USD: 59.5415
EUR: 67.6868

Возвращение мастера

Возвращение мастера

17 марта в музее им. Эрьзи откроется персональная выставка гениального мордовского живописца Александра Жидкова

17 марта Саранск переживет очередной культурный шок. В музее имени Эрьзи откроется персональная выставка гениального мордовского живописца Александра Жидкова. Его имя до недавнего времени было известно лишь узкому кругу специалистов. Последдний раз он выставлялся в далеком 1985 году, когда Советский Союз встал на путь разрушения… Из небытия мастера по сути извлек известный художник Сергей Суворов, опубликовавший о нем очерк в рамках «столичной» рубрики «Арт-галерея». У жителей Мордовии появится уникальная возможность оценить творчество мастера старой школы. Будут представлены пейзажи, портреты и натюрморты, созданные в «суровом стиле». Автор удивительно точно передает атмосферу советской эпохи с ее трудовой жизнью, простой радостью бытия, отсутствием меркантильности. Герои полотен, впрочем, как и сам автор, органично и достойно «встроены» в жизнь. Александру Жидкову 82 года. С женой Юлией Павловной они прожили 57 лет, воспитали двоих детей… В гостях у прекрасного человека, похожего на былинного богатыря, побывали Татьяна Михайлова и Жанна Ларцева.

Первая и единственная персональная выставка Александра Жидкова состоялась в 1985 году. Ему тогда исполнилось 50 лет.

Небольшая квартира на Юго-Западе похожа на музей. Стены увешены картинами хозяина и семейными фотографиями. Молча рассматриваем знакомые по репродукциям в Интернете полотна «Сирень», «Портрет отца», «Сын»… На окнах пышно зеленеют цветы, в пластмассовых стаканчиках подрастает помидорная рассада …

«Это сын Дмитрий ухаживает за растениями, — поясняет хозяин. — Сами бы не справились. Постепенно прибавляются годы и болячки! Но мы с женой не унываем! Всегда кажется, что основная работа еще впереди, хочется многое сделать… Человек в любом возрасте живет надеждой!»

Предыдущая и единственная персональная выставка Александра Жидкова прошла в Саранске в 1985 году в честь 50-летия автора. Местная пресса назвала его творчество «жизнеутверждающим, ставшим органичной необходимостью современного искусства Мордовии». С тех пор прошло больше 30 лет… На грядущей выставке зрители увидят работы художника из постоянной экспозиции музея им. Эрьзи и личной коллекции живописца. «Конечно, в преддверие такого большого события я сильно волнуюсь! — говорит Жидков. — Признаться, сначала не хотел выставляться, чтобы не афишировать себя лишний раз… Убедил художник Сергей Суворов. Он вместе с сотрудниками музея все организовывает. Отбирают работы… Знаете, от творчества я практически никогда не имел заработка. Раз в год удавалось продать картины после республиканских или всероссийских выставок. Как правило, экспозиции посвящались съездам КПСС и подобным мероприятиям. Тогда полотна закупало министерство культуры, частных коллекционеров еще не было… Основной доход получал от оформительских и шрифтовых работ. Творчество — это для души!» Детство художника прошло в селе Марьяновке Большеберезниковского района. Отец работал на спиртзаводе, мама была домохозяйкой, растила трех сыновей и дочку. «Воспитывала ремнем, а как иначе! — смеется пенсионер. — Я учился плоховато, потом курить начал, за что получал по заслугам. Зато в армии бросил эту пагубную привычку и никогда к ней не возвращался…» Рисовать Жидков начал в школе. В 5 классе копировал книжные иллюстрации. Увлечение мальчика заметил педагог по изобразительному искусству. Попросил срисовать что-нибудь для плаката наглядной агитации. С этого все и началось… Позже Саша брал из библиотеки журнал «Огонек» и копировал акварельными красками репродукции Васнецова — «Аленушку», «Три богатыря»…

…Две недели мне не давал покоя ежик в тумане. Он одиноко стоял на лестничной клетке возле окна и, наивно улыбаясь, вопросительно взирал на пробивающее сквозь запыленное окно свечение.

