USD: 63.8881
EUR: 70.4111

Нерпу на паштет

Или как ученое сообщество напугало сытого обывателя

Текст: Валерия Батутите
Фото: eco-turizm.net

Нерпу на паштет

Научное сообщество Приангарья решило не оставаться в стороне от московской моды и приобщиться к актуальным тенденциям импортозамещения, поддержав идею Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии о производстве тюленьего мяса. По мнению ученых, этих эндемиков развелось несметное множество, и они продолжают бесконтрольно размножаться, создавая угрозу экосистеме Байкала. И численность их, прямо таки лезет из берегов. Поэтому, согласно логике ученых, почему бы из этого вредного явления не извлечь пользу, сразу несколько проблем решить. Как? Да незатейливо, просто начать их истреблять в полезных, для человека целях. Начать заготавливать нерпячье мясо в виде котлет и паштета, и не беда, что оно вонючее и жирное. Из кожи и шкуры этих доверчивых увальней шапок и сувениров наштамповать для восторженных туристов. Охоту для вандалов разрешить, пусть тешатся, главное, чтобы деньги платили. И даже посчитали, сколько на этом можно заработать. Только вот незадача, все эти подсчеты рискуют остаться фантазийными, потому как страшно далеки от реальности. А она оказалась такой, что и численность этих бедных животных точно не известна, потому как давно не считал никто, и охотиться на нее не интересно даже браконьерам. Но самое главное, общество, каким бы непотребно циничным оно на сегодняшний день не становилось, впало в ступор от этой экстравагантной идеи.

 

-Нерпа дает шкуры стоимостью около трех тысяч рублей, которые можно вытянуть до метра и при умелой выделке сшить как минимум две шапки, а из остатков кожи изготавливать сувениры для туристов на продажу, - расписывал мегапроекты перед журналистами старший научный сотрудник учебно-методического центра «Сибохотнаука» ИрГСХА Борис Дицевич. - Мясо нерпы специфическое, на любителя, но если его хорошо приготовить, будет очень вкусным. Кроме того, мясо можно подвергнуть обработке, изготавливать из него паштет или колбасу. Такие блюда интересны и привлекательны для туристов.

Ученый даже подсчитал вероятный доход от промышленной переработки байкальской нерпы. По его расчетам, прибыль с одной тысячи выловленных нерп может составить до 7 миллионов рублей в год. В частности, одна молодая нерпа может стать источником примерно 30 кг туши, 20 кг мяса и 5-6 кг целебного нерпячьего жира, за который можно получить до трех тысяч рублей.

По мнению Бориса Дицевича, малые инновационные предприятия для обработки мяса нерпы и их шкур если и создавать, то в населенных пунктах, приближенных к Байкалу, где большое количество безработных местных жителей и людей, владеющих рыболовецким ремеслом.

Охотники в белых халатах

На этом фантазия и аппетиты Бориса Дицевича не иссякли. Воодушевившись, он вспомнил традиционный вид охоты на байкальскую нерпу. По его словам, этот оригинальный туристический продукт, может дать одному предприятию до 600 тысяч рублей в год.

-Охота – традиционный способ, а туристов очень интересуют традиции, - отметил Борис Дицевич. - Раньше на нерпу охотились под парусом и подползали к ним по снегу в белых халатах, это очень оригинально. Да, на Западе могут к этому отнестись негативно, у них там запреты на убийство тюленей, но что нам до запретов – нам скоро всем запретят заниматься.

Но справедливости ради стоит сказать, что, судя по всему, временами здравомыслие к ученому возвращалось и на смену фантазийному бреду приходили вполне логичные сентенции.

Например, что столь экстравагантный способ регулирования численности нерп требует учета всех нюансов. Для начала необходимо начать работу по выработке квоты для добычи в Иркутской области, которая может составить не менее 2 тысяч голов. Затем необходимо совместно с Минсельхозом региона провести определенную работу по созданию подобных предприятий. «Если за такое широко и основательно взяться, необходимо вести мониторинг в течение всего года численности нерп и их общего состояния, - рассказал Борис Дицевич. - Для этого необходимо организовать центр, который также будет изучать ветеринарное состояние выловленных нерп. Наша академия готова заняться этим вопросом и где-нибудь поблизости, к примеру, в Большом Голоустном, это реализовать. Думаю, администрация отнесется к этому с интересом».

Телега впереди лошади

О том, что сначала надо в проблеме разобраться и начинать заниматься идейным проектированием только на основе достоверных научных данных о состоянии популяции корреспонденту «МК Байкал» заявил директор нерпинария в Листвянке Евгений Баранов.

Если выслушать Евгения Баранова, человека, прямо скажем, в мир нерп весьма вовлеченного, то на главный вопрос о состоянии популяции нерп у него нет ответа. По его словам, последний усеченный учет численности байкальских эндемиков осуществлялся десять лет назад, поэтому научных оснований для заявлений о лавинообразном росте популяции на данный момент не существует.

-Долгое время никто не занимался квалифицированным подсчетом численности особи, всегда на это не находилось средств, - сообщил Евгений Баранов. – Последний усеченный учет проводился, по- моему, по инициативе международной независимой неправительственной экологической организации Гринпис. Мы располагаем только косвенными признаками этого явления. На самом деле никто не знает, что происходит».

