, где находились еще по меньшей мере тридцать африканцев, – рассказывает Климов. – Удивительно, как мы туда вообще поместились, потому что места было крайне мало. Ужасно воняло фекалиями и потом. Спать приходилось на холодном полу буквально в обнимку друг с другом. Никаких нар там просто нет. В первую же ночь в камеру влетели люди с дубинками, кого-то вывели и стали избивать. Я слышал удары, крики, слышал, как люди падали на пол. Потом сотрудник полиции снова вернулся за кем-то в камеру. Я лежал и прикидывался спящим: надеялся, что мне не прилетит по голове дубинкой, – повезло. А в 5 утра в камеру зашел парень со шлангом и стал поливать всех водой. Мы все повскакивали и забились в угол, чтобы вода на нас не попадала. Как нам потом объяснили, это был провинившийся, которого не только избили, его еще заставили мыть все камеры.

Заметка о суде в местной газете

Заметка о суде в местной газете

В ожидании суда двое путешественников и четверо миссионеров провели в СИЗО трое суток. Кормили их подобием чая с молоком и одним-двумя ломтиками хлеба утром, кукурузной кашей на обед и ужин. Есть это было, уверяют путешественники, практически невозможно, спасали передачки, которые приносили миссионеры, оставшиеся на свободе.

На третий день под окнами полицейского участка собралось больше трехсот человек: кенийцы, которым помогали волонтеры "Содействия", вышли с плакатами в их поддержку. Приехала локальная пресса. Историей заинтересовалась местная пресса. В этот же день к заключенным впервые пришел начальник участка и назвал причину их задержания: проблемы с документами.

Нелегальные волонтеры

Дмитрия, Семена и трех миссионеров обвинили в нелегальной трудовой деятельности. Еще одного члена миссии – в найме иностранных граждан на работу без разрешения. Доказательством служили свидетельские показания.

– В качестве свидетелей выступили двое сотрудников иммиграционной службы, – рассказывает адвокат россиян Маурис Овуор. – Они якобы видели, как все задержанные работали в миссии. Но это невозможно, потому что Дмитрий и Семен, например, только приехали в город. У них была туристическая виза на три месяца, с документами все было в порядке. С миссионерами все немного сложнее.

Суд над путешественниками и волонтерами

Суд над путешественниками и волонтерами

Закон "О гражданстве и иммиграции" Кении запрещает любую трудовую деятельность на территории страны, включая волонтерскую, без соответствующей рабочей визы. Такая виза была лишь у одного задержанного миссионера. Другие приехали в Кению меньше чем на три месяца, поэтому рассчитывали обойтись туристической визой.

– В нашей команде на долгосрочной основе работает только десять человек. У них есть миссионерская виза, – объясняет глава миссии "Содействие" Ирина Антонец. – Но чтобы ее получить, нужно примерно два-три месяца, триста долларов, приглашение от местной церкви, копии дипломов об образовании, характеристика… Ребята, которые служат короткий срок – от недели до двух месяцев, приезжают по туристической визе. Так работают все миссии, которые я знаю. До этого случая проблем не было. Но в последнее время мы ощущаем давление со стороны кенийских властей. Так, недавно нам пришлось закрыть школу: власти постоянно находили у нас какие-то нарушения.

Нелегальная трудовая деятельность – это уголовная статья в кенийском законодательстве. За нее грозит три года тюрьмы или штраф в размере пяти тысяч долларов. Никто из задержанных свою вину не признал. На заседаниях присутствовал сотрудник российского посольства в Кении Дмитрий Касаемо. Как он объяснил Дмитрию и Семену, вмешиваться в судебный процесс консульство не может, но обещал по возможности оказать помощь.

Бетонный пол и железные палки

Здание кенийской тюрьмы в Кисуму было построено еще в 1961 году английскими колонизаторами. В центре находится большой двор, где заключенные выполняют различные работы: шьют, стирают, рубят дрова. Двор окружен бетонными бараками с решетками. Вокруг здания – высокий забор с проволокой, вышки, собаки и автоматчики.

Мы привозили им матрасы, ставили здесь с детьми Рождественский спектакль. А они собираются надеть на меня тюремную робу...

– Мы подъехали к тюрьме, и нам говорят: раздевайтесь, – вспоминает волонтер Наталья, которую вместе с двумя девушками-миссионерами из Молдавии привезли в женское отделение тюрьмы. – Я говорю: на улице? Я не буду раздеваться на улице. У меня ручьем текли слезы, и меня трясло от непонимания того, почему это с нами происходит. Я в этой тюрьме служила. Мы привозили им матрасы, ставили здесь с детьми рождественский спектакль. А они собираются надеть на меня тюремную робу.

В суде. Условия в камерах тюрьмы были несравнимо хуже

В суде. Условия в камерах тюрьмы были несравнимо хуже

– Пока ребята сдавали личные вещи, меня завели в комнату предварительного досмотра, – рассказывает Дмитрий Климов. – Нужно было раздеться и сесть на корточки. Если ты пробовал встать, тебя били дубинкой. Прямо передо мной двух африканцев избили. Я понимал, что меня ждет та же учесть. Там у меня не было никаких прав. Все права – у тюремщиков.

