USD: 63.7997
EUR: 70.9644

Именем Ивана Москвитина

Когда мы хотим сказать: «Это далеко», то говорим: « А-а, Шантары!» В нашем представлении Шантарский архипелаг - край земли.

Текст: Александр САВЧЕНКО.
Именем Ивана Москвитина

Чем меньше остается зверья на планете, тем больше наше желание заиметь что-нибудь «на память». С появлением здесь национального парка «Шантарские острова» земля эта стала для нас ближе.

В Охотском море покоится островной архипелаг. Площадь наиболее крупного острова Большой Шантар 1790 кв. км. За ним следует остров Феклистова - 393, Малый Шантар - 152 и Беличий - 70 кв. км. Все остальное - скалы и камни. Но суровая эта земля - хранилище природных тайн и загадок.

Здесь какой-то великан швырнул горсть камней в море, они так и легли врассыпную.

А еще острова сравнивают с птицами, стая которых приткнулась к морю.

За одни сутки здесь можно встретить четыре времени года. Справа - лето, слева - зима. Хочешь - цветы собирай, хочешь - снежками кидайся.

Циклоны, льды Охотского моря десять месяцев в году держат острова в плену.

На островах сошлись север и юг, где айсберги соседствуют с морем цветов.

Это обитель медведей, соболей, китов, тюленей, белоплечих орланов; перекресток пролетных путей птиц.

Все это лишь малая часть того, что здесь можно увидеть на первый взгляд.

География Шантар переплелась с его историей. Карта силится ее выразить: ведь за каждым именем - своя эпопея и риск.

О многом говорят название островов, приметных вершин и мысов.

На острове Медвежьем бурые медведи ходят стадами. На островках Птичьем и Утичьем - тучи птиц. Сивучьи камни - прибежище для сивучей, акибы, ларги. Губа Лебяжья знаменита тем, что здесь живут лебеди-кликуны.

А как попали на карту имена Линдгольма и Прокофьева? Это фамилии пионеров русского китобойного промысла.

Самая замечательная страница в истории открытия «гиляцких» островов принадлежит землепроходцу Ивану Москвитину.

В зиму с 1639 по 1640 казаки построили в устье Ульи два больших коча и, взяв с собой «вожей» - проводников, отправились на юг, чтобы добраться до устья Амура. Они-то и открыли острова, где жили нивхи, которых раньше называли гиляками.

В 1713 году служилые люди приказчика Семена Анабара на двух лодках отправились на Шантары, где прожили в неимоверных лишениях год.

Оставшиеся в живых доносили: «А на том острове соболи и лисицы, и волки, и медведи, и лес листвяк, и ельник, и березняк, и осинник есть».

Архипелагу не повезло - он стоит на пути судов, которые бросают здесь якорь.

Уничтожение китов представляет собой одну из самых позорных страниц «хозяйственного» освоения Шантар. Их промысел в 1847 году начали американцы. Бывали годы, когда острова посещали до 300 судов со всего света.

«Солнца не было видно из-за дыма береговых жиротопок», - писал об этом избиении китов русский промышленник Отто Линдгольм.

Истреблялась и тайга. Леса поджигали, чтобы пожар выгонял пушных зверей к морю.

Первым забил тревогу В. К. Арсеньев, который предложил охранять острова от браконьеров. Идея заключалась в том, чтобы создать на Шантарах комплексный заповедник, который бы включал прибрежную и морскую зоны.

В годы советской власти здесь возник поселок Большой Шантар, куда завезли северных оленей, черно-серебристых лисиц, песцов, соболей и енотовидных собак. Основными отраслями хозяйства были заготовка леса, охота, рыбная ловля и добыча морского зверя.

Полвека ученые и экологи бились за то, чтобы здесь появился заповедник. Сначала резерват на островах планировался площадью в 300 тысяч гектаров. Но проект был отложен, взамен было предложено организовать заказник. На карте Шантар появились памятники природы - места обитания редких животных и растений. Но и документы на заказник утонули в чиновничьих недрах.

Разграбление природных ресурсов островов не приостанавливалось. Так известно, что с конца прошлого века в акватории архипелага вели браконьерский лов морепродуктов около 20 иностранных государств! Наконец, после долгих проволочек, согласований, волокиты, благодаря личному вмешательству губернатора Вячеслава Шпорта, в 2013 году правительством РФ был учрежден национальный парк «Шантарские острова».

- Что дает создание здесь охраняемой территории? - говорит заместитель министра природных ресурсов Хабаровского края Виктор Бардюк.  - Прежде всего, юридически закреплено неистощительное ресурсопользование с исключением экологически неоправданных хозяйственных действий. Появятся инвесторы, люди, которым интересно здесь развивать экологический туризм.

