USD: 62.5544
EUR: 69.8608

Пять китайских мест и объектов в Петербурге

Продолжая серию «Странный город», расскажем о самых интересных местах, образующих «китайский Петербург»

Пять китайских мест и объектов в Петербурге

Петербург, может быть, не так связан с Китаем, как иные восточные регионы России, но исторический статус города и амбиции нынешних руководителей не могли не затронуть отношений с загадочным Востоком. 

Поднебесная в стиле барокко

Китайская деревня в Александровском саду — один из самых интересных долгостроев Российской империи. Проект инициировала Екатерина II — именно в XVIII столетии в Европе возникла мода на ориентализм. Идее Китайской деревни предшествовали аналогичные постройки в Швеции и Германии, а также Великая пагода в лондонских Садах Кью. Строительство под руководством Чарльза Камерона началось в 1782 году и затянулось до смерти императрицы. Новую жизнь комплексу дала перестройка Василия Стасова, уже тогда домики Китайской деревни стали использовать в качестве гостиниц.

Bonus. Именно в Китайской деревне Николай Карамзин писал «Историю государства Российского». После революции в числе постояльцев деревни была семья Осипа Мандельштама. Комплекс периодически перестраивался весь XIX век, он пришел в запустение после Великой Отечественной. Наконец, деревню полностью восстановила датская компания за право сдавать домики в аренду. Поэтому сегодня любому желающему трудно праздно побродить по тем местам.

Львы войны

Китайские львы Ши-цза на Петровской набережной — почти военный трофей. Их подарил городу генерал Николай Гродеков, командующий войсками на Дальнем Востоке. В 1899-1901 годах Китай охватило Ихэтуаньское восстание: протестующие требовали прекратить экономическое проникновение Европы в страну и начали осуществлять этот замысел с разбора КВЖД. Войну китайским бунтовщикам объявили европейские державы и Япония. Гродеков руководил действиями русской армии в Манчжурии. Губернатор города Гирин преподнес Гродекову статуи львов, видимо, в благодарность за укрощение повстанцев. Многотонные статуи привезли в Петербург в 1907 году и установили на спуске недавно обустроенной Петровской набережной, близ домика Петра Великого.

Bonus. Такие львы в Китае, подобно химерам имеющие в облике черты и других животных, размещали на кладбищах и в усыпальницах, у входов в храмы и дворцы. Шар, который придерживает лапой лев, символизирует буддийскую мудрость и, возможно, исполняет желания. По крайней мере среди петербуржцев существует традиция дотрагиваться до сферы на удачу. Другая статуя — львица, придерживающая ребенка.

Вуз, которого не стало

Ленинградский институт живых восточных языков, позже переименованный в Ленинградский восточный институт, существовал в городе в 1920-1938 годы. Это было важное время для советского востоковедения в России и китаистики в частности. В состав преподавателей, помимо выдающихся филологов и специалистов по востоку Василия Алексеева, Николая Невского, Николая Конрада, входил доцент Фу Мин. О его жизни известно мало, хотя именно Фу Мин стал в институте автором учебника китайского языка для первокурсников. Кстати, помимо советских студентов, в ЛВИ учились приезжие из Монголии и Тибета. Отметим, что долгое время институт находился на улице Блохина, 17, рядом с нынешним сквером Виктора Цоя.

Bonus. Судьба вуза сложилась трагически — он был закрыт в 1938 году после того, как репрессировали большую часть преподавателей. Фу Мин был расстрелян. По этому делу расстреляли и поэта-обэриута Николая Олейникова, имевшего неосторожность водить дружбу с учеными.

Дипломатичный подарок

Самый очевидный пункт списка — Сад дружбы на Литейном проспекте. Это подарок от Шанхая к 300-летию нашего города. (В 2008 Петербург также сделал подарок городу-побратиму — бюст Федора Достоевского был установлен в центре Шанхая). Сад строили китайские мастера, все материалы, включая лежащие в саду камни, привезены из Поднебесной. Проект вдохновлен архитектурой сада Юй Юань, который начали строить в Шанхае еще в XVI веке. Петербургский сад украшает «Пагода дружбы», охраняемая знакомыми львами Ши-цза и предназначенная для чайных церемоний. Есть здесь стена с девятью драконами, отпугивающими злых духов, и сложенный из камней искусственный водоем с водопадом. Убранство дополняют выдержанные в китайском стиле фонари, скамьи и беседки.

Bonus. Ближе к ночи Сад дружбы привлекает не только спокойных отдыхающих, но и пьяные компании. Крытая пагода со столом и сидениями будто создана для застолий. На многочисленных скамейках бывает, что спят бездомные. В последние годы, впрочем, их стало меньше. Также власти закрасили граффити на стенах садовых построек.

В домашних тапочках

Китайская столовая в доме 10 на Загородном проспекте популярна давно. Искушенные западные туристы пишут в Сети, что как раз в этом заведении только и можно в Петербурге попробовать аутентичной китайской кухни. Гостей привлекают и относительная труднодоступность места, и колорит, и аскетизм убранства со сравнительно низкими ценами на действительно вкусную еду — при внушительных порциях. Вход — в темном дворе, в подъезде дома. Внутри пластиковые столы, огромные ряды полок с чаем и специями. Есть и китайские сигареты по 200 рублей за пачку. Играет китайская эстрадная музыка. Персонал, кроме менеджера, принимающего заказы, едва говорит по-русски. Среди посетителей также преобладают китайцы, а равно и студенты, на радость которым в заведении есть хороший Wi-Fi. Персонал активно общается друг с другом, переходит из явно жилой подсобки в квартиру напротив, и кажется, что скорее находишься в гостях у некой большой семьи, чем в коммерческом заведении.

Bonus. До «нулевых» годов представители китайской диаспоры жаловались на отсутствие мест, где можно поесть «как дома». В 2012 году с открытием столовой проблема, видимо, решилась. Теперь многие «ценители» сетуют, что место стало слишком популярным. Конечно, за три года многое изменилось: цены стали не такими сказочно демократичными, появились русское меню и ценники. Но путешественникам по китайским местам города по-прежнему вряд ли удастся найти другое место равно экзотическое и уютное.

Источник: avangard.rosbalt.ru

Также в рубрике

Что больше всего бесит бортпроводниц

 0
Thomas Cook придумала идеальную модель анклавного туризма — отдыхающих свозили на благоустроенные курорты и позволяли им увидеть мир, не покидая зоны комфорта. Но крах туристического гиганта говорит о том, что теперь путешественники хотят большего
 0