USD: 75.8146
EUR: 89.8934

«Осторожно, двери закрываются» - самая мрачная станция московского метро

Станцию метро «Достоевская» называют одной из самых мрачных станций московского метрополитена.

Текст: Юлия Погонина, журнал "Отдых в России"
Фото: Юлия Погонина

«Осторожно, двери закрываются» - самая мрачная станция московского метро

Пугают картины, изображающие ключевые сцены из романов великого писателя: на четырех панно можно насчитать одиннадцать трупов. Почему художник, автор этих мозаик, увидел Достоевского таким? Неужели в произведениях писателя не было ни одного светлого луча? Ответ кроется в самих романах.

Станция метро «Достоевская» была построена в составе участка «Трубная» — «Марьина Роща» 19 июня 2010 года. Строительство началось еще в начале 1990-х, но было заморожено и возобновлено в 2007 году. Станция была открыта во второй половине июня – на некоторое время позже первоначальной даты. Одной из неофициальных причин такой задержки назвали неготовность (или даже «излишнюю трагичность») внутреннего оформления станции.

IMG_1966

IMG_1973

С первого взгляда станция выглядит современной, но обычной станцией московского метрополитена. Это не совсем так. «Достоевская» была открыта при бывшем мэре Юрии Лужкове, а тогда для станций метро не было типовых проектов – для каждой из них старались создать что-то особенное. Для станции «Достоевская» «изюминкой» стали мрачная комбинация цветов, панно, изображающие основные сцены из произведений знаменитого писателя, а главное, общая атмосфера, созданная благодаря комбинации перечисленного. Проще говоря, атмосфера угнетает – стоит только остановиться на минуту, снизить шаг и присмотреться к сценам на панно, оценить взглядом пилон, вспомнить сюжеты произведений, написанных Достоевским, и становится тяжело в прямом смысле этого слова.

Автором панно стал российский художник-монументалист, автор мозаик Иван Николаев. Помимо станции метро «Достоевская», занимался оформлением станций «Боровицкая» и «Отрадное». Руководство метрополитена опасалось, что станция может стать местом «паломничества» тех, кто собирается свести счёты с жизнью, а мозаики со сценами из произведений Фёдора Достоевского чрезмерно мрачны. «Если браться за тему Достоевского, то нужно соответствовать глубине и трагичности его творчества», - такими были слова художника в ответ на критику его работ. Николаев не отрицал возможности демонтажа панно со стен, но этого так и не произошло.

IMG_1975

IMG_1980

Всего на станции четыре панно. Эти мозаики изображают ключевые сцены из самых известных произведений Достоевского – «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы», «Идиот», в том числе сцены насилия (убийство старухи и Лизаветы, самоубийство Свидригайлова из «Преступления и наказания», убийство Настасьи Филипповны из «Идиота», убийство Шатова и самоубийство Ставрогина из «Бесов»), которые вызвали критику со стороны общественности.

Панно «Преступление и наказание»

Достоевская_14

Именно с этого романа начинается изучение в школах произведений Достоевского. И именно эту книгу называют одной из самых сложных книг в истории мировой литературы. Достоевский одним из первых в мировой литературе поставил социальный диагноз человечеству XX века.

IMG_1989

IMG_1999

IMG_1992

«Ему [Раскольникову] грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии в Европу… Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселяющиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими… Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали»

Достоевский смог увидеть, как реформы, разрушая вековой строй общества, освобождали человека от духовных традиций, преданий и авторитетов, от исторической памяти. Достоевский глазами Раскольникова воссоздает особое, преступное состояние мира, в котором право на существование покупается ценой постоянных сделок с совестью.