С Евгением Барановым солидарна сопредседатель иркутской региональной общественной организации «Байкальская экологическая волна» Марина Рихванова, которая также утверждает, что точная численность нерп на данный момент не установлена. «Насколько мне известно, точной цифры численности нерп на данный момент нет, из-за отсутствия специалистов подсчет не велся уже давно, - подчеркнула сопредседатель. – Если в одном месте нерп стало больше, еще не значит, что их общая численность возросла. Возможно, они просто переместились из одного места в другое».

Поэтому Евгений Баранов убежден, что прежде чем ставить на повестку дня вопрос о возобновлении промышленной добычи байкальской нерпы, как способа регулирования ее численности, необходимо провести детальный подсчет и научный анализ состояния популяции эндемиков на Байкале. « Ученые считают, что охота – это традиционный, сложившийся веками способ регулирования численности этих животных, поэтому он должен быть эффективен. Однако, в связи с тем, что общество и среда меняются, и экологическое сознание населения растет, рентабельность этого вида промысла оказывается под большим вопросом», - убежден Евгений Баранов.

По мнению директора нерпинария, охота на нерп и сбыт продуктов ее переработки прекратилось ни сколько в результате запрета, а естественным путем, поэтому, чтобы ее возродить потребуется затратить огромное количество усилий и средств, и совсем не очевидно, что они увенчаются успехом. Другое дело, что состояние популяции, и ее численности необходимо изучать, точно также как и искать эффективные и цивилизованные способы решения этой проблемы.

Ату его, ату!

Однако у апологетов замещения дорогих импортных морепродуктов отечественной дешевой тюлениной никаких сомнений по поводу аномально высокой численности вальяжных ленивых млекопитающих, которые согласно рыбацким байкам наловчились добывать омуль из сетей, и не ровен час весь его пожрут, не существует.

По данным Бориса Дицевича, численность нерп на протяжении века колебалась, в 1920-ом году – до 4 тысяч, в 1930-е годы – 5 – 6 тысяч в год. В 1953 году впервые был проведен учет нерпы и установили, что их численность составляла примерно 25 тысяч голов, затем цифра возросла до 50 тысяч. В 80-90х годах – 60-70 тысяч, а в 2000-х годах численность составляла и сейчас составляет до 100 тысяч голов. По мнению научного сотрудника, оптимальная численность нерп – 50 тысяч голов, то есть в два раза меньше чем есть сейчас.

В 80-90 годах в перенаселенной популяции нерп возникла чума плотоядная, которая стремительно распространилась на большое количество особей и повлекла за собой гибель нерп. «Причиной прошлой гибели байкальских эндемиков принято считать перенаселенность популяции, поэтому урегулировать нынешнее количество нерп необходимо, иначе они сами себя отрегулируют естественным путем, а именно распространением болезней, и более того, съедят весь корм – голомянку, бычков, - считает Борис Дицевич. – Кроме того, на данный момент нерпы употребляют в пищу омуль, что тоже может вызвать его дефицит».

Никчемная охота

Между тем, представитель Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Алексей Тельпуховский рассматривая промышленный подход с точки зрения рентабельности, пришел к выводу, что в силу специфических особенностей байкальская нерпа не пользуется популярностью даже у браконьеров.

-Вкус у нерпы странный, специфический, запах тоже не очень. Даже транспортная полиция, пресекая браконьерство на Байкале, из нескольких сот протоколов в этом году обнаружила только два по нерпам. То есть ими не особо интересуются, - рассказал Алексей Тельпуховский. - Но если будут желающие, то это нужно делать через научный подход, через изменение федерального законодательства и правила рыболовства, и раньше через три года нельзя будет начать промышленное производство по переработке добытых нерп.

Как пояснил Алексей Тельпуховский, промышленная добыча нерпы на Байкале была запрещена в 1980 году. Но до 2009 года еще выдавались разрешения на промышленный улов нерпы, однако спроса на них не было, квота была около 50-ти голов на год. «Брали у нас эти квоты только три крестьянских фермерских хозяйства из Большого Голоустного и Бугульдейки. Брали не больше 20-25 штук и показывали добычу около трех-пяти штук за год», - подчеркнул Алексей Тельпуховский.

По словам чиновника, последние два года, когда еще было разрешено добывать байкальскую нерпу, заявок не было вообще. Поэтому возродить промышленную добычу этого вида тюленей, будет крайне сложно, потребностей в этом виде продукции на рынке в данный момент не существует.

Идея охоты на байкальских тюленей в форме туристического продукта крайне не понравилась Алексею Тельпуховскому: «Я все-таки против охоты на нерп, не нужно делать из этого шоу, на этом деньги зарабатывать не стоит, потому что нерпа – это наш бренд», - констатировал чиновник.

Угрозу имиджу региона и Байкала даже от одних только подобных разговоров видит организатор сообщества предпринимателей-экспертов «Чистый рост», которые занимаются созданием рабочих мест в Байкальске, Анатолий Казакевич. Как весьма авторитетный эксперт в сфере туризма на Байкале, он уверен, что промышленное освоение и переработка байкальской нерпы крайне отрицательно скажется на имидже нашего региона и отпугнет туристов. «Я не располагаю научными данными о численности нерп, но я уверен в том, что такое отношение к нашим эндемиках очень отрицательно скажется на имидже нашей области, - подчеркнул Анатолий Казакевич. – У туристов Байкал ассоциируется с чем-то заповедным и священным, поэтому они и едут к нам. А даже если численность нерп и вправду крайне высокая, то природа сама все урегулирует, нам вмешиваться в этот процесс не стоит».

Источник: "МК"

Также в рубрике

Модное увлечение становится все опаснее для жизни

 0