Российских туристов и еще одного миссионера поместили не в общие камеры, где находилось до ста заключенных, а в штрафной изолятор. Там на площади четыре квадратных метра помимо задержанных в лагере "Содействия" находились еще двое заключенных:

– Мы там даже сидели с трудом, – вспоминает Семен. – Лечь всем одновременно вообще не удавалось. С нами сидели два кенийца. Один – политик, которого осудили на двадцать лет за коррупцию. Он говорил, что украл из бюджета пятьдесят тысяч долларов. Второй – учитель, виновник ДТП с летальным исходом. Его посадили на семь лет.

– У нас в камере в основном были проститутки, – рассказывает Наталья. – Еще была женщина, которая убила мужа: по ее словам, она защищалась от него.

 

Женские камеры делятся на два типа: в "обычных" заключенные спят на тоненьких матрасах на бетонном полу, в "привилегированных" есть кровати, зеркала, москитные сетки на окнах. Наталья, оказавшаяся в "обычной", вспоминает:

– Те, кто был в "привилегированных" камерах, очень агрессивно на нас реагировали, смеялись над нами. Наши сокамерницы, наоборот, всегда нам помогали. Как-то сотрудница колонии им сказали: заставьте белых мыть туалет. И одна заключенная за нас заступилась и сама все помыла. Вообще самыми жестокими были как раз офицеры. Они могли ударить тебя железной палкой. А когда была перекличка, всех заставляли садиться на колени лицом в пол, и они специально подходили к нам близко-близко, чтобы как будто случайно наступить на пальцы.

– Нас, в отличие от девочек, не били, – говорит Дмитрий Климов. – Но условия были тяжелыми. Днем ужасно душно, потеешь. А ночью холодно. Из теплой одежды у тебя ничего нет, даже одеяла нет. Еду приносили в огромных ведрах из-под краски. И все из одного ведра руками ели этот отвратительный слипшийся рис или бобы.

Любой каприз за ваши земли

В это время на свободе еще один миссионер "Содействия" по имени Надяискала способ внести залог за оказавшихся в СИЗО. Кенийская полиция потребовала пять тысяч долларов за каждого. Причем не деньгами, а земельными участками в эквиваленте стоимости.

Первый, кто вызвался нам помочь, это очень старый дедушка, которому мы помогаем кормить свиней

– Мы работаем с очень бедными людьми. Ни у одного из них нет земли на тридцать тысяч долларов, – рассказывает Надя. – Первый, кто вызвался нам помочь, это очень старый дедушка, которому мы помогаем кормить свиней. Потом удалось найти еще пять человек, которые тоже заложили все свое имущество за чужих, по сути, для них людей.

По словам адвоката Мауриса Овуора, кенийцы заложили почти акр своей земли – то есть примерно сорок соток. Чтобы оформить все документы, потребовалось еще несколько дней. Миссионеры рассказывают, что полицейские как будто специально тянули время. В итоге путешественники провели в тюрьме три дня, после чего их выпустили на свободу.

– Когда мы заехали на территорию миссии, нас встретили дети с шариками, с плакатами "Добро пожаловать домой", – вспоминает Семен. – Все кричали, хлопали, улыбались.

– Дети прибежали ко мне, стали обнимать, повалили меня на землю, – рассказывает Наталья. – Я просто плакала от счастья, что я наконец-то дома.

Штраф и депортация

Миссионеры "Содействия" не планируют заканчивать свою работу в Кении. Все случившееся они считают инициативой местного прокурора Башира Бейнаха:

– Когда ему сказали: "Представь, сколько людей останутся без помощи, если миссия закроется, – сколько детей снова окажутся на улице, останутся без образования", – он ответил: "Мне все равно", – утверждает Наталья. – Возможно, за наше задержание он получит звездочку на погоны. Возможно, он просто ждал взятки. Некоторые почему-то думают, что для нас это бизнес, что мы богатые и не знаем, куда деньги девать. Но это нет так. За шесть лет нашей работы в Кисуму практически исчезла детская проституция, повысился уровень образования, на улицах значительно уменьшилось количество беспризорных детей.

 

11 июля суд вынес приговор российским туристам: штраф в пять тысяч долларов за нелегальную рабочую деятельность на территории Кении. Адвокату удалось оспорить приговор: окончательное решение – штраф в одну тысячу долларов. Сотрудники российского посольства в тот же день вывезли путешественников в Уганду. Сейчас Дмитрий и Семен уже находятся в России.

Уголовное дело против миссионера из Украины прекратили. Дело еще трех миссионеров – двух гражданок Молдавии и украинки Натальи – все еще рассматривается в суде. Им грозит депортация из страны.

Анастасия Тищенко

Источник

Также в рубрике

Путин проинспектировал уборку Арктики

 0

Один из крупнейших чартерных перевозчиков страны испытывает проблемы с самого начала турсезона

 0