USD: 64.2237
EUR: 70.7296

Золотая лихорадка в России

В Госдуме лежит законопроект, который должен разрешить гражданам заниматься непромышленной добычей золота

Золотая лихорадка в России

В Госдуме лежит законопроект, который должен разрешить гражданам заниматься непромышленной добычей золота. «Собеседник» встретился с теми, кто ищет «вечный металл» уже сегодня.

Солнечная мечта

Владимир Шилов по профессии инженер-технолог, а по призванию – искатель. Он ищет все, что заслуживает внимания, и то, что лежит буквально под ногами. Мимо чего мы все по незнанию проходим.

– Этот камень – змеевик – я нашел рядом с железнодорожной платформой, оттер от пыли и принес домой, – говорит Шилов, у которого дома скопилась уже небольшая коллекция природных минералов – кварцы, агаты. Но есть у него «золотая» мечта – найти рыжий металл, который в цене в любые времена.

Золото в Подмосковье? Некоторые крутят пальцем у виска, но академическая наука все-таки дает надежду.

– Есть геологические исследования, согласно которым в ледниковый период огромный ледник сполз сюда из Скандинавии через наш Север и притащил с собой толщу грунта высотой 200–300 метров. В этой земле, которая теперь осела в Подмосковье, и может блеснуть удача в виде золотого песка. В царской России в Подмосковье добывали золото, хотя, конечно, и не в промышленных масштабах, – говорит Шилов.

Те, кто верит в драгоценную находку на территории Подмосковья, окопались в основном в районе реки Истры. Но Шилов мечтает найти свою «золотую жилу» и разрабатывает новые направления. Поэтому мы держим путь на границу Московской и Калужской областей, в живописное место под названием водопад Радужный. Низина оврага, бьющий с высоты 2–3 метров ручей, блеск мокрых камней, в котором мы мечтаем увидеть золотой отблеск. Главная цель – разведка местности. Ее ведут всегда одинаково – совок, промывочный лоток (в нашем случае пластиковый тазик), решетка. Владимир зачерпывает песок вместе с камнями, насыпает их в тазик с решеткой, просеивает и промывает песок, а в остатке высматривает песчинки – не простые, а золотые. На самородок мы, конечно, не рассчитываем, но несколько «чешуек», как говорят золотоискатели, запросто может приплыть в руки даже новичкам.

– В прошлый раз мы с внуком именно здесь брали пробы, два раза зачерпывали и оба раза подняли по несколько золотинок! – В доказательство Владимир показывает нам баночку, на дне которой – микророссыпь глянцевого желтого цвета.

Владимир Шилов: Золотой лихорадкой можно заболеть даже в Подмосковье

Но нам почему-то не везет – блеснула только одна крупица, и ту потеряли в воде. Один из знакомых Владимира утверждает, что досыпает уже пол-литровую бутылочку золотого песка. Правда, в глаза ее никто не видел. А у золотодобытчиков так: нашел – спрячь и молчи. Хотя баек про везение и пойманную за хвост «золотую рыбку» у старателей точно не меньше, чем у рыбаков и грибников.

Охота на металл

Россия – чуть ли не единственная страна в мире, где индивидуальный поиск золота преследуется по закону. Если вас прихватят более чем с 1 кг золота, вам грозит уголовное наказание. За меньшее количество – административка – штраф 3–5 тысяч рублей. Охотиться на золото у нас запрещено с 1956 года, а золотая лихорадка с тех пор «лечится» в специальных закрытых учреждениях с решетками на окнах. Но лихорадит Россию все равно – причем целыми регионами. И большинство из них гораздо богаче золотом, чем Подмосковье, в котором только сама земля «золотая».

