USD: 57.5706
EUR: 67.9333

Что удивило иностранцев в путешествии по российскому Крыму

Почему крылатое выражение "Потемкинские деревни" имеет мало общего с путешествием Екатерины Великой по российскому Крыму
Что удивило иностранцев в путешествии по российскому Крыму
Мифы и правда истории - неисчерпаемая тема для ученых, писателей, кинематографистов. переплетение вымысла и доказанных фактов, фольклора и архивных документов делают наши знания глубже, ярче, эмоциональнее. Ведь за каждым мифом стоит своя история, порой не менее интересная, чем история реального события. Открываем рубрику материалом о "Потемкинских деревнях".
 
"Потемкинских деревень", конечно, не было, то и дело повторяют знатоки истории и интеллектуалы. Не было декораций вместо реальных деревень. Но крылатое выражение не исчезает, помечая прихотливую дурь подчиненных, готовых перед взором высокого начальства являть театр несуществующих достижений.

А что все-таки было?

Екатерина Великая, добившись независимости Крыма и дальнейшего его присоединения к России, отправилась в 1787 году осмотреть новые земли - Новороссию и Таврическую область. После чего некоторые современники засвидетельствовали курьез: князь Потемкин демонстрировал государыне переустройства и изобилие новых земель нарисованными на ширмах, не существующими в реальности деревнями.

Но кто эти очевидцы?

Схема поездки Екатерины Великой по Крыму в 1787 году.
Схема поездки Екатерины Великой по Крыму в 1787 году. Инфографика РИА Новости

"Люди и стада пригнаны фигурировать..."

Среди приверженцев растиражированного сюжета оказались прежде всего конкуренты князя Потемкина. Неоднократно ловимый современниками на множестве ошибок историк и публицист князь Михаил Щербатов, знаменитый полководец и военный теоретик граф Петр Румянцев, один из могущественных статс-секретарей Екатерины князь Александр Безбородко... "Злоба", "зависть" и "все коварства" - эти слова из письма Щербатова, адресованного Екатерине, вполне соответствуют отношениям придворных группировок и "партий" вокруг императрицы.

Не больше оснований доверять и иностранным распространителям мифа. Швед Иоанн Альберт Эренстрем подробнейшим образом описывает якобы увиденное: "... На большом расстоянии видны были деревни, но они были намалеваны на ширмах; люди же и стада пригнаны фигурировать для этого случая, чтобы дать самодержице выгодное понятие о богатстве этой страны... Везде видны были магазины с прекрасными серебряными вещами и дорогими ювелирными товарами, но магазины были одни и те же и перевозились с одного ночлега на другой".

Но эту впечатляющую картинку Эренстрем рисует в своих мемуарах спустя несколько десятилетий. За плечами у него судьба политического авантюриста, служившего по очереди то Швеции, то России, стоявшего у позорного столба и однажды лишь в последний момент избежавшего эшафота. "Вспоминатель" - человек с сомнительной репутацией, переметчик и конформист.

Не менее красноречивый "свидетель", саксонский дипломат Гельбиг, утверждавший, что в воинских магазинах в мешках вместо зерна лежал песок, в поездке по Крыму участия не принимал. Единственные его источники - гулявшие по Петербургу слухи. Но именно книга-памфлет Гельбига "Потемкин Таврический", многократно издаваемая в Голландии, Англии и Франции, открыла Европе феномен "потемкинских деревень". Некоторые современные критики Гельбига считали: компрометирующими выдумками он хотел приостановить поток западных колонистов в Крым по призывам Екатерины.

И. Айвазовский. Приезд Екатерины Великой в Феодосию. 1883 год.
И. Айвазовский. Приезд Екатерины Великой в Феодосию. 1883 год.

Как сказали бы сейчас, это был антипиар.

 

Но в то же время австрийский принц Шарль Жозеф де Линь, посланный императором Иосифом II в Россию с важными поручениями, благосклонно принятый и надолго оставшийся в Петербурге, был в крымской поездке с императрицей и по возвращении назвал толки о декорациях нелепицей.

- "Потемкинские деревни" - именно миф, а не достоверно установленный факт, - безоговорочное мнение известного филолога Александра Панченко, автора работы "Потемкинские деревни" как культурный миф". Но исчерпывается ли причина его возникновения одной лишь борьбой придворных группировок и мелкой злостью иностранцев?

И все-таки - что за чудеса Потемкин демонстрировал императрице в Крыму?

