USD: 64.3455
EUR: 71.0503

Финал заповедного бизнеса

Вынесен приговор экс-директору Байкало-Ленского заповедника

Текст: Людмила БЕГАГОИНА
Финал заповедного бизнеса

Десять лет колонии строгого режима и 80 миллионов рублей штрафа – к такому наказанию Свердловский районный суд Иркутска приговорил бывшего директора Байкало-Ленского заповедника Александра Рассолова. Заслуженный эколог России признан виновным в двух фактах хищения вверенного ему имущества (в крупном и особо крупном размерах) путём растраты с использованием служебного положения (чч. 3, 4 ст. 160 УК РФ). Кроме того, как установлено судом, Александр Рассолов дважды получал взятки в виде денег – в крупном и особо крупном размерах (чч. 5, 6 ст. 290 УК РФ). Два должностных преступления из четырёх он совершил в группе по предварительному сговору.

След из прошлого

О том, что директор природоохранной организации руководствовался в своей деятельности в первую очередь личной выгодой и не гнушался класть в собственный карман государственные рубли, выделенные на охрану Байкала, наша газета писала не раз. Бить тревогу мы начали ещё до того, как Александром Рассоловым заинтересовались следственные органы. Всё началось, когда в редакцию явилась внушительная делегация из работников учреждения – госинспекторов и научных сотрудников. Они были сильно обеспокоены новациями своего начальника. По их уверениям, пришлый директор изменил места дислокации экотуризма, не щадя ни флору, ни фауну Байкала, заботясь только об удобствах для высокопоставленных браконьеров. Для этого Александру Рассолову пришлось «укрепить» руководство учреждения специалистами, завезёнными из Красноярского края, где он раньше служил. Среди них оказались и ранее судимые за браконьерство. После чего команда Рассолова начала всяческими способами выживать сотрудников Байкало-Ленского заповедника с многолетним стажем, которые воспротивились политике развития территории без обеспечения сохранности уникальных уголков природы, облюбованных животными и растениями, включёнными в Красную книгу.  

До похода в редакцию местные патриоты Байкала отправили жалобы во всевозможные инстанции вплоть до президента страны, где привели примеры многочисленных нарушений Рассоловым законодательства, в том числе финансового и трудового. «Ответ» был ожидаемый – все подписанты попали в опалу, а некоторые лишились работы. За статьёй «Рай для браконьеров», опубликованной в «Восточке» 6 мая 2013 года, последовала ещё и судебная тяжба: команда Рассолова, к тому времени уже арестованного, направила в Арбитражный суд Иркутской области иск к автору и редакции о защите деловой репутации государственного заповедника. Но привлечь газету к гражданской ответственности так и не удалось. Вскоре выяснилось: прегрешения Александра Рассолова и его заместителя Андрея Мезенцева перед природоохранным учреждением, его сотрудниками, государством ещё серьёзнее, чем факты, получившие огласку благодаря публикации в «Восточке». Они тянут на обвинительный приговор.  

Команду Рассолова его подчинённые окрестили «бандой по наркотикам», и в этом позорном прозвище был свой смысл. Как выяснилось, в Иркутск Александр Рассолов при­ехал из Красноярского края, где возглавлял Саяно-Шушенский биосферный заповедник. С того времени за ним и тянется шлейф дурной славы. Пост заместителя директора при папе занимал его сын Илья Рассолов. Вместо того чтобы заниматься развитием туризма и рекреацией, чего требовала должность, Рассолов-младший увлёкся изготовлением из дикорастущей конопли наркотиков – гашиша и марихуаны, которые сбывал в Красноярске и его окрестностях через посредников. На территории вверенного заботам Александра Рассолова биосферного заповедника произрастали огромные плантации конопли. При обыске у заместителя руководителя государственного учреждения обнаружили большой запас «травки», готовой к отправке на рынок. Позднее Рассолов-младший был признан виновным в совершении умышленных особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в особо крупном размере. 

