USD: 63.9542
EUR: 71.1299

Охота за нацистскими тайнами зашла в тупик

Из-за бездействия чиновников поиск ценностей России практически прекращен

Текст: Людмила Николаева
Фото: compulenta.ru

Охота за нацистскими тайнами зашла в тупик

 

Найти исторические ценности, вывезенные фашистами с территории СССР в годы Великой Отечественной войны, не один год пытаются найти члены калининградского поискового объединения «Белый поиск». Они уверены, что большая часть награбленного, в том числе, легендарная «Янтарная комната» из Екатерининского дворца в Пушкине (городе-спутнике Петербурга), спрятана нацистами именно в Калининграде, бывшем старинном прусском городе Кёнигсберге. А также на территории Калининградской области, в частности, в портовом Балтийске, изобилующем тоннелями, потайными складами.
 
Не всё получается у поисковиков. Основным «тормозом» в их работе стало, как уверяет руководитель «Белого поиска» Николай Шумилов, равнодушие чиновников.
 
- Наше объединение выросло из небольшого отряда, который начал самостоятельную поисковую работу семь лет назад, - рассказывает Николай, 52-летний профессиональный радиоинженер. – Возраст членов объединения варьируется от 26 до 60 лет. Практически все имеют высшее образование. Основная наша задача – это поиск и вскрытие нацистских хранилищ культурных и церковных ценностей в Калининграде и Калининградской области. Выбрали мы данное направление потому что, во-первых, интересно. А, во-вторых, это помогло бы, на наш взгляд, решению старой проблемы: ни в СССР, ни затем в России такого рода поисковыми работами практически никто не занимался. Ни одно крупное или даже среднее подземное хранилище, а их фашисты оставили немало, спешно покидая СССР под натиском Советской армии, после войны вскрыто не было. Ценностей в них хранится по самым скромным подсчетам на сумму примерно в триста миллиардов долларов.
 
Толчком к нашей работе послужила неожиданная находка одного такого хранилища в 2006 году в подвале разрушенного дома бывшего посёлка Томсдорф недалеко от городка Мамоново (бывший Хайлигенбайль), что на побережье Калининградского залива и в 48 км от столицы региона. Вскрыв хранилище, мы обнаружили тарелки, блюдца, небольшую вазочку немецкого производства начала ХХ-го века. Сразу же сообщили о находке министру культуры Калининградской области. Увы, ответа от него так и не дождались. Найденное в подвале до сих пор хранится у нас – не сдавать же антикварам!
 
 - Извините, Николай, а с чего вы вообще взяли, что в ваших краях непременно должно быть много хранилищ с историческими ценностями их российских, белорусских и т.д. музеев, дворцов, особняков? Грабить гитлеровцы начали, едва перейдя границу в 1941 году. До 1943-го, когда их, наконец, погнали назад, они вполне успевали вывезти награбленное в Германию. И, если уж ценности действительно здесь есть, то за минувшие десятилетия, их уж, наверное, давно бы нашли…
 
- Ещё в советское время была организована и на протяжении почти пятнадцати лет в наших краях активно работала Калининградская геологическая археологическая экспедиция (КГАЭ), в некотором роде наша предшественница. Это, кажется, единственный случай официально организованной группы по поиску вывезенных в войну с территории страны произведений искусства. Но эффективность её была не слишком высокой. Прежде всего, из-за скудного финансирования. Работали в той экспедиции полтора десятка человек. В их распоряжении были малый экскаватор, бульдозер, компрессор, и буровая установка. Сравните с технической мощью Третьего рейха, и поймёте, что шансов на успех и не могло быть.
 
Власти и тогда, и сейчас почему-то полагают, что достаточно проломить кирпичную кладку или выкопать шурф на глубину 3-5 метров, чтобы добраться до какого-либо тайника. Но тогда и экспедиций никаких не надо было бы – любой желающий мог начать «ломать стенку». Благо, всевозможных рассказов о закопанных в наших краях сокровищах со времен Второй мировой войны ходит предостаточно.
 
Но как крупные, средние, так и большинство малых хранилищ не могут быть вскрыты, потому что находятся на большой глубине. Чтобы добраться до них, требуется специальное оборудование, значительные финансовые затраты. Из малых тайников за 68 лет вскрыто не больше 20. Десять из них - официальными экспедициями, в том числе, КГАЭ, десять так называемыми «чёрными» копателями.
 
Мы в нашем объединении изучили специальную литературу, старые карты, много документов. К слову, по немецким документам - аккуратным, основательным, составленным с чисто немецкой педантичностью - хорошо видно, какому варварскому разграблению подвергались отечественные музеи во время войны. И до 1943 года, когда они стали отступать, поспешно вывозя всё с собой, переправляя награбленное на запад, система грабежа действовала четко. Об этом есть у отечественных историков. Ими описано, как гитлеровцами создавались перевалочные и накопительные пункты для доставки и хранения и т.д.
 