В доме напротив жил художник-самоучка, участник войны. У него родители впервые купили для сына настоящие масляные краски! Постепенно Саша по-настоящему увлекся живописью. После окончания 10 класса он аккуратно выписал на листочек все художественные учебные заведения Советского Союза и решил отправиться в Харьков. «Приехал, нашел институт, — вспоминает живописец. — Неожиданно выяснилось, что для поступления требуется начальное художественное образование, которого у меня не было. Решил подать документы в местное училище, и тут неудача — надо сдавать украинский язык! Что делать? Отправился я на вокзал, взял обратный билет на поезд «Харьков — Свердловск»… Подъезжая к Пензе, сообразил: «В этом городе есть хорошее художественное училище!» Спрыгнул со второй полки и сошел с поезда…»

Вот так спонтанно началось его обучение живописи в знаменитом Пензенском художественном училище им. Савицкого. Жидков получил диплом учителя рисования и черчения, но по специальности не работал. Отсутствие интереса к педагогике объясняет некоммуникабельностью и немногословностью. Художник признается, что на его творчество во многом повлияло многолетнее общение с талантливым саранским живописцем Анатолием Мисюрой. «После училища я работал, как учили педагоги, — смеется собеседник. — А Мисюра сломал наши молодые взгляды, мол, неправильным путем идете, друзья!» Александр Жидков с теплотой вспоминает, как в начале 1960-х годов вместе с художником Виктором Бедновым отправился в путешествие по Волге. «Как босяки собрались с этюдниками наперевес, с картонками и красками! — улыбается живописец. — Отправились из Нижнего Новгорода, в каждом городе останавливались на день-два. Рисовали рассветы и закаты. Ночевали на улице, на причалах… В общем бродяжничали! Так и до Крыма до-брались!»

А дома художника ждала молодая жена Юля с маленькой дочкой… 19 февраля исполнилось 57 лет их совместной жизни. Как любой паре, прожившей много лет, им пришлось многое пережить. Воспитывать двух детей помогали бабушки. Самым тяжелым испытанием стало начало 1990-х годов.

«Пять лет Саша не получал ни копейки, — вспоминает супруга. — Мы были вынуждены продать хорошую мастерскую в 70 квадратных метров — нечем было оплачивать коммунальные услуги. Купили небольшой домик в живописнейшем селе Мордовское Давыдово в Кочкуровском районе. Летом сажали овощи, вели скромное хозяйство. В те годы жили в основном в деревне — в городе делать было не- чего… Муж всегда много рисовал. Я зарабатывала 180 рублей, по тем временам неплохая сумма. Кое-как выкручивались. Было тяжело, но 1990-е годы нас не сломили. Позже вернулся сын из армии, постепенно отремонтировал наш деревенский дом. Построил баню, вырыл колодец, провел водопровод. А сарай, где когда-то скотину держали, муж приспособил под мастерскую. С тех пор постоянно там пропадает! Летом смотрю: свет в окошке горит почти до полуночи… Наш секрет гармоничной семьи в том, что оба начисто лишены меркантильности и необидчивые вовсе. С утра поссоримся, а к обеду уже забыли, о чем давеча пререкались! Сегодня у молодежи на первом плане находятся деньги. А в советское время нас не баловали, не приучали к наживе. Слава Богу, мужу квартиру дали. Живем скромно, мы так привыкли. Саша принимает жизнь такой, какая есть — без прикрас, без разницы деревенская ли, городская… В молодости мы общались с семьями известных художников — Бедновыми, Мисюра, Козловыми. Все жили просто, к богатству никто не стремился. Помню, Анатолий Мисюра получил мастерскую на улице Федосеенко и пригласил в гости. Стола еще не было. Скатерть расстелили на полу, уселись вокруг! Ели картошку, огурцы, помидоры… Деликатесов не было, зато весело! Наверное, современные художники другие. Время гнет людей в свою сторону…»

Юлия Павловна угощает гостей из редакции чаем с разными травами из Мордовского Давыдова, предлагает попробовать хлеб, испеченный своими руками, и фирменную наливочку скромного хозяина. Хорошо в гостях у Жидковых — просто, душевно…

«Званий я не нажил, — говорит Александр. — Да и зачем они мне? Однажды собрали документы на «заслуженного художника», но так и не присвоили… А жить мне было всегда хорошо — и в Советском союзе, и сейчас неплохо. Даже лучше! Пенсию получаю, не надо думать, чем семью кормить. Я всегда был оптимистом, никогда не ныл. Работать надо, вот и все!»

Особое мнение:

«Однажды в дремучих лесах Мордовии я встретил Александра Жидкова. Он привел меня в мастерскую и показал свои картины. Так я нашел сокровище! В духовном смысле этого слова, конечно, — отметил в беседе с корр. «С» инициатор исторической выставки художник Сергей Суворов. — Живопись Александра Александровича — это очень тонкий и светлый образ великой эпохи, о которой я знал только по рассказам дедушки и бабушки. И в картинах Жидкова для меня открылся образ самой сильной державы мира. И это были не стройки «пятилетки», не поля с тракторами, не съезды партии, не летящие куда-то ракеты… В скромной мастерской мне открылись гармония спокойной семейной жизни и уверенность в завтрашнем дне. Теперь я понимаю, что это самое главное для человека. Это и есть счастье! Именно счастье я увидел в работах выдающегося художника России!»

Источник: stolica-s.su

Также в рубрике
Комментариев нет. Станьте первым!