Апельсины на лаврах

Князь Потемкин-Таврический - человек недюжинного калибра и огромных заслуг перед Россией жил в век, который сегодня можно было бы смело назвать веком "придворного пиара".

Большим пиар-талантом обладала, во-первых, сама императрица.

- Сюжета с декорациями вместо реальных деревень, конечно, не было, - рассказывает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. - Сюжеты эти в основном придумали немцы, которых не взяли в поездку. Но надо понимать, что у Екатерины во всех ее деяниях присутствовал театр. Не для того, чтобы пустить пыль в глаза. Это была своего рода презентация будущего - ей хотелось показать, как здесь все будет. Или как может быть.

Екатерина Великая очень увлекалась театром, сама играла, но это не была игра с целью обмануть, поясняет Михаил Борисович:

- Актер же не обманывает, он - играет. Рассказывает историю другими способами. Так же и государыня. Такой театр длился все ее путешествие в Крым. Она, например, возила с собою сервизы и декорировала ими презентации чего-то возможного в будущем.

Чем же государыню, выдающуюся мастерицу пиара, мог удивить князь Потемкин?

Но Григорий Александрович тоже был выдумщик, каких поискать!

Одно из "великолепных по разнообразию и пышности" зрелищ, подготовленных князем, демонстрировало императрице "амазонскую роту" из ста вооруженных балаклавских дам, в основном гречанок. Наряд их был весьма впечатляющ - юбки из малинового бархата с золотыми галуном и бахромою, курточки зеленого бархата с золотым галуном, тюрбаны из белой дымки с золотом, блестками и страусовыми перьями. К ружьям, выданным дамам, даже добавили по три патрона. Правда, холостых. Смотр роты состоялся среди лавровой аллеи, усеянной лимонами и апельсинами.

Которые, как известно, на лаврах не растут.

Назвать это "потемкинскими деревнями"? Но авторы декораций и не мыслили выдавать их за реальность. Историки же склонны рассматривать такие инсценировки как интересное свидетельство об истории развлечений, придворного быта и поведения 18 века.

Иллюминации, фейерверки и салюты тоже входили в культуру развлечений того времени. И в крымском путешествии Екатерины они были особенно грандиозны и пышны. Фейерверк в Севастополе, например, насчитывал до 20 тысяч одновременно взлетавших в небо ракет. (Австрийский император Иосиф II, сопровождавший Екатерину в поездке под именем графа Фалькенштейна, даже расспрашивал фейерверкера о технических деталях феноменального шоу). А тут еще 55 тысяч плошек, разложенных на горах, будучи зажженными, образовали вензели императрицы...

Королевские и царские дворы не отличались экономией казенных денег на развлечения. Граф де Людольф писал, что "для разорения России надобно не особенно много таких путешествий и таких расходов". Спорить с этим трудно. Однако серьезные историки сожалеют, что бесконечные феерии мешали разглядеть важные идеи, которые двигали устроителями иллюминаций.

И они были связаны с вопросами, судьбоносными для России.

 

В. Нестеренко.Триумф Екатерины. 2007 год.
В. Нестеренко.Триумф Екатерины. 2007 год.

Флот и армия - потемкинский проект

Прежде всего в путешествии взору высоких гостей - австрийского императора Иосифа II и нескольких принцев Европы - были явлены сильные флот и армия. Из Киева в Крым Екатерина отправилась хоть и на богато декорированных в римском стиле, но настоящих военных галерах. Вооруженные суда весьма впечатлили иностранных гостей, особенно пальбой, хоть и приветственной, из настоящих пушек.

Поражала гостей и армия. Татарская конница сопровождала Екатерину в качестве почетной охраны. Три тысячи донских казаков после впечатляющего смотра с гиканьем скакали возле ее кареты...

 

Уже упоминавшийся граф де Людольф позже написал "Письма о Крыме" по дневнику, который вел во время поездки. Граф был поражен тем, как стремительно, прямо на его глазах ( он приехал в Херсон за несколько недель до прибытия туда государыни) были построены военные корабли. Поначалу де Людольф сомневался в долговечности сделанного на скорую руку. Но вскоре записал в дневник: "знатоки говорят, что корабли очень хорошо сделаны", несмотря на то, что "строитель - русский и никогда не выезжал из своего отечества, но, по-видимому, он хорошо знает свое дело".

- Это страна вещей удивительных, - признал пораженный граф.

Почти теми же словами выражал свои впечатления граф де Сегюр, говоривший Иосифу II: все увиденное похоже на страницу из "Тысячи и одной ночи".

