USD: 63.8530
EUR: 70.4235

Курганский краевед написал письмо Мединскому

А в ответ получил повестку в суд.

Курганский краевед написал письмо Мединскому

Курганский краевед Иннокентий Хлебников, который много лет борется за памятники архитектуры, отчаявшись, написал министру культуры Владимиру Мединскому. Он пожаловался на работу местного управления культуры и вспомнил даже бывшего губернатора Олега Богомолова, коттедж которого находится в историческом парке. Но вместо ответа и приезда комиссии из Минкульта Хлебников получил вызов в суд – местным властям не понравилось то, в каких выражениях он отозвался об их работе. О чем просит краевед и чем он вызвал недовольство чиновников от культуры – в материале Znak.com.

Курганский городской суд встал на сторону местного краеведа Иннокентия Хлебникова в споре с областным управлением культуры, чиновники которого подали иск после того, как Хлебников пожаловался на их работу министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Заявление, вызвавшее недовольство ведомства, есть в распоряжении Znak.com. В нем Хлебников просит Мединского направить в Курган комиссию Минкульта РФ «для проверки преступной антигосударственной деятельности работников управления культуры, вместо охраны объектов культурного наследия уничтожающего их».

Речь идет о конкретных памятниках архитектуры. Больше всего претензий у краеведа к чиновникам из-за того, что они отказываются признать Богородице-Рождественский собор (существовал в XIX – начале XX века) памятником истории и культуры и заняться его сохранением, а также перезахоронить офицеров русской армии, которые, по данным Иннокентия Хлебникова, покоятся в братской могиле возле собора или поставить им памятник на месте захоронения.

Хлебников рассказал Znak.com, что пытается отстоять собор и захоронение с 2003 года, но «бьется как рыба об лед». Он заявляет, что здесь в братской могиле лежат 28 офицеров и 3 добровольца Курганского добровольческого отряда, которые погибли в боях под Екатеринбургом и Алапаевском летом 1918 года. В здании собора же со времен Великой Отечественной войны располагался завод деревообрабатывающих станков (ЗДС). Однако в 2004 году его ликвидировали и продали.

Богородице-Рождественский собор был закрыт в 1930-е. В годы войны здание передали заводу, затем продали

Краевед пытался добиться от властей пояснений, кто и почему разрешил продать собор, возле которого находится воинское захоронение. По его словам, «Проект зон охраны памятников истории и культуры города Кургана», утвержденный постановлением исполкома Курганского областного Совета народных депутатов 22 января 1990 года, признал собор наиболее ценным памятником истории и культуры области. В списке недвижимых памятников истории и культуры области 2001 года Богородице-Рождественский собор значился под номером 71. Однако управление культуры не руководствовалось этими фактами. В 2007 году в главной церкви собора открылся магазин «Артекс», который работает и сегодня. Здесь появился торговый центр. Зону охраны собора с братской могилой офицеров застроили магазинами.

«В декабре 2005 года я прихожу в научно-производственный центр (НПЦ): как это так, почему собор продан? Мне наобещали, что собор будет памятником, могилу будем искать. А сами! Земельный кодекс запрещает оборот земель с захоронениями. Их нельзя продавать. А что делает (бывший губернатор Олег) Богомолов? Богомолов издал распоряжение о передаче земельного участка по Куйбышева, 36 (ЗДС) в аренду множественным лицам – там человек 20. Все, сварганили. Это в 2005 году. А 23 июня 2006 года НПЦ делает заключение об отсутствии собора и братской могилы», — рассказал Иннокентий Хлебников.

«С тех пор пытаюсь отстоять, и не получается, — продолжил он. – До того доотстаивался, что с отчаяния обратился уже к министру культуры! А они на меня в суд подали: я их опорочил! По Конституции я, гражданин России, если какой-то орган власти плохо работает, обязан требовать налаживания работы. А они вон на меня как обрушились!»

В письме Мединскому правозащитник рассказал и о других примерах деятельности управления культуры. По его словам, в 2008 году ведомство подготовило постановление правительства области, которым от зоны охраны памятника истории и культуры федерального значения «Дом декабриста Нарышкина М.М.» была отрезана половина для строительства высотного жилого дома. Хлебников обратился в суд, и определением Курганского областного суда, а затем и судебной коллегии Верховного суда РФ это постановление было признано незаконным и недействующим, а проект зон охраны памятников истории и культуры – действующим.

«Однако «охранители объектов культурного наследия» из управления культуры не понесли никакого наказания и продолжили свою преступную деятельность», — написал Иннокентий Хлебников министру. Он уточнил, что к 2013 году высотный дом в зоне охраны памятника был достроен и памятник «раздавлен высоткой, потерял свое значение».

 

В конце января Владимир Мединский приезжал на освящение нового Богоявленского храма. А вот с сохранением собора по соседству так и не помог

Третий пункт претензий Хлебникова касается объекта в самом центре города. «Управление культуры способствовало фактическому уничтожению и памятника истории и культуры федерального значения «Дом декабриста Розена А.Е.», согласовав застройку его зоны охраны с семьей бывшего губернатора Курганской области Богомолова О.А. Данный памятник также превращен ни во что», — написал он.

