USD: 73.4747
EUR: 89.4995

Спасти Кисегач

Почему самой близкой к Челябинску курортной зоне вместо развития и процветания грозит деградация и гибель

Спасти Кисегач

В Челябинской области, где власти и бизнес договорились сообща развивать туристический потенциал региона, складывается парадоксальная ситуация вокруг самого близкого к областному центру курорта «Кисегач». Эта местность в 70 километрах к западу от Челябинска еще до войны была определена под обеспечение рекреационных потребностей растущего промышленного центра. За несколько десятилетий на берегах здешних лесных озер предприятия и организации построили для своих сотрудников более полусотни баз и домов отдыха, санаториев и пансионатов. Почти все они сохранились, но остро нуждаются в модернизации, как и объединяющая их инженерная инфраструктура. Для этого есть и инвесторы, готовые вкладывать миллиарды, и это не является преувеличением. Однако пока бизнес останавливается перед крайне непоследовательными действиями государства.

Территория запретов

Уже несколько лет правительство Челябинской области всячески подчеркивает свою заинтересованность в развитии внутреннего и въездного туризма. В феврале на отраслевом форуме в Челябинске отвечающий за эту сферу областной министр культуры Алексей Бетехтин сообщил, что 2016 году объем рынка туристических услуг в области перевалил за знаковые 5 млрд рублей. По этому показателю Южный Урал вплотную приблизился к первой пятерке российских регионов. Турпоток в Челябинскую область в прошлом году составил 2,1 млн человек, причем 900 тыс. гостей воспользовались различными формами организованного отдыха, в том числе расположенными в области гостиницами, пансионатами, базами отдыха.

Челябинский предприниматель Андрей Самокатов — один из тех, кто надеется, что этот туристический бум позволит вдохнуть вторую жизнь в курорт «Кисегач», расположившийся на берегах лесных озёр вблизи города Чебаркуль. Хорошо известная не одному поколению южноуральцев здравница сегодня пребывает не в лучшей форме, а шансы поправить это положение довольно призрачные. 

Санатории, базы и дома отдыха курорта "Кисегач" в основном "тянут" еще на старой советской инфраструктуре
Санатории, базы и дома отдыха курорта «Кисегач» в основном «тянут» еще на старой советской инфраструктуре
Ольга Старкова / Наш Урал

Вину за это бизнесмен возлагает на всё те же областные власти. По его словам, в 2014 году, когда в регионе сменилось руководство, областное министерство экологии инициировало придание курортной зоне статуса памятника природы. Он накладывает целый список ограничений на землепользование, подразумевая запрет любой хозяйственной деятельности. Об этом чёрным по белому гласит текст юридического заключения, подписанный президентом Адвокатской палаты Челябинской области Иваном Казаковым. Запрету подлежит не только строительство новых объектов курортной деятельности, но и функционирование уже существующей инфраструктуры, делает вывод Андрей Самокатов.

В министерстве экологии Челябинской области подтверждают: создание не одного, а сразу двух памятников природы в этой местности предусмотрено Схемой развития и размещения особо охраняемых природных территорий Челябинской области на период до 2020 года.

Правда, правительство области утвердило этот документ не в 2014 году, а еще в феврале 2008-го (постановление № 34-П в редакции от 14.09.2016 года). Есть и другой важный нюанс: статус памятников природы придается исключительно водным объектам — озерам Большой Кисегач и Еловое, а не территории курорта в целом. Иными словами, ограничения будут введены только в отношении самих озер, а не территории вокруг них, заверили в областном минэкологии. Сейчас в ведомстве готовят необходимый пакет документов.

Лес по формальным основаниям

Впрочем, для Андрея Самокатова и других собственников недвижимости в курортной зоне теперь более актуален другой вызов. В 2016 году не в их пользу обернулось многолетнее арбитражное разбирательство, которое вели местные власти с территориальным управлением Росимущества. Последнее добилось того, чтобы передать земли курортной зоны в гослесфонд. О юридических последствиях этого шага говорилось, в том числе, на февральском турфоруме. Для бизнеса это означает повышенную аренду и полный запрет на новое строительство. Всё, что могут позволить себе собственники, — это снести существующие строения и возвести на их месте новые, не выходя за прежние фундаменты и даже не превышая прежнюю этажность. Говорить о каком-либо развитии при таких ограничениях довольно трудно, признали тогда и предприниматели, и чиновники.