Восхищение в отзывах иностранцев, впрочем, все время соседствовало со скепсисом. На прямой вопрос Екатерины, что они думают об увиденном, зачастую следовали безмолвные поклоны. Однако мысль о сильной черноморской эскадре упорно внедрялась в умы именитых гостей. Этого и добивался князь Потемкин, увлеченный такими идеями гораздо больше, чем апельсинами на лаврах.

"Наиболее обильная проектами страна..."

А еще помимо военной удали Потемкин хотел явить миру энергичное оцивилизовывание пустынных и бездорожных степей Новороссии и Крыма. И оно было явлено не намалеванными на ширмах сценами - реальностью. Даже такой сомнительный мемуарист-авантюрист, как Эренстрем, не мог не упомянуть триумфальные ворота заново выстроенного города Херсона, арсеналы, красивые дома, дворцы и крепости.

На дома, планировку улиц, посадку 80 тысяч плодовых растений Потемкин бросил 7 миллионов рублей.

Иностранные гости шутили о Херсоне: ну, второй Амстердам!

В ходе путешествия императрицы был заложен Екатеринослав (впоследствии Днепропетровск, недавно переименованный украинскими властями в Днепр), где Потемкин дал волю своим градостроительным фантазиям. Он, в частности, решил построить здесь собор, похожий на собор святого Петра в Риме. И даже больший по размеру. Планы не осуществились, храм в Екатеринославе со временем построили обычный. Но, как писал исследователь этой эпохи Александр Панченко, "Потемкин более всего потряс путешественников не тем, что он им показал, а тем, что они могли увидеть только на планах. Здесь мы вступаем в мир идей - и это, вне всякого сомнения, самое интересное в новороссийском путешествии".

Потемкинские прожекты - не "деревни"! - впечатляют и сегодня. Над князем витал дух Истории, потому что он ее проектировал.

"В этой стране ежедневно появляются новые планы; они могут быть лишь вредными, если они не выполняются с мудростью и если они не представляют собой никакой действительной пользы; но я замечаю, что в данную минуту это есть наиболее обильная проектами в мире страна", - признавал граф де Людольф.

Он, как и посланники европейских держав, вскоре стал догадываться, с какой целью взяла их в путешествие государыня.

"Их скепсис был скорее маской, - писал Александр Панченко. - За нею скрывался страх, что Россия сумеет осуществить свои грандиозные планы". Миф о "потемкинских деревнях", похоже, был плодом внутренней борьбы впечатленных гостей и их приближенных со своими страхами. И, возможно, своеобразным способом подтолкнуть на конфликт Турцию, "клюнувшую" на миф.

А как еще логически объяснить, что в тот же 1787 год она объявила войну России?

В. Сибирский и Е. Данилевский. Диорама "Штурм крепости Измаил". 1973 год.
В. Сибирский и Е. Данилевский. Диорама "Штурм крепости Измаил". 1973 год.

 

Турецкое разоблачение мифа

В Молдавии туркам нанес ряд тяжелых поражений фельдмаршал Румянцев-Задунайский. После осады Потемкина пал Очаков. Слывшая неприступной крепость Измаил была быстро захвачена несравненным Суворовым. Турецкий флот был больше по численности Черноморского, но и здесь у турок следовали поражения за поражением - от Ушакова и де Рибаса. По заключившему войну мирному договору Крым и Очаков окончательно отошли к России, а границы российской империи были отодвинуты до Днестра...

Побежденные, сами того не желая, убедительно развеяли миф о фальши "потемкинских деревень".

Смотр у деревни Кадыковки

Текст: Ольга Хорошилова (кандидат искусствоведения)

Гречанки из Балаклавы

Потемкин наверняка знал историю о царице амазонок Фалестрис, которая, покоренная удалью и недюжей силой Александра Македонского, лично прибыла к царю, возжелав иметь от него детей. Но не только поэтому новыми амазонками в спектакле для Екатерины Великой стали гречанки. Светлейший князь хотел намекнуть на то, что у России есть дружественные народы, что греки готовы служить императрице верой и правдой, что восстановление Греческой монархии под протекцией России - не самая фантастическая идея.

  Рота амазонок (так греческих воительниц представляли художники XIX века) встречает императрицу Екатерину Великую. / из коллекции О.А. Хорошиловой.
Рота амазонок (так греческих воительниц представляли художники XIX века) встречает императрицу Екатерину Великую. Фото: из коллекции О.А. Хорошиловой.