В разговоре с корреспондентом Znak.com Иннокентий Хлебников назвал конкретные фамилии чиновников, работой которых он недоволен. «Это Дмитрий Бровко. Он «грохнул» «Дом Нарышкина» и «грохнул» собор. Это он состряпал заключение, что там ничего нет – ни собора, ни захоронения. И Тершукова там еще. Они работали в НПЦ, а потом их Богомолов поднял в управление культуры. Когда начали застраивать ЗДС, «Дом Нарышкина», «Дом Розена», где Богомолов поставил коттедж, организовали отдел по памятникам истории, и он обеспечил им все эти стройки: признавал отсутствующими памятники истории, отрезал землю, согласовывал», — заявил краевед.

Хлебников добавил, что работники управления культуры внесли изменения в чертеж, чтобы доказать, что братская могила находится под заводоуправлением, и отчитались в Москву, что для обнаружения могилы надо полностью «всю землю снести». «Я писал в администрацию президента! Получается, чтобы найти захоронения участников ВОВ, надо что, всю сплошную землю рыть от Москвы до Берлина? Ну есть же методика поиска отдельных могил, в конце концов!» — возмутился мужчина.

По мнению Хлебникова, любая «не местная комиссия» зафиксирует его правоту, но никаких исследований на этом месте не проводится. «И почему не дают подступиться к этой могиле? Они боятся. Если здесь захоронение – строить нельзя. А они построились. Вот мы обнаружим могилу, дальше встанет вопрос: или могилу перезахоронить или магазин убирать? И по закону должны магазины убраться. И всплывет все беззаконие: кто отвел участок (Богомолов лично отвел!), кто проект сделал, кто согласовал», — высказал свое мнение правозащитник.

По его словам, он обращался за помощью и к нынешнему губернатору Алексею Кокорину, но жалобы пересылались и ответы на обращения приходили из того же управления культуры. Тогда Иннокентий Хлебников написал Владимиру Мединскому, подчеркнув, что «собор есть живая история Кургана, во многом забытая. Пусть в нем останется магазин, но он должен жить памятником истории и культуры». Но в ответ на это краевед получил вызов в суд.

Как сообщается на сайте городского суда, управление культуры подало к Иннокентию Хлебникову иск о защите деловой репутации, посчитав, что в письмах Мединскому и аналогичных обращениях он распространяет информацию, формирующую негативное отношение к управлению. А сотрудников подведомственного ГКУ «Научно-производственный центр по охране и использованию объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) Курганской области» и вовсе обвиняет в совершении должностного преступления.

 

Сейчас на месте собора – одни магазины 

Как уточняли в управлении, сотрудники НПЦ к уголовной ответственности не привлекались, поставленное под сомнение заключение НПЦ изготовлено в соответствии с полномочиями. В тексте заявления в Минкульт, полагали чиновники, Хлебников намеренно допустил употребление слов с ярко выраженной негативной окраской с целью создать негативное отношение к сотрудникам управления, а главным побудительным фактором для написания обращений стало не восстановление нарушенных прав и законных интересов ответчика, а желание скомпрометировать управление культуры и его сотрудников. При этом сведения, указанные в обращениях Хлебникова, не соответствуют действительности.

Примечательно, что Курганский городской суд отказался удовлетворять исковые требования управления культуры. Однако, как выяснилось, ведомство не собирается останавливаться.

Как сообщил Znak.com заместитель начальника управления – начальник отдела учета и охраны объектов культурного наследия Дмитрий Бровко, ведомство обязательно будет обжаловать это решение. «Потому что мы не преступные элементы, не варвары (такие слова в письме Мединскому использует Хлебников – прим. ред.), а все специалисты, профессионалы, звания имеют научные, и так далее. Именно поэтому и было принято решение попробовать оспорить правоту его действий», — объяснил чиновник.

По словам Бровко, суд отказал управлению лишь по той причине, что ведомство – орган госвласти, а не субъект экономической деятельности, у которого есть деловая репутация. «Будем оспаривать, будем смотреть практику еще. Может быть, это будет личный иск, потому что в другой переписке указаны фамилии 3-4 специалистов, к которым применены те же самые выражения», — добавил собеседник.

Дмитрий Бровко дал пояснения по поводу Богородице-Рождественского собора. Он уточнил: «Историко-культурной ценностью собор не обладает. Эта история 2006-2007 годов. Были проведены все исследования. Консультации, комиссии и так далее. Очень большое количество людей принимало в этом участие. Это его заблуждение. Если бы собор был в перечне, он бы охранялся управлением культуры Курганской области. В настоящее время никаких полномочий управления культуры там нет. Вообще там нет объектов, нет признаков, соответственно, нет каких-либо полномочий органа охраны памятников».

Характеризуя самого Хлебникова, Бровко отметил, что это «достаточно известная личность, которая борется со всеми». «У нас прекращена с ним переписка напрямую – по решению суда. То есть он нам напрямую не пишет теперь, вот пишет во все другие инстанции. И это бессмысленно, потому что наших полномочий там нет», — подчеркнул он.

Источник: znak.com

Также в рубрике

Главред британского GQ Дилан Джонс объясняет основные правила­ поведения на светских вечеринках

 0