– На Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке вольным старательством занимаются целые поселки и часть населения маленьких городов, – рассказал «Собеседнику» иркутский геолог, старатель Рудольф Кавчик. – Другой работы там толком нет, денег у людей – тоже, а золото буквально под ногами лежит. Вот и идет народ в тайгу, на ручьи, на отвалы заброшенных приисков. К примеру, Иркутская область официально добывает 16 тонн золота в год и столько же – неофициально. Такая же ситуация и по другим золотоносным регионам. Для некоторых мест поиск золота – это повседневность. В этом году я видел бабушку, которая пошла «намыть золотишка», чтобы собрать внучку в школу. Кто-то, конечно, играет в это по-крупному. Если знать места, то в день можно намыть граммов 5–10 как минимум. Можно и самородок поднять – от 0,5 до 2 кг, если повезет. Кто идет с дорогим оборудованием – металлоискателями, помпами, кто – с лотком и совочком. Поиск золота уравнивает всех.

Охотиться на золото в России запрещено с 1956 года, а золотая лихорадка с тех пор «лечится» в специальных закрытых учреждениях с решетками на окнах. Но лихорадит Россию все равно – причем целыми регионами

Что происходит дальше с найденным золотом – дело абсолютно темное. Старатели сдают находки скупщикам за половину рыночной цены (сейчас цена черной скупки – 600 руб­лей за грамм, рыночная цена – 1200 руб­лей). Самородки, правда, даже на черном рынке идут подороже. Старатели утверждают, что большинство хозяев скупок – выходцы с Кавказа. Есть и легальный способ – сдать находку в полицию как клад и по закону получить за него 50% от рыночной цены. Но в старательской среде уверяют, что полицейские частенько «теряют» самородки, которые им принесли. Металл, говорят в Сибири, манит всех одинаково, независимо от должностей и званий.

Разрешить нельзя запретить

Рудольф Кавчик уже не может не искать золото. Но чаще делает это не в России, а за ее пределами – в Австралии, Новой Зеландии, Канаде.

– Во всем мире это свободный, разрешенный промысел, – рассказал он «Собеседнику». – В Австралии, например, для индивидуальной золотодобычи достаточно купить лицензию по интернету. Очень развит «золотодобывающий туризм» – когда тебе дают оборудование да еще места показывают, а все, что намоешь – твое. Туристам – интерес, а государству – прибыль...

Про «вольное приносительство» – добычу золота частниками – в России говорят уже больше 10 лет. Старатели просят разрешить им работать по-белому, сдавать найденное государству, платить налоги. Не бояться и не отдавать найденное скупщикам по-черному за полцены. В начале 2000-х годов закон о добыче золота непромышленным способом взялись продвигать губернаторы: красноярский – Александр Лебедь и магаданский – Валентин Цветков. Вскоре оба погибли при странных обстоятельствах. Закон о непромышленной добыче золота периодически появляется в стенах Думы, но до его подписания дело каждый раз не доходит. Золото, а особенно те, кто получает с его нелегального оборота миллиардные прибыли, не спешат выйти из тени. У старателей же – надежда на эту думскую осень.

– Это же самозанятость населения, а в кризисные времена – спасение для государства. Люди сами себя обеспечивают и ничего не просят, – считает Рудольф Кавчик.

Золото не раз спасало людей в самых кризисных ситуациях. Правда, и губило не реже...

Эх, намыть бы золотишка...

Где еще ищут золото?

Гоняться за рыжим металлом, оказывается, можно не только на приисках.

На пляжах всего мира можно увидеть «пляжных старателей», которые гуляют по берегам с металлоискателями и подбирают потерянные украшения: цепочки, кулоны, сережки. «Улов» самых удачливых – десятки граммов за сезон. Правда, эти же граммы – чьи-то потери.

В материнских платах компьютеров, телефонов, смартфонов содержится немало золота и благородных сплавов – 0,9 грамма и более. Чем «древнее» комп, тем его начинка ценнее. Правда, извлечение драгметаллов из техники – довольно сложный и не безвредный для здоровья процесс.

Источник: sobesednik.ru

Также в рубрике

Завершено расследование дела предпринимательницы из Вилючинска по обвинению в махинациях с авиабилетами на общую сумму свыше 3,3 миллиона рублей

 0

Эксперты - о необычных обстоятельствах катастрофы в небе над Синаем

 0