В марте 1787 года премьер-майор Константин Чапони, командир Греческого полка, расквартированного в Балаклаве, получил от Потемкина приказ сформировать роту амазонок, которую нужно было представить во всей красе уже в мае. Времени почти не оставалось. Нужно было найти женщин, обучить их ружейным приемам, ибо светлейший князь изъявил желание видеть не театральных воительниц на котурнах, а "роту вооруженных женщин". И Чапони решил набрать жен и дочерей подчиненных ему греческих солдат и офицеров. Они все-таки знали военную жизнь.

Командовать ротой, в которую набрали сто дев, назначили Елену Сарандову, супругу капитана Греческого полка.

2. Амазонка 1787 года. Рисунок 2-й половины ХIX века. Коллекция О.А. Хорошиловой. 3. Унтер-офицер, рядовой и офицер 2-го батальона Греческого пехотного полка. 1779-1796 годы. А.В. Висковатов "Историческое описание одежды и вооружения российских войск". 1900 год.
2. Амазонка 1787 года. Рисунок 2-й половины ХIX века. Коллекция О.А. Хорошиловой. 3. Унтер-офицер, рядовой и офицер 2-го батальона Греческого пехотного полка. 1779-1796 годы. А.В. Висковатов "Историческое описание одежды и вооружения российских войск". 1900 год.

Тюрбаны от Марии-Антуанетты

Судя по всему, Сарандов и Чапони придумали амазонские костюмы именно на основе формы 2-го батальона Греческого полка. А вот тюрбан из белой материи с блестками и страусовым пером был, скорее всего, предложен кем-то, кто разбирался в современной моде. Ведь похожие "тюрбаны" из благороднейшей тафты, парчи и газа носили королева Мария-Антуанетта, великая княгиня Елизавета Алексеевна, герцогиня Орлеанская, графиня Скавронская, а также французская художница Луиза Виже-Лебрен, которая без устали живописала всех этих модниц.

Впрочем, все это можно только предполагать - никаких архивных документов пока не найдено. Если же свести все архивные данные об амазонской роте воедино, картина представления выглядит совсем не впечатляюще.

Провал красивого "прожекта"

24 мая 1787 года императрица Екатерина Великая в сопровождении императора Иосифа II, светлейшего князя Потемкина и некоторых других лиц прибыла в деревню Кадыковка (ныне Кады-Кёй). Там их уже ждал выстроившийся во фронт балаклавский Греческий полк, и, вероятно, возле них поставили амазонок, одетых в зеленые спенсеры и красные юбки.

Цветами платья они почти сливались со вторым батальоном. Возможно, вид дам был не слишком бодрым и подтянутым. Потому, вероятно, Потемкин и Екатерина не стали обращать внимания своих гостей на греческих воительниц, и поэтому путешественники не успели распознать в единообразной массе солдат роту амазонок (во всяком случае воспоминаний об этом гости не оставили) .

Сама Екатерина тоже не была под большим впечатлением. Когда Потемкин решил показать, как его амазонки стреляют, она расхохоталась, отмахнулась, села в экипаж и умчалась прочь.

Красивый "прожект", как часто бывало у Потемкина, оказался не эффектным. И о нем вскоре забыл сам его автор.

Портрет "капитанши" амазонок Елены Сарандовой-Шидянской.  / "Исторический вестник", 1886 год
Портрет "капитанши" амазонок Елены Сарандовой-Шидянской. Фото: "Исторический вестник", 1886 год

Сарандова же чуть позже получила из рук Екатерины Великой бриллиантовый перстень "ценой в 1800 рублей ассигнациями". Амазонской роте выдали 10 000 рублей серебром. На том все и закончилось. Воительницы вновь стали добрыми хозяйками, супругами греческих солдат и офицеров.

"Амазонки" женского батальона смерти Марии Бочкаревой. 1917 год.  / ЦГАКФД
"Амазонки" женского батальона смерти Марии Бочкаревой. 1917 год. Фото: ЦГАКФД

Амазонки 1917 года

Амазонки Екатерины Великой существовали всего один день. Кажется, в костюмной истории России это был первый пример массового переодевания женщин в форменное платье, в котором военный стиль ловко сочетался со светской модой.

Амазонская рота, пусть даже шутливая и "зело маскерадная", стала первым женским формированием военного характера. Много позже, летом 1917 года, возникнут другие - агрессивнее, круче, бойчее. Но даже в них было что-то от галантного маскарада царицы Екатерины.

Источник: rg.ru

Также в рубрике

19 октября 1582 года родился царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного

 0

В Крыму вблизи Перекопского вала найдены останки армии князя Долгорукова

 0