IMG_1993

IMG_1998

«Удар пришелся в самое темя, чему способствовал ее малый рост. Она вскрикнула, но очень слабо, и вдруг вся осела к полу, хотя и успела еще поднять обе руки к голове. В одной руке еще продолжала держать «заклад». Тут он изо всей силы ударил раз и другой, всё обухом и всё по темени. Кровь хлынула, как из опрокинутого стакана, и тело повалилось навзничь. Он отступил, дал упасть и тотчас же нагнулся к ее лицу; она была уже мертвая. Глаза были вытаращены, как будто хотели выпрыгнуть, а лоб и всё лицо были сморщены и искажены судорогой… Он бросился на нее с топором; губы ее перекосились так жалобно, как у очень маленьких детей, когда они начинают чего-нибудь пугаться, пристально смотрят на пугающий их предмет и собираются закричать. И до того эта несчастная Лизавета была проста, забита и напугана раз навсегда, что даже руки не подняла защитить себе лицо, хотя это был самый необходимо-естественный жест в эту минуту, потому что топор был прямо поднят над ее лицом. Она только чуть-чуть приподняла свою свободную левую руку, далеко не до лица, и медленно протянула ее к нему вперед, как бы отстраняя его. Удар пришелся прямо по черепу, острием, и сразу прорубил всю верхнюю часть лба, почти до темени. Она так и рухнулась.»

Панно «Идиот»

Роман «Идиот» Достоевский задумал как продолжение «Преступления и наказания». События в нем разворачиваются вокруг 26-летнего князя Льва Николаевича Мышкина, который возвращается из санатория в Швейцарии, где он провёл несколько лет, лечась от эпилепсии. Князь – человек искренний и невинный в отношениях с людьми. Судьба сводит его с Настасьей Филипповной, красивой женщиной из дворянской семьи. Она вызывает сострадание и жалость князя Мышкина, который жертвует многим, чтобы помочь ей. Настасья Филипповна – человек, в юношеском возрасте преданный поруганию и затаивший обиду на людей и на мир. Появление князя в ее жизни не только не успокаивает, но доводит до парадокса ее душевные переживания.

Достоевская_12

 

IMG_2000

Князь в представлении Настасьи Филипповны окружен ореолом святости. Это чувство благоговения к святыне и влечет героиню к князю и останавливает ее. Возможность уважения к себе со стороны этого человека для нее немыслима:

«Я, говорит, известно какая. Я Тоцкого наложницей была.»

Героиня влечется к князю из жажды идеала, любви, прощения и одновременно отталкивается от него то по мотивам собственной недостойности, то из побуждений уязвленной гордости, не позволяющей принять прощение и любовь и забыть обиды. Таков трагический финал романа:

«Когда, уже после многих часов, отворилась дверь и вошли люди, то они застали убийцу в полном беспамятстве и горячке. Князь сидел подле него неподвижно и тихо, каждый раз при взрывах крика или бреда больного, спешил провесть дрожащею рукой по его волосам и щекам, как бы лаская и унимая его. Но он уже ничего не понимал, о чем его спрашивали, и не узнавал вошедших и окружавших его людей. И если бы сам Шнейдер явился теперь из Швейцарии взглянуть на своего бывшего ученика и пациента, то и он, припомнив то состояние, в котором бывал иногда князь в первый год своего лечения в Швейцарии, махнул бы рукой и сказал бы, как тогда: «Идиот»

IMG_1974

Достоевская_6

Отдельное внимание в романе уделяется женскому характеру – непокорному, удивительному, не имеющему аналогов ни в одном другом произведении. Скандальная сцена с деньгами – тому подтверждение. Вызывая на поединок навязываемого ей жениха, она предлагает ему вытащить деньги из камина, в который сама их кинула. Это вызов не только жениху, а целому обществу.

«— Ну, так слушай же, Ганя, я хочу на твою душу в последний раз посмотреть; ты меня сам целые три месяца мучил; теперь мой черед. Видишь ты эту пачку, в ней сто тысяч! Вот я ее сейчас брошу в камин, в огонь, вот при всех, все свидетели! Как только огонь обхватит ее всю, — полезай в камин, но только без перчаток, с голыми руками, и рукава отверни, и тащи пачку из огня! Вытащишь — твоя, все сто тысяч твои! Капельку только пальчики обожжешь, — да ведь сто тысяч, подумай! Долго ли выхватить! А я на душу твою полюбуюсь, как ты за моими деньгами в огонь полезешь. Все свидетели, что пачка будет твоя! А не полезешь, так и сгорит; никого не пущу. Прочь! Все прочь! Мои деньги! Я их за ночь у Рогожина взяла. Мои ли деньги, Рогожин?

