USD: 66.2630
EUR: 73.4989

Что москвичи делают с достопримечательностями

Что москвичи делают с достопримечательностями
Потереть собакой собаку, потрогать одну из башен «Москва-Сити», посидеть на коленях у поэта и залезть на троллейбус — гид по местам Москвы, где каждый ощущает себя обязанным сделать дежурное фото.

В Пизе надо «поддержать» падающую башню, в Вероне — потрогать грудь Джульетты, в Петербурге — попасть монеткой в чижика, в Агре — ухватить двумя пальцами верхушку минарета Тадж-Махала. В Москве тоже полным-полно достопримечательностей, с которыми связаны особые приметы и обычаи.

Останкинская телебашня — самая высокая постройка в Европе. Туда можно попасть на экскурсию. Поднявшись наверх, можно устроиться лежа смотреть в специальное окошко на землю внизу — довольно страшно, но весело. На башне есть ресторан «Седьмое небо», известный тем, что его вращающийся пол позволяет, сидя за столиком, увидеть полную круговую панораму. Будьте внимательны: посетители сайта TripAdvisor говорят, что на башню не пускают без паспортов или водительских прав, а еще — что на входе очень суровая служба безопасности, которая не разрешает брать с собой даже воду. На фоне башни принято на разный манер фотографироваться.

Примерно таковы же традиции посещения «Москва-Сити» (если вы, конечно, там не работаете и не живете): надо фотографироваться, «опираясь» или «поддерживая» громадные небоскребы.

В Москве несколько памятников Михаилу Лермонтову: на Красных воротах, на Малой Молчановке, в сквере между «Профсоюзной» и «Академической». Но самый народный — тот, что стоит (точнее, сидит) в парке «Музеон», работы советского скульптора Олега Комова. Москвичи и гости столицы фамильярно садятся поэту на колени.

Станция метро «Римская» была открыта в середине 90-х и несет на себе отпечаток некоторой оформительской смелости, характерной для тех времен. Например, это единственная станция в Московском метро, на которой есть фонтан (там сидят маленькие Ромул и Рем), а над выходом изображена довольно натуралистичная волчица, кормящая младенцев. Станция создавалась с участием итальянских архитекторов, и предполагалось, что в Римском метро впоследствии появится станция-побратим «Московская», но этого до сих пор не произошло. Рядом с Ромулом и Ремом пассажиры столичной подземки сажают маленьких детей.

 

Другая станция Московского метро с запоминающимся оформлением, на этот раз выдержанная в строгой черно-белой гамме, — «Достоевская». Обе станции проектировала одна и та же пара архитекторов — Лев Попов и Наталья Расстегняева. Мрачные панно с ангелами и страдающими героями Достоевского, абсурдной геометрией напоминающие картины Эшера, и огромную голову самого писателя со странными пропорциями трудно забыть; при открытии станции даже обсуждалось, что ее оформление может спровоцировать эпидемию самоубийств. Желающие запечатлеть себя в этом специфическом антураже позируют с силуэтами.

Еще одна идея для фотосъемки — запечатлеть вместе Большой театр и 100-рублевую купюру, на которой он изображен. Можно заметить, что они немного различаются: дело в реконструкции 2005–2011 годов. В частности, Аполлон на купюре — без фигового листа на известном месте.

Если встать недалеко от скульптуры собаки на «Площади революции» и постоять минуту, увидишь, как за эту минуту ей трут нос на счастье как минимум два или три раза. Натирают и клюв петуха, и пистолет матроса-революционера, а пистолет еще и выламывают, так что не случайно он выглядит гораздо новее самих скульптур. Но тереть нос собаки собакой — это, пожалуй, что-то новенькое. Вообще, официально в метро не пускают животных и птиц «вне клеток или специальных контейнеров», но на деле часто можно пройти и так.

На дизайн-заводе «Флакон» для желающих сделать фото есть цветные бочки — на одну из них можно взгромоздиться. Эти бочки — нечто среднее между рекламой населяющего «Флакон» малого бизнеса, гимнастическим снарядом и компьютерной игрой-платформером. Если будете на «Флаконе», обратите внимание на рекламный компонент: от каждого кружка ведет цветовая дорожка к магазину, название которого написано на этом кружке. А ведь изначально это были всего лишь бочки от машинного масла, которые распилили, раскрасили в разные цвета и приклеили к стене.

Торчащая из стены задняя часть троллейбуса — неизменный хит «Флакона» и еще одна работа в духе «что-то приклеено к стене, а выглядит так, как будто встроено в нее». Троллейбус напоминает о расположенном по соседству Московском троллейбусном заводе; авторство приписывают райтеру Glockie.

Еще можно делать селфи на фоне граффити с Винсентом Вегой.

Или подержать табличку у граффити «Пятница 13». Zoom — «русский Бэнкси», автор слогана «стрит-арт без вандализма», владелец интернет-магазина с собственными принтами — сейчас один из главных граффити-художников Москвы, при этом делает все по олдскулу, то есть нелегально (кроме огромного портрета Варлама Шаламова). Мы недавно брали у его интервью. Большинство его работ (к сожалению, по ссылке нет адресов, но зато дайджест постоянно пополняется) можно найти в районе от Замоскворечья до Люсиновской улицы. Граффити с героями «Криминального чтива» и селфи-палками — первая работа художника в Москве.

Источник: daily.afisha.ru
Также в рубрике