Ученые предлагают свести к минимуму деятельность человека на островах, где в экстремальных условиях сошлись формы жизни, которые не встречаются больше нигде в мире. Последствия неверного шага становятся часто необратимыми или залечиваются в течение многих лет.
В 2010 году известный российский путешественник Федор Конюхов и экологическая общественность Хабаровска установили на Шантарах Поклонный крест.

В 2012-м здесь появился мемориальный комплекс, посвященный Ивану Моквитину, пограничникам - защитникам Охотоморья, часовня Николая Чудотворца. Строили его всем миром. Инициаторами доброго дела стали Федор Конюхов, хабаровский путешественник Игорь Ольховский, председатель краевого общественного комитета «Спасение Шантарских островов» Геннадий Басюк.

Геннадий Александрович Басюк - большой природолюб, на Шантарах он побывал четырежды. Чтобы сохранить острова, он неоднократно обращался к президенту страны Владимиру Путину с письмами о срочном вмешательстве государства в дело сохранения ценного природного комплекса.

- Сегодня на островах необходимо поставить заслон для браконьеров, которые грабят природные ресурсы, - считает Геннадий Басюк. - Нужно усилить меры по охране Шантар, разумно пользоваться его богатствами.

Геннадий Басюк предлагает назвать парк именем Ивана Москвитина.

Национальный парк принципиально отличается от всех других охраняемых природных объектов. Это следует уже из его декларации «для пользования и на радость народа на все времена». Именно «на все времена».

Судьба Шантар может быть иной. Национальный парк на островах - мера вынужденная. Чудеса у этой меры случаются, но не часто. Сложный живой организм под названием Шантары важно, как лошадь, не загнать до упаду. Впрочем, как выясняется, с организацией парка, «конюшню» запирать не будут. Ведь парк - это не заповедник, это нечто совсем другое. В том числе и способ зарабатывать, а не тратить деньги в процессе сохранения уникальной природы. Парк - компромисс между сохранением того, что нашло здесь свое последнее убежище, и туризмом.

В проекте парка эта проблема решается за счет принципа зонирования территории. На Шантарах будут зоны чисто заповедного режима, с регулируемым и ограниченным посещением - познавательного туризма, предполагающие прокладку троп, устройство смотровых площадок и кратковременных стоянок в отведенных местах.

Наиболее доступными станут зоны «прогулочного» использования для организованного отдыха и обслуживания туристов.

В конечном счете на островах будет полный набор видов природопользования, от заповедника до охотничьего кордона. И это надо будет не просто обозначить указателями на тропах. Главное и самое трудное - приучить людей к разнице и многообразию режимов и к ограничению своего поведения на природе.

Дело за малым. Организовать специальные туры из Хабаровска на Шантары. Так называемые «тропинки встреч» к гнездовьям орланов, лежбищу морского зверя - «сенсациям» островной земли.

А скрытые засидки для любителей фотографировать и записывать голоса зверей и птиц? У гнезд, на перелетах, на звериных тропах. Да мало ли где?

Тысячи любителей природы готовы на любые испытания, лишь бы побыть с ней с глазу на глаз. И если все хорошо продумать, то и посетители будут довольны, и заповедность не пострадает.

В США проверили: в сезон охоты на одном гусином болоте на одного охотника оказалось сто неохотников, приехавших просто посмотреть на гусей!

Белоплечий орлан или лебедь-кликун смогут - не потеряв и пера! - заработать для парка тысячи рублей. Если, конечно, подумать, посчитать…

В одной любопытной книжечке издания 1893 года, принадлежащей перу епископа Алеутского и Аляскинского Николая, есть ответ, как защитить природу.

В частности, епископ вспоминал, как после долгих мытарств плавания по аляскинским рекам взошел он на туристический американский пароход. Заметьте - туристический! И не где-нибудь в тропиках, а в дебрях Аляски. А поразился миссионер тому, как туристы восторгались «каждым растоптанным русским лаптем», сделал вывод: Север убыточен даже при организованном туризме, но выгода здесь не в серебре и злате, а в чувстве радости от встречи с чудом природой.

Аляска показалась ему лучшим местом на земле - эту затерянность он ощутил как счастье.

Шантары - одно из них.

Источник: toz.khv.ru

Также в рубрике
На тридцати гектарах будет создана вся необходимая для полноценного отдыха инфраструктура
 0

Ко Дню города в Вытегре установили памятник земляку, известному поэту XX века Н.А. Клюеву

 0