USD: 59.1312
EUR: 69.5619

В лесу разрешат строить все что угодно

В лесу разрешат строить все что угодно

В 2006 году был принят Лесной кодекс. Статья 41 разрешила брать лесные участки в аренду для осуществления рекреационной деятельности.

Муниципальным образованиям позволено было арендовать лесные участки бессрочно. Физическим и юридическим лицам — на 49 лет.

Десять лет из них уже прошли. В лесной аренде подвижки заметны. В рекреационной деятельности — нет.

Первые аукционы на право аренды лесных участков стали проводиться уже в 2007 году. Всем тогда казалось, это выгодное дельце. Плати за аренду — и лес твой.

Никаких социальных обязательств — ставить турники, заниматься спортом с местными детьми — закон на арендатора не накладывал. Поэтому индивидуалы арендовали лес, чтобы прирезать его к своей даче, огородить забором и расширить поместье лесными угодьями. А коммерческие компании — чтобы сделать бизнес. Построить, например, в лесу коттеджи и потом их как-то криво продать. По закону строить в арендованном лесу можно только временные сооружения, без фундамента. Но лазейки найдутся, они всегда находятся.

На все были прайс-листы. На то, чтобы выставить на аукцион именно тот участок леса, что прилегает к конкретной даче. На то, чтоб на аукционе была установлена изначально низкая цена за сотку этого участка. На то, чтоб аукцион выиграл именно тот, кто конкретной дачей владеет.

Привело все это к тому, что 20 декабря 2007 года состоялся аукцион, вызвавший жуткий скандал.

Намеренно не допустив к торгам множество людей, Мослесхоз роздал в аренду 990 гектаров леса в районе Рублево-Успенского шоссе по цене примерно 1 тысяча рублей за сотку. При том что в те времена за сотку земли в этом районе платили от 20 до 50 тыс. долларов.

Участки арендовали очень влиятельные люди.

Скандал, понятно, замяли, уволив лишь парочку «лесных» начальников. А практика передачи участков леса в рекреационную аренду продолжилась, но уже в меньших масштабах и без лишнего шума.

По данным Минприроды, сейчас в такой аренде в целом по стране — 31 тыс. га. Из них 4,4 тыс. га в Московской области. Количество заключенных договоров по РФ — 14 241, по Московской области —1293.

На каких из этих участков действительно осуществляется рекреационная деятельность? Какие просто закрыты заборами от людей? На каких стоят неразрешенные строения с фундаментами?

Узнать это можно только путем полевых исследований. Приехать на такой участок и посмотреть, что там творится.

Но чтобы туда приехать, нужно сначала узнать, где такой участок находится. А это крайне сложно. В открытом доступе нет ни специальной карты, где они были бы обозначены, ни их перечня с кадастровыми номерами. Как сказал наш источник в Рослесхозе, эти сведения превратились в «государственную тайну».

Шутка, конечно. Но с большой долей правды.

Благодаря хранящимся в Интернете судебным решениям, мы нашли один такой лесной участок — у поселка Таганьково в районе Рублево-Успенского шоссе. Пионерское участковое лесничество, квартал 38, выделы 3, 5, 15, квартал 39, выделы 4, 6, квартал 40, выделы 1, 2 ,3. Площадь 140 тыс. кв. м. Кадастровая стоимость — 141 680 руб. Земли лесного фонда очень недорогие.

Мы даже съездили посмотреть: вдруг там и впрямь рекреационная деятельность. Но обнаружили то же, что и везде в этом престижном подмосковном районе. Четырехметровые глухие заборы из профлиста. Ни проехать, ни пройти. А что за заборами? Бог знает.

■ ■ ■

Статья 41-я Лесного кодекса, регулирующая рекреационную аренду, в реальности ее не регулирует. Жизнь идет не по статье.

Арендаторы лесных участков из-за этого сейчас оказались в подвисе. Правдами и неправдами они нахватали участков и платят ощутимую арендную плату. А извлекать из участков прибыль особо не получается.

Кто-то построил капитальные сооружения, несмотря на запрет. Но их нельзя ни продать, ни зарегистрировать — они незаконные.

