USD: 63.6336
EUR: 70.9196

На сдобу дня: можно ли запретить готовить осетинские пироги за пределами республики

Как получить эксклюзивное право на производство национального продукта
На сдобу дня: можно ли запретить готовить осетинские пироги за пределами республики

Осетинские пироги предлагают сделать национальным брендом республики. Зарегистрировать права на наименование места происхождения товара (НМПТ) планирует Союз предпринимателей Алании. Если им это удастся, производить осетинские пироги можно будет только в пределах республики, а в других субъектах цена на это блюдо может вырасти. Как получить эксклюзивное право на приготовление национального блюда и будут ли предприниматели судиться за свой кусок пирога — разбирались «Известия».

Блюдо на территории

В Осетии решили пойти по пути Адыгеи, где местные производители закрепили за собой право производства сыра на территории республики. Производители из других регионов тем самым лишились возможности называть выпускаемую продукцию «адыгейским сыром» в связи с правами на наименование места происхождения товара (НМПТ). Этот статус приводит к удорожанию продукта за счет строгого соблюдения технологии: адыгейский сыр можно производить только из молока коров, пасущихся на пастбищах в предгорьях Кавказа. По закону НМПТ закрепляет именование по географическому принципу, и его основным отличием от товарного знака становится связь с регионом. Аналогичные права региональные производители получили на тульский пряник, вологодское масло, а также минеральную воду ессентуки и нарзан.

В Адыгее производители уверяли, что смогут обеспечить качественным региональным продуктом всю Россию. Однако из-за нехватки сырья местные заводы стали нарушать закон, принятый для их же защиты, и начали закупать молоко за пределами республики. В связи с этим оспорить исключительное право на производство пробовали компании в Брянской области и Республике Чувашии. Компания «Умалат» выиграла спор в Арбитражном суде Брянской области, который постановил, что участники рынка не соблюдают условия НМПТ. Однако палата по патентным спорам оставила за местными производителями исключительное право на региональный продукт. Брянская компания настаивала на том, что сыр производится по ГОСТу, введенному еще в советские годы. Более того, впервые выпускать адыгейский сыр в ныне существующем виде начали на заводе в Угличе, с использованием старинной технологии.

Ситуация с пирогами несколько иная: ГОСТов по их производству не существует. Инициаторы появления национального бренда настаивают на том, что фабричное производство осетинских пирогов и их продажа в замороженном виде дискредитируют само название и не имеют никакого отношения к республике.

«В первую очередь вопрос к тем, кто делает некачественный продукт и называет его осетинским пирогом. В состав осетинского пирога входят продукты, которые производятся только в Осетии, например, осетинский сыр. К тому же навыки самих специалистов таковы, что невозможно воспроизвести что-то аналогичное по вкусу за пределами республики. Только если это не выходцы из Северной Осетии, которые работают в кафе», — рассказал в беседе с «Известиями» один из инициаторов идеи руководитель Союза производителей «Алания продукт» Руслан Цагараев.

Привязка к географии

Производители намерены ориентироваться на новый федеральный закон о национальных брендах, подписанный в июле президентом Владимиром Путиным. По этому документу использовать географическое указание в названии товара или продукта можно лишь в том случае, если они производятся на территории данного географического объекта или там находится хотя бы одна из стадий производства.

«Это будет нечто похожее на НМПТ, но в облегченном варианте. Мы объединяем производителей, которые представляют регион. Нам это даст определенные конкурентные преимущества. Вопросы больше по производителям, которые делают замороженные пироги и поставляют их в торговые сети. У них появится стимул производить пироги на территории региона и делать продукцию хорошего качества. Потому что очень многие выпускают продукт, напоминающий осетинский пирог только внешне. И содержание, и вкусовые качества очень далеки от идеала. Это во многом дискредитирует сам бренд. Когда наши производители пытаются выйти на рынок с качественным и хорошим по цене продуктом в торговую сеть, получают отказ. Потому что там уже был негативный опыт с производителями, которые поставляли продукт плохого качества», — добавил Цагараев.

Помимо пирогов, в Осетии намерены также закрепить за собой исключительные права на производство осетинского сыра и пива. Руководитель Союза производителей Алании не исключил, что про этому пути пойдут и другие регионы, которые захотят сохранить идентичность своих национальных продуктов. При этом он считает, что нововведение не коснется владельцев кафе, которые готовят осетинские пироги.

«Когда человек печет пироги у себя в кафе, он рискует больше своим именем и качеством, поэтому люди серьезнее к этому подходят: покупатели голосуют рублем. Многие берут сыр из Осетии, в кафе работают пекари из республики. Есть очень много моментов, чтобы пирог получился таким, каким должен быть», — отметил руководитель Союза производителей «Алания продукт».