— Твои, радость! Твои, королева!

— Ну, так все прочь, что хочу, то и делаю! Не мешать! Фердыщенко, поправьте огонь!

— Настасья Филипповна, руки не подымаются! — отвечал ошеломленный Фердыщенко.

— Э-эх! — крикнула Настасья Филипповна, схватила каминные щипцы, разгребла два тлевшие полена, и чуть только вспыхнул огонь, бросила на него пачку.

Крик раздался кругом; многие даже перекрестились.

— С ума сошла, с ума сошла! — кричали кругом»

В романе высказывается мысль, что «рай – вещь трудная». Добро и истинное милосердие князя Мышкина обостряют противоречия в эгоистических душах людей. Прежде чем добро восторжествует, неизбежна напряженная борьба со злом в сознании людей. Мышкин отдает себя людям целиком – «Истинно, истинно глаголю вам, если пшеничное зерно не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода».

 

Панно «Братья Карамазовы»

Слова, которыми заканчивается предыдущий абзац, являются эпиграфом к роману «Братья Карамазовы». Семья Карамазовых под пером Достоевского – это вся Россия в миниатюре. Она начисто лишена родственных уз. Вражда царит между отцом семейства Федором Павловичем Карамазовым и его сыновьями: старшим – Дмитрием, Иваном, Смердяковым и Алешей. Алеша тщетно пытается примирить братьев с отцом, итогом становится страшное преступление – отцеубийство. Достоевский показывает, что все участники этой драмы разделяют ответственность за случившееся, в первую очередь – сам отец.

 Достоевская_13

«Марфа Игнатьевна, супруга поверженного у забора Григория, хотя и спала крепким сном на своей постеле и могла бы так проспать еще до утра, вдруг однако же пробудилась. Способствовал тому страшный эпилептический вопль Смердякова, лежавшего в соседней комнатке без сознания, -- тот вопль, которым всегда начинались его припадки падучей и которые всегда, во всю жизнь, страшно пугали Марфу Игнатьевну и действовали на нее болезненно. Не могла она к ним никогда привыкнуть. Спросонья она вскочила и почти без памяти бросилась в каморку к Смердякову. Но там было темно, слышно было только, что больной начал страшно храпеть и биться…Григорий же лепетал тихо и бессвязно: "убил... отца убил... чего кричишь, дура... беги, зови..." Но Марфа Игнатьевна не унималась и все кричала и вдруг, завидев, что у барина отворено окно и в окне свет, побежала к нему и начала звать Федора Павловича. Но, заглянув в окно, увидала страшное зрелище: барин лежал навзничь на полу, без движения. Светлый халат и белая рубашка на груди были залиты кровью. Свечка на столе ярко освещала кровь и неподвижное мертвое лицо Федора Павловича.»

Современное общество, по мнению великого писателя, заражено тяжелой духовной болезнью, болезнью цивилизации – «карамазовщиной». Суть ее заключается в доходящем до исступления отрицании всех святынь. Между тем Достоевский отстаивал просветляющую и одухотворяющую силу христианского мироощущения.

Главным носителем «карамазовщины» является Федор Павлович, испытывающий сладострастное наслаждение от постоянного унижения добра, красоты, истины. Эта болезнь проникает во все слои общества. В карамазовской психологии все высшие ценности жизни презираются. Истоком болезни Достоевский видел не в экономических законах развития общества, а в духовном кризисе современного человечества.

Панно «Бесы»

В ноябре 1869 года в Москве произошло преступление, за ним судебный процесс, который вызвал большой резонанс в обществе. Члены революционного кружка Нечаева убили студента Иванова. Причиной послужило желание Иванова порвать с тайным обществом. Материалы этого дела заинтересовали Достоевского, и в 1871 – 1872 годы «Бесы» были напечатаны в журнале «Русский вестник». Примечательно, что российская аудитория не оценила глубины романа, но это произведение имело огромное влияние на философскую литературу рубежа XIX – XX века, известными представителями которой были Ницше и Камю.

