USD: 59.6521
EUR: 69.9958

Русский гид о том, как богатые китайские туристы покоряют Северный полюс

Русский гид о том, как богатые китайские туристы покоряют Северный полюс

Сейчас мир открыт и доступен для богатых китайских туристов, которые путешествуют непрерывно и с энтузиазмом по всем популярным направлениям. В поисках экстрима в сочетании с комфортом и безопасностью китайцы нацелились на Антарктику, Арктику, базовый лагерь Эвереста и Амазонку. По словам участников рынка, больше трети туров в Арктику и Антарктику забронированы китайскими гражданами, несмотря на цены от 200 тыс. юаней ($29 тыс.) до 800 тыс. ($117 тыс.). Русский гид Павел Торопов написал статью для издания South China Morning Post, где рассказал об особенностях путешествий на Северный полюс и работы с китайскими туристами.

Работая в качестве гида на таких эксклюзивных турах (иностранный гид с китайским языком прибавляет эксклюзивности), мой словарный запас китайского неожиданно изменился. Должно быть я единственный иностранец, который может назвать по-китайски все виды антарктических пингвинов. К счастью, последний Арктический тур, который я провел в этом марте, был не настолько сложен с языковой точки зрения. Ведь «белый медведь» произносится на китайском точно так же, как и «медведь Северного полюса».

Архипелаг Шпицберген — наша первая остановка после Осло. И уже здесь оружие за пределами населенных пунктов — это вынужденная необходимость. Шпицберген – это светловолосые, улыбчивые гиды (мужчины и женщины) с мощными винтовками над плечами, блуждающие по ресепшенам отелей города Лонгйир. Они собирают клиентов, томящихся в ожидании своих лыж, собачьих упряжек или снегоходов для путешествия в ослепительно белой, горной глуши.

В Шпицбергене белые медведи - это обычное дело.

В Шпицбергене белые медведи — это обычное дело. Фото: Pavel Toropov 

Первый вооруженный проводник, которого мы видим, набрасывается на мою группу с хищнической быстротой, удивившей бы и белого медведя. Гид сохраняет свое нордическое спокойствие и хорошее чувство юмора, пока вся моя группа стоит в очереди, чтобы попозировать с его ружьем (заранее разряженным в соответствие с местным законодательством).

Путешествия – это такая же изюминка этих мест, как и сам Северный полюс. «Эти самолеты были разработаны в СССР с одной целью – приземлиться абсолютно, где угодно», — гордо объясняет русский пилот приземистого самолета АН-74 с очень большими двигателями над крыльями. «Эти самолеты могут летать одинакового хорошо, как в Арктике, так и в Африке. Я лично перевозил Президента Судана на нем. И если нам понадобиться приземлиться на 400-метровую грязевую полосу или тающий лед, то мы сядем». АН-74 в установленное время уносит нас за 1300 км севернее Шпицбергена к российской плавучей полярной станции Барнео.

Российский самолет АН-74 на взлетно-посадочной полосе станции Барнео.

Российский самолет АН-74 на взлетно-посадочной полосе станции Барнео. Фото: Pavel Toropov

Станция перестраивается каждый год на дрейфующей льдине, когда люди и оборудование сбрасываются с парашютами из грузового судна на пустую льдину. Люди строят скелет станции и очищают ото льда взлетно-посадочную полосу для того, чтобы АН-74 мог сесть и доставить остальной груз. После этого станция дрейфует около Арктики совместно с постоянной группой туристов, ученых, пилотов, техников и контингентом российских военных. 

Туризм сегодня – это большой пункт заработка, ведь люди платят десятки тысяч долларов, чтобы попасть сюда и поставить галочку в своем жизненном списке.

«Сейчас я действительно восторгаюсь русскими», — говорит господин Цюй, член моей группы. «Они такие выносливые!». От Барнео мы делаем еще один прыжок уже до настоящего Северного полюса на еще одной рабочей лошадке российской авиации, вертолете Ми-8. Господин Чжан (еще один турист) садится около окна и пристально всматривается в пролетающую мглу, выискивая неуловимых белых медведей.

После приземления у господина Чжана возникла проблема. Его дрон послушно долетел до географического Северного полюса, но потом потерял управление. Он в двух километрах от мистера Чжана, вне поля зрения, и летает так, как ему вздумается: холод оборвал цифровой сигнал. Я беспокоюсь, что потерявшийся дрон может развернуться и влететь в один из наших вертолетов, припаркованных на льду, но, к счастью, его батареи заканчиваются, и он падает. Господин Чжан пожимает плечами и переключает своей внимание на нашу группу, часть которой разделась и прыгает на льду в одном нижнем белье.

Счастливый турист на Северном полюсе.

Счастливый турист на Северном полюсе. Фото: Pavel Toropov

Нам необычайно повезло с погодой: голубое небо, штиль и чудесные 10°C. Господин Чжан, самый старый член нашей группы, оперативно разворачивает огромный флаг Китая и взволнованно выстраивает нас в разных позах для фотографии. Господин Чжан уже поставил для себя новую цель: его следующим фотографическим путешествием станет канадская Арктика. Ведь после всего, Северный полюс не только сломал его дрон, но и не дал увидеть даже одного полярного медведя.

Источник: ekd.me

Также в рубрике

В Калининграде есть две кантовских доски. Первую из них можно увидеть по дороге от собора к памятнику

 0