«Когда в 50–60-е годы в высоких кабинетах принимались постановления об исключении курортных зон из гослесфонда, в кабинетах поменьше должны были вносить необходимые поправки в землеустроительную документацию, но по разным причинам этого делать не торопились. А когда сегодня возникают разбирательства, как правило, суды смотрят на формальную сторону вопроса, — говорит председатель комитета архитектуры и градостроительства администрации Чебаркульского городского округа Сергей Шацкий. — В нашей ситуации случилось именно так: если упростить, в карты и схемы своевременно не были внесены нужные корректировки, и этим воспользовалось Росимущество».

Озера Большой Кисегач и Еловое, ставшие ядром курортного кластера, — настоящие водные жемчужины посреди леса
Озера Большой Кисегач и Еловое, ставшие ядром курортного кластера, — настоящие водные жемчужины посреди леса
Дмитрий Гриценко / Наш Урал

По мнению Шацкого, собственникам курортной недвижимости сейчас следует вести юридическую работу по исключению своих земельных участков из лесфонда в связи фактической утратой их целевого назначения. Это непростой путь, но идти по нему можно, тем более что на сегодня это едва ли не единственная возможность снять ограничения, считает чиновник. По его словам, муниципалитет, поздно осознавший бесперспективность судебных тяжб, тоже мог бы и даже хотел бы подключиться к этому процессу. Ведь для него это вопрос привлечения инвестиций в местную экономику. 

Но речь идет о значительной по площади территории в 5,6 тыс. гектаров, требующей недешевой землеустроительной работы. На это в городском бюджете нет денег, а целевой помощи из областного бюджета не предусмотрено.

Предприниматель Андрей Самокатов называет это одним из примеров того, как областные и местные власти могли бы, но не действуют сообща. Хотя, казалось бы, вряд ли потеря Чебаркулем возможности развивать целую отрасли городской экономики (притом исторически сложившейся отрасли!) отражает интересы областных властей. В пресс-службе губернатора Челябинской области, впрочем, сообщили, что по перспективам развития курорта «Кисегач» в областном правительстве существует межведомственная рабочая группа. Ее возглавляет глава министерства строительства Виктор Тупикин, но его пресс-служба на запрос Znak.com не ответила.

Планировочные компромиссы

Губернатором Челябинской области утверждена «дорожная карта» мероприятий, направленных на развитие территории курорта «Кисегач», рассказали в минэкологии. Она предусматривает создание проекта планировки курорта, документ в настоящее время проходит процедуры согласования с заинтересованными сторонами. Срок утверждения — сентябрь 2017 года. Заказчиками документации по планировке территории совместно выступили Чебаркульский городской округ и Чебаркульский муниципальный район. 

Конкурс в 2016 году выиграл институт «Челябинскгражданпроект». В мае проект планировки вынесут на публичные слушания, подтвердил Znak.com начальник отдела генплана Михаил Кожевников. На ситуацию он смотрит довольно оптимистично. По его словам, главное, что удалось сделать в процессе работы над схемой, — найти компромиссные решения, которые позволят, с одной стороны, обозначить возможности для развития курортной зоны, а с другой — позаботиться о сохранении и восстановлении ее природного потенциала. 

Предприниматели заинтересованы и в зимней работе своих сезонных объектов, для чего им нужна реконструкция
Предприниматели заинтересованы и в зимней работе своих сезонных объектов, для чего им нужна реконструкция
Наталья Ханина / Znak.com

«Более того, перелопатив нормативно-правовую базу, изучив научные разработки, мы подтвердили, что улучшение благоустройства местности, покрытой растительностью, позволяет увеличить антропогенную нагрузку на природную территорию без вреда для нее, — подчеркивает Кожевников. — Собственно, это понятно и на обывательском уровне: лучше, когда мы проложим организованный путь, направив по нему поток людей и машин, чем позволим каждому ходить и ездить, как он пожелает, причиняя тем самым экологический ущерб». 

По мнению Михаила Кожевникова, проект планировки позволит запустить прозрачный механизм работы местных властей, инвесторов и контролирующих органов в интересах территории. «Тем же бизнесменам он позволит переходить к поиску конкретных локальных решений, которые позволят улучшать объекты, делать их более привлекательными и современными. Подобрать или найти архитектурные решения для этого можно», — заверяет представитель проектного института. В общем, дело за малым — утвердить предложенную схему и принять ее как общие для всех правила игры.