Достоевская_11

В центре романа Ставрогин, один из самых мрачных персонажей Достоевского. Ставрогин - красавец, аристократ. Он кутит и развратничает в Петербурге; путешествует по миру, добираясь даже до Исландии (край света в те времена), посещает православные святыни в Греции, выстаивает в храмах шестичасовые службы. Но в его душе нет веры. Он, наконец, отправляется в Соединенные Штаты, куда уезжали многие из «передовой» российской молодежи. В Америке он доказывает две взаимозаключающие идеи: без веры в своего Бога народ существовать не может и что миссия русского народа — явить разуверившемуся миру сохраненный в России образ русского Бога, Христа и что Бог умер. То есть, что Он забыл о людях и Его существование ничего не значит для них.

В городе происходят волнения. Вспыхивают пожары, погибает возлюбленная Ставрогина, Лиза. Вообще, в этом романе погибают многие герои — почти все, кто искренне связал свою жизнь с «демоном» — Ставрогиным.

 «Надо было спешить с мертвецом: было столько крику, что могли где-нибудь и услышать. Толкаченко и Петр Степанович подняли фонари, подхватили труп под голову; Липутин и Виргинский взялись за ноги и понесли. С двумя камнями ноша была тяжела, а расстояние более двухсот шагов. Сильнее всех был Толкаченко. Он было подал совет идти в ногу, но ему никто не ответил, и пошли как пришлось. Петр Степанович шел справа и, совсем нагнувшись, нес на своем плече голову мертвеца, левою рукой снизу поддерживая, камень. Так как Толкаченко целую половину пути не догадался помочь придержать камень, то Петр Степанович наконец с ругательством закричал на него. Крик был внезапный и одинокий; все продолжали нести молча, и только уже у самого пруда Виргинский, нагибаясь под ношей и как бы утомясь от ее тяжести, вдруг воскликнул опять точно таким же громким и плачущим голосом:

   - Это не то, нет, нет, это совсем не то!

   Место, где оканчивался этот третий, довольно большой скворешниковский пруд и к которому донесли убитого, было одним из самых пустынных и непосещаемых мест парка, особенно в такое позднее время года. Пруд в этом конце, у берега, зарос травой. Поставили фонарь, раскачали труп и бросили в воду. Раздался глухой и долгий звук. Петр Степанович поднял фонарь, за ним выставились и все, с любопытством высматривая, как погрузился мертвец; но ничего уже не было видно: тело с двумя камнями тотчас же потонуло. Крупные струи, пошедшие по поверхности воды, быстро замирали. Дело было кончено»

Достоевский предчувствовал, что революционное «бесовство» еще принесет России и всему миру немало бед. Время подтвердило самые худшие его опасения. Этот роман, в котором поразительно точно угадано все страшное, что произошло в России в грядущие десятилетия, оказался почти совсем не понят у нас еще долгие десятилетия спустя.

«Достоевский – один и столпов, на которых стоит Россия» - приводим слова профессора Волгина И.Л. Великий писатель не видел неисправимо злого человека, а видит трагический образ человека, который поддался искушениям зла, но который горячо нуждается в помощи. Достоевский испытывал людей человечностью, а его романы опережают и отражают действительность. То, что казалось современникам писателя фантастическим, подтверждалось последующими судьбами человечества.

Станция метро, названная в честь Достоевского – это не место паломничества для людей, решивших покончить жизнь самоубийством. Это место, где отражается душа произведений Достоевского, – светлая. Вне мрачных картин, которыми наполнены его романы, остается жива вера в человеческую душу, несломленную, которая способна на добродетель, иные поступки, согласующиеся с христианской моралью.

Также в рубрике
15 августа день памяти Виктора Цоя. А как сложились судьбы его товарищей и любимых женщин?
 0