Освоение большого пирога

«Безусловно, географические наименования не могут эксплуатироваться другими территориями, потому что они к ним не имеют никакого отношения. Благодаря людям, которые продвигали это пироги в разных регионах страны, многие узнали о них именно как об осетинских. Сыр, ботва — все родом оттуда, и только там умеют это делать. Я считаю, выгодоприобретателями должны становиться те, кто живет и работает внутри республики. Мы не имеем право присваивать эти названия себе. Иначе теряется весь смысл. Контроль должен быть внутри республики, шоковая заморозка позволяет получить пирог, который можно доставить в любую точку страны. И конечные потребители будут знать, что он настоящий и прибыл из Осетии. Никто не мешает предпринимателям строить заводы в республике и участвовать в процессе освоения этого большого пирога», — подчеркнул вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России (ФРиО) Владимир Баканов.

Принципиальная разница НМПТ заключается в том, что сырье и вся переработка осуществляются в пределах той территории, которая указана в названии, а географическое указание означает, что не менее одного этапа производится именно там. В качестве примера одного из первых в мировой истории случаев приобретения исключительного права использовать географическое название Баканов привел деревню Рокфор-сюр-Сульзон, которой король Франции Шарль VI даровал право использовать название сыра «рокфор».

«В 1411 году Шарль VI понял, что «рокфором» начали называть сыры, которые таковыми не являются. Это был первый акт дарования монопольных прав на производство сыра «рокфор». Мы выступаем за то, чтобы географические названия не могли регистрироваться как товарные знаки, только как НМПТ или географическое указание. К сожалению, во времена советской власти к этому относились весьма фривольно, хотя в Европе это было достаточно жестко узаконено. С тех пор страны стремятся к тому, чтобы сохранить внутри территории всё, что носит в себе географическое название. Использовать словосочетание «региональный бренд» в нашей стране пока преждевременно: для того, чтобы так называться, нужно еще очень много и умно работать, вкладывать много денег. Пока что это региональные продукты, которые могут иметь наименование места происхождения товара, а могут быть с географическим указанием», — резюмировал вице-президент ФРиО.

Хлебное дело

При регистрации НМПТ владелец может потребовать, чтобы нарушитель прекратил незаконное использование наименования, удалить его с товаров, этикеток, упаковок, а если такое удаление невозможно — уничтожить продукцию. Правообладатели также могут требовать возмещения убытков в размере от двухсот тысяч до пяти миллионов рублей, пояснила в беседе с «Известиями» преподаватель юридического факультета МГИМО Виктория Данильченко.

«В качестве НМПТ не могут быть признаны обозначения, представляющие или содержащие в своем составе название географического объекта, но вместе с тем вошедшие в нашей стране во всеобщее употребление как обозначение товара, не связанное с местом его производства. Вероятно, в этом и состоит основная сложность в регистрации бренда «Осетинские пироги». Их популярность в нашей стране постоянно растет и уже создает серьезную конкуренцию очень полюбившейся российскому народу пицце. Но все же у осетинских пирогов есть шанс стать зарегистрированным национальным брендом. По рассказам многих осетин, рецептура московских пирогов значительно уступает исконно национальному. Так в свое время вологодским производителям удалось отстоять право пользования легендарным НМПТ. В качестве одного из доказательств в споре с компанией «Лианозовский молочный комбинат» патентные поверенные из Вологды предоставили отчет об исследовании биохимических, органолептических и физико-механических показателей оппонента, согласно которому масло с Лианозовского завода было признано «не вологодским». Думаю, и у осетинских пирогов есть все основания защитить свой национальный бренд с помощью НМПТ», — подчеркнула Данильченко.

Зарегистрировать наименование места происхождения товара могут физические или юридические лица. При этом новые производители могут подключиться уже после получения первичного НМПТ. Если же наименование уже зарегистрировано в Роспатенте, производитель, обладающий необходимыми требованиями, подает заявление на предоставление исключительного права.

«В данном случае несколько юрлиц могут получить такое право. Если они находятся на одной территории, то все могут регистрироваться. Нужно прежде всего подать специальный комплект документов, который проходит государственную регистрацию в Роспатенте. Если всё нормально, выдается свидетельство и с этого момента начинается правовая охрана, а производители получают право предъявлять претензии по всей стране. Раньше Роспатент публиковал особые свойства продуктов — это была открытая информация, теперь они этого не делают. И как узнают о том, какие особые свойства у осетинских пирогов?», — спрашивает руководитель отдела по интеллектуальной собственности компании CardPatent Елена Воробьева.

Одним из первых патентовать продукты питания, не нуждающиеся в рекламе, начал бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Он получил патенты на кулебяку, расстегай, квас, медовуху, открытый пирог, полуоткрытый пирожок и некоторые другие категории продуктов. Лужковскую кулебяку отличали характерные черты и особый способ приготовления. Например, кулебяка должна быть «с небольшой высотой боковой поверхности, имеющей плавный округлый переход в фигурный бортик, овальной формой основания и выпуклой внешней поверхностью, а также с декоративным оформлением центра верхней поверхности элементом в виде стилизованного листка или гриба, вписанных в овал».

Запатентованные Лужковым кулебяки продавались в сети «Русское бистро», которая создавалась как конкурент американскому фастфуду. Однако национальные блюда по рецепту мэра не помогли заведению пережить кризис 1998 года. Его окончательно закрыли в 1999 году в связи с финансовыми трудностями и возбуждением уголовного дела о незаконном присвоении денег.

Анастасия Чеповская

Источник

Также в рубрике