В Кёнигсберге была крупнейшая база приёма и распределения советских культурных и церковных ценностей. В 1944 году сюда были эвакуированы базы из Риги и Ревеля (ныне - Таллин), со сборных пунктов в Вильнюсе, Пскове, Новгороде, Смоленске, Минске, Киеве и др. Имеются документы об отгрузке вагонов в Кёнигсберг, Инстербург (Черняховск), Велау (Знаменск). Гауляйтер провинции Восточная Пруссия Эрих Кох строжайше запретил вывоз ценностей за пределы провинции и предписал захоронить всё на данной территории. Причины неудач поисковых работ прошлых лет (а всего их было 47, причем, 30 – государственные) проста – дефицит финансирования и как следствие поверхностность исследований.
 
Много общаемся мы также с экспертами, с ветеранами Великой Отечественной войны. На днях состоялось традиционное общее собрание «Белого поиска», приуроченное к скорому началу полевого сезона. Подвели предварительные итоги предыдущих сезонов. Членами объединения изучено в общей сложности 778 версий местонахождения фашистских хранилищ и тайников. Сформирован перечень характерных признаков таких хранилищ. Двадцать два из них относится к бывшим землям Восточной Пруссии, ныне принадлежащим Литве и Польше. Попутно обнаружено 77 вскрытых малых и мелких тайников.
 
При проведении поисковых работ мы часто находим воинские захоронения, а также братские могилы военнопленных из рабочих команд. Сообщаем о находках в поисковые отряды соответствующего профиля. Но захоронения военнопленных пока практически никого не интересуют. В нашей области всего три мемориала на таких местах.
 
 - Какие планы у вас на нынешний сезон?
 
- Планы, как обычно, связаны с вскрытием нацистских хранилищ. Однако может так случиться, что в текущем году не состоится ни одной экспедиции. Причина банальная – нет средств. Что можно своими силами мы делаем. При необходимости привлекаем для работ строительные организации. Когда их работу оплачивают спонсоры, когда они сами выступают таковыми, ели речь идет о небольших тратах. Органы власти нас никак не поддерживают. Хотя совершенно очевидно, что масштабную задачу возвращения вывезенных культурных ценностей без государственной поддержки не решить.
 
На этот сезон найти спонсоров нам пока не удалось. Поступили на наш счет лишь небольшие пожертвования частных лиц. И если в этом году не удастся организовать экспедицию, мы проведем выезды примерно в 120 мест для уточнения конфигурации крупных и средних хранилищ.
 
Между тем, проект мог бы, мне кажется, заинтересовать инвесторов - расчётный доход многократно превосходит расходы на поиск, раскопки и т.д. Таким образом, можно бы было гармонично соединить интересы бизнеса и общества.
 
: - А в чем тут интерес бизнеса? Поясните, пожалуйста.
 
- Интерес очень простой: согласно Гражданскому кодексу РФ, ст.233, нашедший клад, получает свой процент от находки… От властей мы тщетно ожидаем поддержки 30 лет - с 1983 года. Я имею в виду сейчас не свое объединение «Белый поиск», которому нет ещё и десяти лет, а в принципе поисковую работу в области, ту же КГАЭ. Не один год мы отправляем письма во властные органы, начиная с областного правительства и кончая президентом Путиным; записываемся на приёмы в разные инстанции. Нам отвечают: нет такой статьи расходов – на поиск и вскрытие нацистских тайников. Но я считаю, всё дело в равнодушии. Так проще - нигде ничего не искать, ни о каких вывезенных предметах культуры не думать.
 
 - Вы говорите, что знаете, где находятся бункеры с ценностями. Обращаетесь во все инстанции, а вам якобы от ворот - поворот. Но если бы ваша поисковая работа действительно была перспективной, за столько-то лет наверняка нашли бы поддержку у государственных мужей. Известно, что поисками бункеров у границ страны с вывезенными ценностями в свое время занимались серьезные организации. Результат нулевой…
 
- На самом деле я не считаю чиновников глупцами, игнорирующими такое важное дело, как наша поисковая работа. Нет, я думаю, они просто некомпетентны в том, что касается культуры, патриотизма, исторической памяти. За годы общения с ними я убедился в том, что эти люди всегда найдут причину для отказа заявителю с тем, чтобы избежать «лишнего труда».
 
Мной проанализированы показания сотни свидетелей, изучены тысячи листов архивных документов, установлены неизвестные ранее факты, выявлены система транспортировки, распределения и захоронения нацистами культурных и прочих ценностей, характерные признаки нацистских хранилищ. К местам конкретных объектов производятся поисковые выезды с целью обнаружения их на местности. И всё это – на одном голом энтузиазме!
 
Лично меня и моих единомышленников заставляет делать всё это не алчность - мы давно могли бы разбогатеть, вскрыв несколько малых или мелких тайников. Но мы хотим богатства и благополучия не себе, а своей стране. Богатства, прежде всего, духовного, извините за высокий слог. «Этнос обречён на вымирание, если в своём поступательном развитии он не опирается на лучшее из своего наследия», - писал ученый Лев Гумилёв. Потери огромной части культурного наследия страны во время Великой Отечественной войны не могли не сказаться с годами на национальном самосознании народа. Теперь это уже очевидно.
 
Также в рубрике
В свой профессиональный праздник исследователи нашли древние артефакты в Большом Кремлевском дворике
 0