USD: 63.7185
EUR: 70.7594

Здесь я был, а там я не был

Все, что необходимо знать гражданам, отправляясь в путешествия на воздушном шаре

Текст: Дина Бабаева
Фото: AP/EAST NEWS

Здесь я был, а там я не был
Многим знакомо ощущение, когда все утомило и надо срочно сменить обстановку. Обычно мы берем отпуск и куда-то едем. Направление неважно, главное, чтобы ничего привычного вокруг. Но есть люди, которым для «перезагрузки» недостаточно земли. И они отправляются прямо в небо. Не на час-два, а на несколько дней. Там все встает на свои места.
 
Он поднялся в воздух на сотнях разноцветных гелиевых шариков и полетел… Нет, это не краткое содержание мультфильма «Вверх», где старик вместе с домом отрывается от земли и прошлой жизни, исполняя мечту умершей жены. Это американец Джонатан Трапп пробовал пересечь Атлантический океан на лодке, к которой были привязаны 370 воздушных шаров. Попытка не удалась. Рискнет ли он еще раз? Наверняка. Однажды Трапп уже летал над Ла-Маншем и Альпами.
 
Тот, кто после первого путешествия в облака решается на второе, будет летать снова и снова. Это не зависит от характера человека, его национальности или возраста. Просто таков закон неба: оно влюбляет в себя однажды и навсегда.
 
Так произошло с пилотом-инструктором, президентом клуба «Воздухоплаватели» Владимиром Гладковым. Он был военным летчиком до тех пор, пока жизнь не заставила бросить любимое дело: нужно было зарабатывать деньги. Почти на пять лет он забыл о полетах, открыл свой бизнес, но желание вернуться в небо победило земные проблемы.
 
Уроки неба: естественный отбор
 
В феврале прошлого года вы установили рекорд России по продолжительности полета — 17 часов 49 минут, и он до сих пор не побит...
 
...рекорд на тепловом аэростате. Это важно, поскольку существует три вида воздушных шаров: газовые, тепловые и комбинированные (в которых подъемная сила создается как газом легче воздуха, так и подогревом несущего газа). Первые наполняются водородом, метаном или гелием. Вторые — теплым воздухом от горелки на пропан-бутановой смеси. Газовые аэростаты уникальны в управлении: высота регулируется песочком, сбрасываемым с борта, как в кино. Если, например, нужно подняться, то при помощи лопатки, похожей на детскую, потихоньку начинаешь отсыпать песок. Шар становится легче, и газ поднимает его вверх. Если же, наоборот, нужно снизить высоту, то открываешь специальный клапан и спускаешь газ.
 
Продолжительность полета на газовом аэростате, по сравнению с тепловым, гораздо дольше. Например, на Кубке Гордона Беннетта — чемпионате мира по воздухоплаванию, где летают только на газовых аэростатах, люди проводят в небе по несколько суток. Тепловые шары проще в управлении: чтобы изменить высоту, нужно лишь при помощи огневого клапана отрегулировать температуру в оболочке. К тому же тепловые аэростаты более маневренные по высоте, но далеко на них не улетишь: все зависит от количества топлива — если оно заканчивается, пора садиться. Я взял с собой в полет 21 баллон с газом, этого хватило на 17 часов 49 минут. Поэтому и рекорд, я считаю, относительный.
 
Это как посмотреть: почти 18 часов не чувствовать под ногами земли, лететь в полной тишине...
 
Почему же в тишине? Друзья-воздухоплаватели следовали за шаром на трех машинах сопровождения и все время общались со мной по рации. Ребята помогли пережить неприятные ситуации, которые произошли во время полета.
 
Например?
 
При температуре минус 15–20 градусов даже на земле трудно продержаться долго, а в небе, где с каждым километром подъема становится все холоднее, и подавно. Конечно, я приготовил шапку-ушанку, термос, перчатки с подогревом, но сложил их на газовые баллоны. Воздушный шар и баллоны обледенели. Все, включая провиант, примерзло. Я пытался отколоть обледеневшие вещи, однако съесть замерзший шоколад не так-то просто. Несмотря на это, считаю, что стакан всегда наполовину полон, поэтому мне полет очень понравился: лететь над красивыми местами, в наземном сопровождении хороших людей — это ли не счастье?! Единственное, после посадки я сказал друзьям: «В этом году не стану есть мороженое».
 
