USD: 62.9776
EUR: 70.6546

Музей ткани в Чехове

Шали «must have» и штофные обои Онегина

Музей ткани в Чехове

Ткань сопровождает человека на протяжении всей жизни - с самого рождения. В подмосковной усадьбе «Лопасня-Зачатьевское» открыли выставку «Художественные ткани XVII – XX веков», на которой можно увидеть настоящие произведения искусства, созданные в том числе в московской губернии. Кто открыл первую в Подмосковье фабрику декоративных тканей, почему французскому послу не удалось купить русскую шаль, и что давали в приданое девицам, узнал корреспондент Чеховского информагентства.

Первая фабрика декоративной ткани

Музей ткани в Чехове

Выставка «Художественные ткани XVII – XX веков в дворянской усадьбе» состоит из четырех блоков. В ней использованы материалы из собрания музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское» и частных коллекций.

В первом разделе представлены ткани, которые использовались, в первую очередь, для декора. Это драпировочные ткани, которыми обтягивали стены. Сразу вспоминаются строки А. С. Пушкина из описания дома Онегина: «В гостиной штофные обои…» Штофные обои – не бумажные, а тканные. Кстати, в Михайловском удалось восстановить обои, вышитые крепостными мастерицами. Тканные обои использовались в обеспеченных домах.

«У нас здесь представлен уникальный купон, выполненный в Московской губернии в Богородском уезде на фабрике Лазаревых. В то время было уже достаточно тканей технических – знаменитый полотняный завод, где в основном изготавливалась парусина, используемая для флота, который строил Петр I. А вот художественные ткани в XVII - XVIII веке были все привозными. Образованная по распоряжению Петра I в 1720 году для производства декоративных тканей фабрика стала одной из первых в России и Подмосковье», - рассказывает организатор выставки, старший научный сотрудник музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское» Александр Савинов.

В середине XVIII века владельцами этой фабрики стали Лазаревы, купцы армянского происхождения, благотворители и просветители, создатели института восточных языков в Москве. Производство располагалось в подмосковном селе Фряново, где выпускали ткани по европейским образцам. Золотой век фряново-лазаревских тканей приходится на середину XVIII - первую четверть XIX века. Купон, представленный в экспозиции – часть обоев, копия с французских шелков: барочный узор на терракотовом фоне. Шелка лионского художника по тканям Филиппа де Лассаля украшали самые роскошные дворцы Европы второй половины XVIII века. А купон уникален тем, что сохранен полностью с два раза повторенной подписью. На задельном крае - зашифрованная аббревиатура марки - «Фабрика дворянина Елизара Лазаревича Лазарева в селе Фрянове».

Экспозиция в музее ткани в Чехове

На выставке можно увидеть и оригинальные французские ткани: бархат золотный (в основе – желтый шелк и золотная нитка), узорную парчу (на серо-голубом фоне – цветы серебром). Образец плательных, или обиходных тканей – фрагмент парчи середины XVIII века: по салатовому фону выткан узор золотом и серебром. Подобная ткань использовалась для коронационного платья Екатерины II, которое хранится в Оружейной палате.

Недавно музей получил в дар туалетный столик, внутри которого лежал кусок ткани, требующий реставрации. Оказалось, это великолепный образец барочной лазаревской ткани – мелкие букеты, перевитые лентами.

Ткани были очень дорогими и часто использовались повторно. Согласно историческим хроникам, после смерти Елизаветы Петровны часть ее огромного гардероба была передана в Троице-Сергиеву Лавру и использована для изготовления литургических предметов. Позже, в советское время они были вновь реконструированы в платья императрицы.

Художники по ткани, создавая букеты, вкладывали в свои рисунки и дополнительный смысл. Так, маки означали спокойствие, умиротворение, розовая или красная роза – любовь.

При этом ткани лучше увидеть в музее своими глазами, так как их довольно сложно запечатлеть на фото во всей красе.

Шаль - «must have» 19 века

Музей ткани в Чехове

На выставке представлена большая шаль середины XIX века – воспоминание о знаменитых индийских шалях, которые в эпоху Наполеона попали в Европу. Эти шали довольно быстро вышли из дамской моды, но не ушли из домов – ими стали покрывать столы. И сохранилось немало изображений второй половины XIX века, где подобные восточные шали, ниспадая до пола, служат украшением столов. Коврами и шалями покрывали также вошедшие в моду оттоманки (диваны без спинки), создавая некий восточный колорит.

Экскурсовод объясняет, что европейская мода начала XIX века была неудобной: открытые платья в стиле ампир не давали никакой защиты от холода. Поэтому шали, моду на которые ввела первая жена Наполеона Жозефина, оказались настоящим спасением. Ее коллекция насчитывала около 400 восточных, европейских и даже русских шалей, часть ее хранится в Лувре. Вслед за первой леди Франции мода на шали распространилась по Европе и дошла до России.

Модные журналы того времени, еще не используя термин must have, сообщали, что без шали выходить в свет неприлично. Платки, шали, палантины становятся неотъемлемой частью женского туалета. Их не снимали ни летом, ни осенью, ни зимой, носили дома, в театре, на балах. Кроме того, шали служили украшением довольно однообразного дамского гардероба. В XIX веке шерстяные платки и шали стали головным убором. Их производили в том числе в Подмосковье.

Платки и шали

Большую известность получили шали и палантины с мануфактуры помещицы Надежды Мерлиной. В 1806 году в ее вотчине в Нижегородской губернии начали ткать так называемые кашмирские шали. Шали из индийской провинции Кашмир считались самыми тонкими и дорогими - для их производства требовался особый длинный пух с горла горной козы.

На экскурсии в музее рассказывают, как Мерлина приспособила индийские технологии под российскую реальность, а также о том, как мерлинские шали из приданого Натальи Гончаровой выручали семью Пушкиных.

Каждую шаль, имевшую десятки оттенков и сочетаний, две мастерицы ткали от полутора до двух лет, и стоила она целое состояние. Цены даже на самые простые шали доходили до 2000–3000 рублей (для сравнения, корова стоила 30 рублей).

По легенде, в 1811 году французский посол генерал Коленкур приехал к Мерлиной, чтобы купить шерстяную узорную шаль в подарок жене Наполеона. Однако, по воспоминаниям князя Ивана Долгорукова, «госпожа Мерлина, как патриотка, не захотела выпустить в чужое государство домашнего сего изделия».

Из приданого русских девиц

Экспозиция в музее ткани в Чехове

В музее можно увидеть и шелковую салфетку из дворцового обихода, в центре которой герб одной из приморских великокняжеских усадеб: морской якорь и ключ в дубовом венке. На нижней кромке фабричная марка. Это – немецкая мануфактура. Царская семья предпочитала делать заказы у немцев.

Кроме того, на выставке представлены хлопчатобумажные крестьянские платки, отрезы ситца, холсты, пестрядь. Незамысловатые платки, полушалки и ситец зачастую были господскими подарками на праздники. Такие вещи берегли, держали в сундуках, и они передавались от бабушек внучкам.

В большом количестве на выставке представлены и шелковые ленты XIX века. Ленты использовались и как аксессуары к нарядам, и как украшение домашних интерьеров.

Адрес музея: г. Чехов, ул. Пушкина, 10.

Стоимость: от 60 до 70 рублей

Источник: inmosreg.ru

Также в рубрике

Андрей Рудалёв о том, кому выгодны мифы о нашей ущербности

 0

Выставка картин Валентина Серова в Третьяковской картинной галерее стала самой посещаемой в истории музеев СССР и России

 0