Трудно предположить, что о таком использовании даров природы директор биосферного заповедника ничего не знал. В прессе сообщалось, что Александр Рассолов и сам принимал участие в бизнесе сына, пытался, например, привлечь для сбора «травки» семью переселенцев-староверов из Уругвая, живших в заповеднике на положении рабов («Московский комсомолец» за 8 октября 2010 года). Когда эти позорные истории про конопляные плантации и латиноамериканских рабов попали в СМИ, Александра Рассолова освободили от должности руководителя Саяно-Шушенского био­сферного заповедника. Но не от природоохранной деятельности. Заслуженного эколога России с пятном на мундире после громкого скандала перебросили в соседний регион – «поднимать» Байкало-Ленский заповедник, «самый отсталый» в стране. В этом выдвиженцу должна была помочь федеральная целевая программа «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие байкальской природной территории на 2011–2020 годы» с очень приличным финансированием.

Приехав на новое место, Александр Рассолов рьяно взялся за «реформы». В кресле директора Байкало-Ленского заповедника он просидел всего полтора года. 

За это время успел не только выжить опытных специалистов, сокращая ставки и лишая сотрудников надбавок к жалованью, но и умудрился положить в свой карман порядка миллиона украденных у государства средств. В суде Рассолов своей вины не признал, но на предварительном следствии рассказал и о том, как организовал растрату, и о полученных за незаконные действия «вознаграждениях»; не утаил и причину, толкнувшую на должностные преступления. Средства ему нужны были для того, чтобы выручить из СИЗО сына, привлечённого к уголовной ответственности за наркопреступления, оплатить услуги дорогого адвоката. Для хищений заслуженный эколог России использовал старую испытанную схему с «откатами» – взятками за приоритетные условия заключения государственных контрактов в пользу фирм, которые должны были «отблагодарить» его за «лояльность». 

За «спасибо» – в колонию

Решение похитить деньги при заключении с «Торговым домом «Тенар» государственного кон­тракта на поставку трёх лесопожарных модулей «Пиранья-7» созрело летом 2012 года. О появлении на рынке плавсредств с большими возможностями Александр Рассолов узнал от своего заместителя Андрея Мезенцева. Во время командировки на мыс Покойный тот познакомился с Леонидом Телегиным, генеральным директором двух фирм: ООО «Речной внедорожник», которое производит аэролодки, и торгового дома «Тенар», занимающегося их реализацией. Техническая новинка позволяла преодолевать ледяные торосы и была способна плавать по Байкалу и Лене круглый год. Для охраны территории, доставки сотрудников и грузов в труднодоступные места такие суда были просто незаменимы. Когда началось финансирование целевой программы охраны озера Байкал и поступил первый транш в сумме 63 млн рублей, Рассолов и Мезенцев вступили в преступный сговор с целью хищения бюджетных средств. Продумывая способ обналички и присвоения казённых денег, руководитель государственного природоохранного учреждения не стал изобретать велосипед. Рассолов предложил повысить цену надувной лодки из ПВХ и договориться с предпринимателем, чтобы тот вернул им разницу в стоимости. Разумеется, наличкой, которую можно положить в свой собственный карман. Генеральный директор торгового дома «Тенар» прекрасно понимал: не согласившись на откат, он  проиграет аукцион и потеряет выгодный заказ. Так с подачи руководителей заповедника цена каждого модуля возросла с 2,2 до 2,653 миллиона рублей. Рассолов и Мезенцев получили в качестве вознаграждения в общей сложности 1 млн 40 тыс. рублей. Эта сумма и была вменена следственными органами как взятка. 

В конце ноября 2012 года Рассолов подписал акт приёма-передачи первой «Пираньи», в декабре – ещё двух надувных лодок из ПВХ. Из федерального бюджета на расчётный счёт ООО «ТД «Тенар» безо всякой задержки были переведены около 8 млн рублей. При этом сами плавсредства в заповедник не поступили: изобретатель не успел их доработать. Это оказалось в принципе невозможно: по условиям аукциона госучреждение должно было получить продукцию в течение пяти дней после подписания контракта. Такие жёсткие условия «защитники природы» предусмотрели, чтобы отпугнуть конкурентов «Тенара» от участия в аукционе.

