USD: 58.9325
EUR: 68.6623

«Территория 36»: Большая Воронежская Экологическая тропа глазами создателей

Текст: Анастасия Носова
Фото: Мастерская туризма журнала «Отдых в России», «Большая Воронежская Экологическая тропа», «Территория 36»

«Территория 36»:  Большая Воронежская Экологическая тропа глазами создателей

Алексей Саниев и Мария Горлова поделились опытом создания экологической тропы и школы обучения туристическим навыкам в рамках круглого стола ««Развитие детского и молодежного туризма, подготовка инструкторов и туристических кадров»», прошедшего 21 июля в археологическом парке «Аргамач». 

Алексей: «Идея тропы возникла еще 20 лет назад, пробиваем мы ее уже 6 лет. Родился проект очень интересно. Я занимался спортивным туризмом с детства, потом путешествовал достаточно много, ходил в одиночные походы экстремальные: пересекал и Сахару, и Борнео, ходил в северных широтах. У нас в Воронеже была Федерация туризма. Немножко туризм у нас начал угнетаться. Мы собрали круглый стол и стали думать, что же делать. У нас Ниагарского водопада нет, ничего нет, инструкторов нет. Подумали, что, если Ниагарского водопада нет, надо его выкопать. Так я создал этот объект. Это первый объект туристский, который вообще создан на территории Воронежской области.

Почему экологическая тропа? Это мировой опыт. Есть полотно тропы. Есть маршрутный коридор. Есть буферная зона. Есть навигация – это малые знаки какие-то стоят, указатели, маркировочные знаки. Есть информационное наполнение – щиты, рассказывающие о живописных местах. Есть, естественно, благоустройство некое: беседки у родников, скамеечки. Все это расписано, есть целые труды. В Америке есть Аппалачинская тропа, Тихоокеанская тропа. Очень интересные тропы в Непале. Они совершенно природные. Там такая ненавязчивая навигация. Она даже не меняет привлекательность места. Вы двигаетесь. Каждый населенный пункт, даже если он из 5 жителей состоит, это будет 5 мини-гостиниц. За достаточно приемлемые средства можно будет остановиться. У меня был опыт хождения по экологическим тропам за границей, поэтому хотелось что-то на этой модели создать. Тем более, что у нас очень много как археологических, так и природных памятников, живописных урочищ. Уникальная особенность Воронежа – большой лесной массив, который находится на севере, почти не затронутый антропогенным воздействием. Мы его защищаем. Склонно-балочная местность. Очень красивые места! Реки чистейшие, родники. У нас есть и живописные села, достаточно древние. С церквями, с музеями, с усадьбами. Все это очень интересно. Там проходит тропа, которая существует уже многие годы. 60 км маршрута. Еще моя мама ходила по нему после войны. Мы сделали его кольцевым.

DSCN8764

Была цель связать мегаполис с биологическим объектом. Сейчас мы продвинули тропу на 2 природных заказника. Один из них пришлось создать – это «Нагорная дубрава», появившаяся 3 года назад. Другой существовал с 1985 года – Воронежский заказник Федерального значения. По этим территориям проходит Большая Воронежская Экологическая тропа.

На этом мы не остановились, мы будем продолжать дальше, потому что есть тропы и по 3000 км, есть опыт Байкальской тропы у нас в России. Воронежскую тропу мы, наверное, дотянем до Аргамач-Пальны через Задонск. Есть интересная идея, связанная с житием Тихона Задонского: из Тошевского монастыря Воронежской области он ходил в Задонск пешком. Мы нашли эту тропу примерно, нашли интересные объекты. Поэтому мы строим, продолжаем. Сейчас ставим навигацию, информационное наполнение. Я написал путеводитель по этой тропе, там собрана вся информация. Вот этот маршрут мы создаем. Это экономическая модель развития территории по средствам туризма.

карта БВЭТ

Люди стали активно ходить, рекреационная нагрузка возрастает. В том году мы даже водили группу с Москвы. С Италии приезжали к нам люди. На ура. То есть 5 баллов. Люди прошли, все им очень понравилось: и видовая привлекательность, и насыщенность маршрута, сложность даже (ходили с детьми). Цель создания троп – это экологическое воспитание, просвещение подрастающего поколения. Кроме того, мы выполняем функцию природоохраны. Мы сводим нагрузку на определенную тропу, распределяем потоки грамотно. Сейчас, чтобы отсечь лимитирующий фактор,  часть отдыхающих, которые не экологичны (автомобилисты, кемпинги, мамы с детьми, те, кто приезжает жарить шашлыки), есть проект создания в районе «Нагорной дубравы» экологического парка. А именно туристы экологические будут двигаться по маршруту. Туда уже на автомобиле попасть будет уже нельзя.

Сейчас наша тропа идется 3 дня хорошо спортивно подготовленным человеком. Где-то в районе 20-25 км в день. Ночевка в палатках. Кемпинги у нас есть, конечно, но не так сильно развиты. Там несколько населенных пунктов, поэтому для одиночных походов тропа безопасна абсолютно. За один день можно пройти, но на велосипеде, если нормально катаетесь, и с раннего утра до позднего вечера.

У нас есть федерация скандинавской ходьбы. Каждый день по тропе ходят в пределах «Нагорной дубравы» – 13 км в одну сторону. На летом по тропе ходят пешие, лыжники ходят зимой. Устраиваем велотреки - ездим раза 2 в год. Есть массовые путешествия по тропе. Есть водный маршрут на байдарках: вдоль тропы проходят реки Усманка и Воронеж. Он тоже кольцевой.

Территория 36 2

Мы запустили экскурсионную программу по тропе для школьников. В этом году мы провели более 20 групп только в мае.