Сторона заказчика с этой оценкой в целом согласна, но, считает Сергей Шацкий, утвержденный проект планировки все равно окажется промежуточным решением, после которого надо двигаться к окончательному урегулированию статуса земель.

«Сегодня мы видим добрую волю со стороны представителей лесного департамента, которые понимают, что целевое назначение этих земель должно быть другим. Но завтра ситуация может поменяться, и если кому-то придет в голову однажды всё запретить и снести, закон будет на его стороне», — констатирует чиновник. 

Теперь уже не существующий парк развлечений "Китова пристань" - яркий пример того, какими рискованными могут оказаться вложения в туризм на Южном Урале
Теперь уже не существующий парк развлечений «Китова пристань» — яркий пример того, какими рискованными могут оказаться вложения в туризм на Южном Урале
Андрей Володин / Наш Урал

Подобное уже было на Южном Урале. В 2012 году в Саткинском районе была снесена одна из местных достопримечательностей — парк развлечений «Китова пристань» на озере Зюраткуль. На протяжении почти 10 лет он привлекал большое число туристов, но однажды точно так же по документам оказался на территории национального парка «Зюраткуль», чье руководство отказалось мириться с таким соседством. Судебные разбирательства о будущем развлекательного парка, куда вход для туристов, кстати, в отличие от национального парка, был бесплатным, длились с 2007 года. Пока наконец в 2011 году не было возбуждено исполнительное производство. Эта история разворачивалась на глазах у всего отраслевого сообщества региона, и ее повторения для себя не желает никто.

Прощай, инвестор?

Так или иначе, пока инвестиционные планы в отношении курорта кладутся на дальнюю полку, как, например, проект спортивно-развлекательного центра, который собиралась построить на берегу Большого Кисегача челябинская компания «ИНСИстрой». Инициаторы проекта были готовы создать не имеющий аналогов в регионе объект, способный в комплексном и всесезонном режиме принимать тренировочные сборы и соревнования минимум по 10 дисциплинам, в том числе национального и международного уровня. За пять лет инвестор хотел вложить в стройку 1,7 млрд рублей. Но после нескольких месяцев безуспешного обивания порогов он махнул рукой. 

По словам Андрея Самокатова, который лично сопровождал не одного потенциального инвестора в их мытарствах по кабинетам, это типичная история. Точно так же махнул рукой челябинский бизнесмен Сергей Ефименко, который по-предпринимательски оценил потенциал курортной территории в 70 километрах от Челябинска и хотел поучаствовать в ее возрождении. Но в итоге вложил миллионы долларов в туристический комплекс в Переславле-Залесском. Там, а не Южном Урале появился этнографический развлекательно-просветительский парк «Русская деревня», привлекающий в год десятки тысяч организованных туристов, обеспечивая работой местных жителей и давая налоги в бюджеты.

Бизнес, поверивший было в желание чиновников построить на Южном Урале туристическую Мекку, действительно мог бы вкладывать в «Кисегач» миллиарды, если не десятки миллиардов рублей.

Но внешне привлекательная идея таит в себе столько неопределенностей и столько поводов нарваться на произвол государевых людей, что инвестор уходит. В конце концов, его ждут не только в Челябинской области.

Фрагмент визуализации одного из капиталоемких проектов, которые могли бы, но не реализуются в курортной зоне "Кисегач"
Фрагмент визуализации одного из капиталоемких проектов, которые могли бы, но не реализуются в курортной зоне «Кисегач»
Znak.com

 

Глава комитета по содействию развития внутреннего туризма в челябинском отделении «Опоры России» Дмитрий Довбня удивлен и другому. Ведь создаются препятствия, в том числе, для экологического возрождения курорта, о чем, судя по «дорожной карте», заботятся региональные власти. При создании курортной зоны много лет назад была допущена непростительная инженерно-планировочная ошибка. Общая для всего курорта система канализации была выведена в небольшое озерцо Табанкуль. А оно расположено в самом начале каскада водоемов, вокруг которого, собственно, и сформировался рекреационный кластер. То есть попадая в Табанкуль, коммунальные отходы отравляют воду и в Большом Кисегаче — озере, которое, как рассказывают старожилы, еще недавно по свойствам воды могло сравниться со знаменитыми Тургояком и Увильдами. Сегодня ряд специалистов с данными лабораторных анализов в руках доказывают, что безопаснее искупаться в придорожной луже, чем в курортном водоеме. 