Андрей Мезенцев, выступивший в суде в качестве главного свидетеля обвинения, рассказывал, как ездил в офис торгового дома «Тенар» за наваром, как получил на руки пакет с банкнотами и передал его шефу в целости и сохранности. А уже тот «по справедливости» поделился со своим подельником, на чьи плечи легла вся подготовка к аукциону: выделил заместителю 150 тыс. рублей и купил в супермаркете «Метр» к празднику алкогольных напитков на 30 тысяч. 

«Победитель» аукциона Леонид Телегин в ходе расследования уголовного дела не раз менял статус: из свидетеля превращался в подозреваемого и обвиняемого, а затем снова оказался в свидетелях. Его действия подпали под примечание к ст. 291 УК РФ (дача взятки), позволяющее освободить от уголовной ответственности: в содеянном он раскаялся, дал признательные показания, помог изобличить получателей незаконного денежного вознаграждения. Заместитель директора государственного заповедника Андрей Мезенцев тоже повёл себя практично: заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, выдав и себя, и подельника. Благодаря чему в июне прошлого года был приговорён к условному лишению свободы на восемь лет с испытательным сроком четыре года. Александр Рассолов, который сначала содействовал следствию и давал признательные показания, впоследствии изменил тактику защиты и заявил о своей полной невиновности. По его словам, Мезенцев оговорил своего начальника в угоду следствию. 

Не признал Александр Рассолов вину и в совершении должностных преступлений по второму вменённому ему эпизоду: хищении и взятке при заключении государственного контракта на поставку солнечных батарей. Схема использовалась та же, что и при закупке «Пираний», разве что масштаб растраты и, соответственно, вознаграждения, оказался помельче. Александр Рассолов предложил генеральному директору компании «Автосклад» Евгению Иващенко завысить стоимость каждого из приобретаемых комплектов источников автономного питания до 160 тысяч рублей и передать ему около 5% от общей суммы контракта. Договорились, что «благодарность» за победу в конкурсе будет включать в себя 120 тысяч рублей наличными и одну батарею в натуре. 

В явке с повинной на предварительном следствии Рассолов рассказывал, как накануне 2013 года к нему на работу приехал директор ООО «Автосклад» Евгений Иващенко. Поздравляя с наступающим праздником, передал бутылку коньяка и открытку, распухшую от вложения. В ней, действительно, кроме пожеланий счастья в наступающем году, оказались 120 тысяч рублей 5-тысячными купюрами. После январских каникул Рассолов сам съездил на автосклад и забрал там комплект солнечной батареи, приобретённый на средства, выделенные из федерального бюджета заповеднику. Источник автономного питания при расследовании уголовного дела был обнаружен на одной из турбаз Красноярского края, которой руководил друг Рассолова. 

О том, как распределялись в гос­учреждении бюджетные средства, свидетельствует ещё одно признание бывшего руководителя Байкало-Ленского заповедника на следствии. По его словам, 50 тысяч рублей из суммы, полученной от Иващенко в качестве вознаграждения, он отдал своему заместителю А. Дзюнзе. Возможно, в благодарность за то, что тот познакомил его с будущим «победителем» конкурса, готовым дать взятку бюджетными деньгами, или за помощь в подготовке контракта. Но сам Рассолов уверял, что одарил зама «просто так, поскольку тот постоянно жаловался на маленькую зарплату». Заслуженный эколог явно чувствовал себя полноправным хозяином государственного заповедника на Байкале, как прежде – био­сферного учреждения под Красноярском. Теперь ему, как и его сыну, придётся дорого заплатить за убеждённость, что из заповедных земель можно беззастенчиво, без оглядки на закон, черпать личную выгоду.

Источник: vsp.ru

Также в рубрике

Как сохранить биоразнообразие и спасти сахалинского тайменя, решали на заседании под эгидой минприроды

 0

Приоритетом Русского географического общества (РГО) в Крыму станет экология 

 0