Сложность и одновременно интерес в том, что природные объекты постоянно трансформируются. В этом году после обильных дождей у нас пошла осыпка склонов гор. Оползни. На некоторых участках тропа просто исчезла. Мы сейчас проходили ее, ревизировали, пробивали заново. Чтобы навигация работала, ее нужно 3 раза менять (ломают, и все прочее). Опять же, есть места подтопления. В этом году было очень влажное лето. Дожди пошли – появились, просто-напросто, новые болота. Были пожары 2010 года, когда погорела большая часть леса. Это сейчас песчаные участки с мелким березняком, елочками. Зато много трав лечебных появилось. Природа меняется.

Мы надеялись, что местные предприниматели, которые владеют землей, подтянутся к проекту. У нас там боле 23 Домов отдыха на пути. Готовые кемпинги. Но они не понимают значимости тропы.  Нет системы сервиса. Каждый предприниматель сам по себе дышит. Наши туристы едут куда-нибудь, например, в Таиланд. Куда они отправляются? Что они там делают? Они ходят по джунглям, сплавляются на бамбуковых плотах, катаются на слонах, им показывают какой-нибудь храм новодельный с обезьянами. Все. И люди едут туда. Я только недавно прилетел оттуда. Я хотел увидеть, что там такого особенного, изучал национальные парки, устройство туризма. Ничего там особенного я не увидел. Что в Лазаревском, что на Пхукете… У них на слонах – у нас на лошадях. У них на плотах бамбуковых – мы на рафтах сплавляемся или байдарках. У них храм буддистский, у нас, пожалуйста! Храмы деревянные, намоленные! С тропами! У нас все это есть. В чем же причина? Чего нам не хватает? Двух вещей. Рекламы и сервиса. Люди покупают фантастический сервис. Картинки красивые, слоны ухоженные, бамбук блестит. Мы, например, пришли в поселок Рамонь с итальянской группой, захотели просто попарить их в бане. И чтобы они остановились в кемпинге. Начали звонить. Не нашли ни одной бани свободной. В кемпинге нам сказали: «За палатку 800 рублей». Даже итальянцы, все видевшие на своем веку, сказали: «Ребят, да вы что! Какие 800 рублей, если в Приэльбрусье можно ставить достаточно дешево». Такие проблемы существуют.

Территория 36

Возникла также проблема туристской некомпетентности людей. Их нужно было учить. Вы знаете, что произошло? Люди оторвались от природы окончательно. К нам приезжают студенты в экологический лагерь на экотропе, и мы понимаем, что они первый раз в лесу. Некоторые из них первый раз ночуют в палатке. Двадцатилетние студенты, но уровень подготовки низкий абсолютно, то есть подростки фактически. И мы вместо того, чтобы работать на тропе занимаемся, фактически, обучением этих людей. То есть у нас идет программа обучающая.Но желание у них есть. Поэтому в этом году будем работать с институтами, наверное. Буду лекции читать. Тема востребованная, тема интересная, очень много людей сейчас движется по маршрутам. И для прекращения аварийности мы должны их просто научить. Потому что маршрут – это же не только собственно благоустройство тропы, навигация, это еще и люди, обучение.

В этом году мы открыли образовательный проект, потому что нам нужно было готовить людей к походам. «Территория 36». Это образовательная часть проекта «Большая Воронежская Экологическая тропа». Мы открыли школу, где учим всех желающих вопросам жизнеобеспечения в безлюдной местности. У нас модно сейчас выживание ради выживания. Мы решили отказаться от этой тематики, потому что публика иная. Мы учим средствами выживания достигать цели путешествия. Это предотвращение аварийности, это поведение в автономных условиях, в аварийной ситуации. Учим профессионально. В свое время я учил летные экипажи. У меня был период после армейской службы. Я занимался обучением летчиков военной авиации. Я не брал из головы программу, а взял просто-напросто программу обучения, разработанную авиационно-космической медициной. Это есть труды и 60-х, и 80-х годов, и современные. Голович, Кудряшов – наши корифеи, которые занимались этой проблематикой. Эти книги просто переписываются и дополняются. Мы взяли эту программу и адаптировали для гражданских лиц. Вписали то, с чем мы сталкивались в свое время. И получилась некая новая программа интересная. Там есть навигация, медицина, преодоления разные интересные. Вот по ней мы, собственно, людей и обучаем. Мы даем им базовые знания для похода по нашей тропе, чтобы она безаварийно прошла. Потому что нам не нужны проблемы. Если сейчас кто-то там на тропе потеряется (а там постоянно кто-то теряется), если не дай Бог, что-то с ним случится – это минус нам. Скажут, навигации нет, зашли не туда.

Мария: «Самое интересное, когда открывали, думали, что придут студенты. А пришли люди взрослые. И 30 лет, и за 30, как ни удивительно. Люди пришли: «Мы хотим!» Они попали в период, когда уже советский туризм ушел, и у них не было ни походного опыта, ничего».

Тропа 2

Алексей: «По средствам этого проекта мы двигаем туризм».

Мария: «У нас получилась не школа даже больше, у нас получился клуб. Мы его и назвали «клуб»».

Алексей: «Потому что уже на третьем занятии люди становятся своими».

школьная экскурсия

Мария: «Да. И с этими людьми мы сейчас собираемся в Приэльбрусье ехать. Потому что хочется и горы посмотреть, и на другие ландшафты».

Алексей: «Сама ситуация толкает нас образовывать экспедиции. Вот, в сентябре у нас Вьетнам будет. В поисках золотого Лангура мы туда уедем. Это район Катба. Уже набрана группа. Возвращаемся в Азию, где я провел 7 лет в свое время. Очень интересный маршрут».

Также в рубрике