Для спасения озера нужна перемычка всего в несколько километров, которая перебросила бы коммунальные стоки курортной зоны в городскую канализацию Чебаркуля. Именно такое решение главной инфраструктурной проблемы курорта «Кисегач» предусматривает проект планировки от «Челябинскгражданпроекта». Но у местных властей нет денег на прокладку перемычки, а бизнес вкладываться в этот проект не готов даже на условиях государственно-частного партнерства. Какой смысл, если партнер в лице государства всячески дает понять, что бизнесу на берегах Кисегача не место?

Ситуация выглядит глупой и по другой причине, добавляет Андрей Самокатов. Получается, единственное, чему она сейчас благоприятствует — это дикий, неорганизованный туризм, в российском варианте имеющий свои хорошо известные последствия, в том числе для экосистемы.

Загаженная береговая линия, изъезженные машинами лесные поляны, постоянный риск опустошительных пожаров — самостоятельно противостоять этому государство не в силах сейчас и вряд ли будет способно на это в обозримом будущем. А бизнес, который обеспечивает организованный упорядоченный отдых, как минимум не чувствует поддержки. Если все так пойдет дальше, деградирует не только оставшаяся от прежних лет инфраструктура курорта. Под вопросом и сами природные условия, предопределившие рекреационное назначение здешних мест. И то, что этому способствуют само государство, конечно, действительно вызывает недоумение.

Лесная сказка о потерянном времени

Знаменитая здравница теряет потенциальных инвесторов, которые, оценив масштаб трудностей, уходят на другие площадки, а то и вовсе в другие регионы. При этом территория остается привлекательной для отдыха, что признается и на официальном уровне, и предпринимателями, и сторонними экспертами. По расчетам «Челябинскгражданпроекта», в хорошие выходные на берега озер, входящих в курортный кластер, готовы приезжать до 120 тыс. туристов, а здравницы и дома отдыха могут принять всего несколько тысяч. Понятно, что остальные поедут сюда «дикарями», со всеми вытекающими последствиями для местной экосистемы. 

С одной стороны, именно сохранение и воспроизводство экосистемы — цель тех ограничений, с которыми сталкивается бизнес. Но с другой — объективная реальность такова, что у государства с его кучей запретов еще долго, а возможно, никогда не появится достаточных сил обеспечить особый статус этой территории. Не давая ей развиваться согласно своему историческому предназначению, государство фактически само, своими же руками, обрекает «Кисегач» на медленное, но верное вымирание. Его просто загадят и затопчут толпы неорганизованных туристов, чьи потребности при этот будут удовлетворять не цивилизованные игроки рынка с их опытом и знанием дела, а дельцы из наспех сколоченных «некапитальных» построек.

Когда с берега уйдет организованный бизнес, туда придут неорганизованные туристы. Государство ничего не сможет этому противопоставить
Когда с берега уйдет организованный бизнес, туда придут неорганизованные туристы. Государство ничего не сможет этому противопоставить
Наш Урал

Самое обидное, что, скорее всего, эта абсурдная ситуация рано или поздно будет поправлена. Это вопрос времени, но именно оно — самый ценный на сегодня ресурс для курорта.

Последнюю четверть века он тянул исключительно на остатках того запаса прочности, что достался в наследство от советской эпохи. Сейчас ему бы рвануть вперед. Для этого есть все предпосылки, включая крайне удачную географию курорта. Бизнес готов сделать в это значительные вложения. Но отсутствие скоординированной государственной политики этому явно мешает. 

Очевидно, проблема давно требует политической воли областного руководства. Не хочется верить, что региональная власть просто не стремится до конца вникнуть в ситуацию или вопреки заезженным декларациям в действительности к ней просто равнодушна. 

Источник: www.znak.com

Также в рубрике

Для бронирования номеров в столичном отеле достаточно зайти на интернет-сайт

 0

Туроператоры, активно работающие на внутреннем рынке, комментируют перспективы летнего сезона на фоне возвращения турецкого направления

 0