Конкуренция между друзьями в небе невозможна. Это совсем иной мир, который, может быть, и кажется утопией, но он существует там, в облаках. Фото: РИА «НОВОСТИ»
 
Друзья всегда сопровождают вас в полетах?
 
Воздухоплавание — это не только шар и пилот, но еще и команда сопровождения. Во время полета она следует за шаром на машине. Это обязательно, поскольку мы не можем точно знать, где окажемся. Все зависит от направления ветров. Можно запланировать один маршрут, но погода изменчива и ей наплевать на твои планы. Меняем курс, набирая или снижая высоту полета. На разных высотах ветер разный как по скорости, так и по направлению.
 
Соревнования по воздухоплаванию могут длиться три-пять дней. За это время каждый пилот не просто должен продержаться в небе как можно дольше других, но и выполнить задания. Например, сбросить маркер, попав в точку, отмеченную на земле крестом.
На одном из чемпионатов я был в команде сопровождения. Прямо из корзины нам звонил один из участников соревнований, чтобы спросить, какое задание следующее. Он забыл! И это нормально, потому что на подобных состязаниях приходится спать всего по три-четыре часа. При таком недосыпе следить за полетом да еще и запоминать все задания тяжело.
 
А есть конкуренция среди воздухоплавателей?
 
На полетах делаем все сообща, делимся информацией о погодных условиях, помогаем друг другу. Если на земле есть соперничество, то небо научило нас быть командой, поддерживать товарища. В Москве три ведущих клуба профессиональных воздухоплавателей, и все мы дружим. Когда я пришел в воздухоплавание, обрел крепких и верных друзей, с которыми мы, так сказать, на одной волне. Конкуренция между друзьями в небе невозможна. Это совсем иной мир, который, может быть, и кажется утопией, но он существует там, в облаках.
Второе дыхание: земля уходит из-под ног
 
Мечты о полете на воздушном шаре появились в детстве, когда каждый ребенок хотел летать?
 
Меня больше привлекали самолеты. Занимался авиамоделированием, потом в руки попала книга Вениамина Каверина «Два капитана». Я зачитывал ее, что называется, до дыр. После школы пошел в высшее военное авиационное училище летчиков — Балашовское, потом попал на службу на Дальний Восток...
 
И здесь наступило самое большое разочарование. Нам не платили зарплату по четыре месяца. Солдат не хватало, и после полета на самолете нас ставили в караул охранять этот же самолет. Последней каплей стал эпизод, когда офицеры, спасаясь от холода, обменивали парадные шинели с золотыми погонами на китайские пуховики. Я понял, что надо увольняться из такой странной армии. И, хотя было тяжело проститься с возможностью летать, пришлось сделать такой выбор. Занялся предпринимательской деятельностью, чтобы выживать. Но все время скучал по небу, по ощущению свободы, что испытываешь там, наверху. В 2000 году открыл для себя незнакомый летательный аппарат — воздушный шар. После первого полета понял, чего мне так не хватало все это время.
 
Вспомните первый полет. Ощущения наверняка показались необычными даже летчику со стажем в авиации 28 лет…
 
Необычные — это слабо сказано! Я был в полнейшем восторге! Первое, что поразило, — возможность общаться во время полета. Когда управляешь самолетом, пользуешься гарнитурой и наушниками. На воздушном шаре, если с тобой в корзине находятся пассажиры, ты просто плывешь в воздухе вместе с людьми, с которыми можно спокойно говорить, не перекрикивая мотор. Второе — отсутствие изоляции.
 
Я же видел все через стекло самолета. А здесь была возможность пощупать атмосферу рукой. Правда, позднее я понял, что и атмосфера тебя может иногда «пощупать».
 
Каким образом?
 
Например, во время утренних полетов, когда еще стоит туман, могут быть комары или какие-то другие насекомые. Появляются они неожиданно, так же как и исчезают.
 