Кто-то ничего не строил, планировал продать арендованный участок. Но переуступить права аренды нельзя. Можно только передать участок в субаренду, а висеть он все равно будет на арендаторе.

Даже у дачников, прирезавших к своим участкам арендованный лес, положение неоднозначное. Они ведь его огородили. А огораживать запрещено. Статья 11 того же Лесного кодекса предписывает сохранять к нему свободный доступ: «Граждане имеют право свободно и бесплатно пребывать в лесах и для собственных нужд осуществлять заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов».

Очевидно, статью 41-ю Лесного кодекса надо менять. Влиятельные арендаторы этим активно занимаются в настоящий момент, стремясь подстроить закон под себя.

В Госдуме эту тему ведет депутат Василий Тарасюк (ЛДПР), заместитель председателя Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Он настойчиво продвигает законопроекты, направленные на защиту экономических интересов арендаторов лесных участков.

Один его законопроект был про то, что надо признать законным строительство там капитальных строений. Второй — про то, что арендованные участки надо разрешить приватизировать и выкупать.

Оба законопроекта в Госдуме прошлого созыва не прошли.

Сейчас Тарасюк снова стал депутатом и уже внес два очередных законопроекта.

Законопроект №5542-7: на арендованные участки допускаются только те граждане, у кого есть при себе паспорт.

Законопроект №5544-7: если рекреационный лес в аренде дольше десяти лет, арендатор может выкупить его в собственность.

Отзывы думских экспертов на них неблагоприятные. Но это не гарантия того, что законы не будут приняты.

Минприроды тем временем тоже подготовило свой законопроект. В нем интересы арендаторов лоббируются не так откровенно, как у депутата Тарасюка.

По замыслу Минприроды в рекреационном лесу можно возводить капитальные строения, но площадь, которую они занимают, не должна превышать 20% площади арендуемого участка и 3% площади лесничества или лесопарка, где этот участок находится. Переводить такие лесные участки в земли других категорий запрещается.

Профессор Анатолий Петров, ректор Всероссийского института повышения квалификации руководящих работников и специалистов лесного хозяйства, предлагает менять законодательство не только под арендаторов, но и под всех остальных людей, живущих в нашей стране: «Нужен закон, который будет базироваться на балансе интересов гражданина, государства и бизнеса».

Концепция профессора Петрова строится на трех китах.

1. Арендовать лес под рекреационные цели могут только предприниматели, осуществляющие рекреационную деятельность.

2. Такая деятельность требует возведения капитальных объектов, поэтому в новом законе об организации рекреационной деятельности должно быть разрешено их строительство.

3. Предпринимателям нужно давать в аренду только те лесные участки, на которых будут возведены капстроения, а для этого выводить их из состава земель лесного фонда с последующим выкупом. Пока здания строятся, можно их огораживать ради безопасности людей, но потом все ограждения должны быть убраны.

При таком подходе получится, что и волки сыты, и овцы целы.

Конституционное право граждан свободно гулять по лесам будет соблюдено.

Предприниматель сможет зарабатывать на тех из них, кто захочет переночевать в его лесном отеле, пообедать в лесном ресторане, воспользоваться прокатом лыж и велосипедов.

А государство будет получать доход в виде налогов, которые предприниматель будет платить. На эти налоги оно будет вести лесное хозяйство и поддерживать в качественном состоянии рекреационные территории.

■ ■ ■

Идеи разные. А направление, в котором течет законотворческая мысль, — одно и то же. Как обязать людей, арендовавших лес под рекреационную деятельность, действительно ею там заниматься?

Сложная задача. Но вот парадокс.

Есть люди, которые уже занимаются рекреационной деятельностью в лесу. Причем без всякой аренды. Хотя их никто даже не заставляет. Однако из поля зрения законотворцев они полностью выпадают. Хотя отталкиваться, по идее, надо именно от них. От тех, кто уже обихаживает кусочек леса за деревней. Кто турники там поставил, чтоб пацаны подтягивались. Лыжню зимой протаптывает. Со школьниками на субботники ходит мусор собирать.  