Вы как будто сюжет фильма «Мгла» по Стивену Кингу описываете, только там были очень большие комары…
 
Это же совершенно не страшно и не опасно для нас! Пугает только в первый раз. Потом ты уже знаешь, чего ожидать. Хотя каждый полет уникален. Где взлетишь — приблизительно знаешь, а вот где сядешь — всегда сюрприз. Это дает дополнительный кайф и разбавляет серые будни.
 
Легко справились с управлением воздушным шаром?
 
Переучиваться всегда сложнее. Воздушный шар — инертный, спокойный, не любит суеты. Аэростат, в отличие от самолета, не сразу реагирует на действия пилота. В самолете нажал на несколько кнопок — и все, лети. Здесь же нужно собрать летательный аппарат, потом ловить потоки ветра. Для меня управление воздушным шаром похоже на русский бильярд: все строится на векторах и углах, под которыми ветер двигает шар. Полеты на шаре, если ты умеешь им управлять, безопаснее, чем на другом аппарате. Должно сойтись как минимум пять негативных факторов, чтобы с тобой что-то случилось.
 
Вирус воздухоплавания: земные проблемы — ерунда
 
Индивидуальный полет на воздушном шаре стоит 15 000 рублей. Недешевое удовольствие...
 
Да, это правда. Воздухоплавание не для бедных людей. Этим спортом в России сейчас занимается человек пятьдесят — те люди, которые, как правило, состоят в клубах воздухоплавателей и поэтому активно принимают участие в спортивных соревнованиях. Почти на все чемпионаты пилоты и команды сопровождения ездят за свой счет. Спонсоров в воздухоплавании не так много, да и призы даже в мировых первенствах символические. Поэтому, чтобы иметь возможность оплачивать страсть к полетам, большинство из нас имеет другую работу или собственный бизнес.
 
А какой бизнес у вас?
 
В России серьезный доход приносит газовая и нефтяная индустрия, все остальное лишь попытки жить хорошо. Мой бизнес не связан с газом и нефтью, и мне даже неинтересно его обсуждать. Я не лукавлю. Есть у меня один друг, серьезный бизнесмен, который, только увлекшись воздухоплаванием, с удивлением заметил, что на важнейших деловых переговорах просидел все время, глядя в окно, с одной лишь мыслью — будет ли завтра летная погода. Воздухоплавание дает нам возможность не переживать о земных проблемах.
 
Пока пилот перемещается по небу на воздушном шаре, на земле за ним следует несколько машин команды сопровождения. В случае чего они готовы прийти на помощь. Фото: НИКОЛАЙ РЯБЦЕВ
 
ФАКТЫ
Завтра в полет
 
Аэростат — это...
...оболочка, корзина, горелка и баллоны (если шар тепловой) или песок (если шар газовый), а также приборный блок, летная документация, вентилятор. 
Оболочка воздушного шара изготавливается… 
...из синтетической ткани со специальными пропитками для низкой воздухопроницаемости. Нижняя часть оболочки — из термостойкой ткани типа номекс, которая не горит. Похожие ткани используются для изготовления защитных костюмов для автогонщиков и каскадеров, работающих с огнем.
Размер корзины…
…для разных целей разный. К примеру, для трех-четырехместного аэростата — 1,2 × 1,5 м.
Чтобы подготовить тепловой аэростат к взлету, требуется…
…примерно 10–20 минут.
Шар передвигается со скоростью…
…ветра, в котором он находится. Часто скорость достигает 30–40 км/ч.
Пилоты дышат при помощи…
…собственного носа, если высота не превышает 5000 м. Если выше, используют кислородные баллоны.
Одной оболочки воздушного шара хватает…
…в среднем на 400 часов полета. Каждый год оболочка должна проходить технический осмотр.
Стоимость теплового воздушного шара начинается…
...с миллиона рублей. Примерно во столько обходится оболочка шара. Далее его необходимо зарегистрировать в реестре воздушных судов, получить сертификат летной годности, застраховать. У пилота должно быть действующее свидетельство пилота свободного аэростата со всеми необходимыми квалификационными отметками. Также необходим автомобиль и прицеп для перевозки воздушного шара. Все это в общей сложности еще не менее двух миллионов рублей.
 
Источник: vokrugsveta.ru
Также в рубрике

Среди тысяч архивных фотоснимков сохранилось несколько папок с грифом «Архитектура»

 0