В Подмосковье полно таких замечательных граждан. Они сбиваются в небольшие компании по интересам — у кого-то дети лыжники, кто-то сами бегают от инфаркта — и занимаются рекреационной деятельностью. Не потому, что государство им создало для этого условия, а потому что сами хотят.

Примеров множество. Вот один. Жители Воскресенского, Раменского, Егорьевского, Орехово-Зуевского районов уже которую зиму ездят кататься на лыжах в поселок Цюрупы. По выходным — толпы лыжников. Потому что там отличная лыжная трасса. Бесплатная, разумеется. И лес ухоженный, и есть где машину поставить. Все удобно, приятно и так, как должно быть.

Власти никакого отношения к этой трассе не имеют. Все делают местные жители. Несколько человек сбились в любительский клуб, превратили лес в спортивный парк и тянут на себе всю работу. Летом в нем проходят областные турслеты и слеты байкеров, соревнования по спортивному ориентированию, кроссы и велосипедные заезды. Заборы при этом никто не ставит. И без капитальных строений как-то обходится.

Люди эти хотели бы арендовать лес, по которому идет трасса, потому что сейчас она там на птичьих правах. В любой момент лыжников оттуда могут выгнать. Но платить арендную плату клуб, понятно, не может. Он не коммерческий. Денег не зарабатывает.

«Муниципальное образование может бесплатно взять лес в аренду, — объяснил «МК» основатель клуба Николай Наседкин. — И передать его в субаренду нашему клубу. Закон позволяет. Мы просим администрацию, но пока никакого движения».

■ ■ ■

Рекреационная деятельность, не приносящая дохода, чиновников не интересует. Так же, как бесплатная аренда леса. Поэтому стихийно возникшие в лесу рекреационные зоны не находят поддержки у властей. Копошатся там граждане сами, ну и ладно.

Власти заточены исключительно на деньги, которые может приносить лес.

Чтобы поддерживать лес в порядке, нужны деньги на противопожарные мероприятия, борьбу с вредителями, уборку сухостоя. Средств на это из федеральных источников выделяется все меньше и меньше. Вот динамика по Московской области, приводившаяся в 2015 году на парламентских слушаниях в Госдуме. В 2014 году субвенции из федерального бюджета составили 1681 млн, в 2015-м — 1519, в 2016-м — 1379, в 2017-м — 719,5.

Снижение бюджетного финансирования нужно компенсировать доходами, которые может приносить лес. Значит, лес надо сдавать в аренду. Это единственный способ извлекать из него деньги.

Аренда по закону может быть: а) под вырубку и б) под рекреационную деятельность. Но с вырубками возможности весьма ограничены.

Остается рекреационная аренда.

1293 договора в Московской области — это капля. Хотя арендная плата очень высокая — в Московской области в год в среднем 175 тысяч рублей за один гектар леса. Доходы, которые она приносит бюджету, сопоставимы с объемом субвенций. Но все равно этого мало.

В нужном властям количестве арендаторы будут брать лесные участки, если смогут получать от них хорошую прибыль. Хорошую прибыль приносят отели и рестораны. Это капитальные сооружения. Значит, придется разрешить их строить в лесу.

Чтобы вести в лесу капстроительство, нужно прорубить к нему дорогу для тяжелой техники. Поставить опоры для электросетей. Пробурить скважину для водоснабжения. Построить канализацию, систему очистки.

Ради одного отеля, который расположится на двадцати сотках, придется испоганить десятки гектаров леса вокруг него.

Тот лес, который был у нас прежде, мы потеряем. Это неизбежно.

Остается только надеяться, что закон о рекреационной аренде будет пересмотрен хотя бы так, как предлагает профессор Петров. И у людей останется возможность свободно гулять пускай и в исковерканном лесу, но все-таки не натыкаясь тут и там на глухие заборы.  

Источник: www.mk.ru

Также в рубрике

Сотрудники санатория имени Бурденко в крымских Саках пишут жалобы в местную прокуратуру ,депутатам и даже Сергею Аксенову

 0

Будни праздников в Самаре. Овны и козлища в третьем секторе

 0