USD: 66.7840
EUR: 73.9766

Кенозерский национальный парк

Текст: Вячеслав Горбоносов

В эти новогодние праздники меня с компанией друзей занесло в Кенозерский национальный парк. Он находится на западе Архангельской области, на самой границе с Карелией. Основная его достопримечательность - часовни с расписными небесами и деревни с сохранившимися традициями русского Севера, хотя и природные ценности там тоже есть. До северного сектора парка, где мы побывали, добираются поездом до ст. Плесецкая и оттуда маршруткой или парковым транспортом до деревни Вершинино - центра северного сектора. Там мы провели 10 дней, выползая в соседние деревни - пешком, на лыжах, а один раз даже на снегоходах и с экскурсией.

На карте участка северного сектора парка я отметила деревни, до которых мы добрались.


Карта окрестностей Вершинино. Масштаб карт и положение Кенозера на карте слева ориентировочные

Все время нашего пребывания в Вершинино погода стояла пасмурная: небо было затянуто плотной пеленой облаков, из которых время от времени высыпался снег. Как будто сидишь под ватным одеялом. Такая погода очень атмосферна, но, к сожалению, не особенно фотогенична. Поэтому здесь фотографий будет немного. Те, что есть, - моего авторства, а также авторства моего друга Славика. Ему и остальным моим товарищам по путешествию большое спасибо за помощь при подготовке этого отчета. Без вас бы я облажалась на весь интеренет!


Вершинино: цепь домов вдоль берега Кенозера

Вершинино - центральная деревня северной части парка. Тонкой лентой она протянулась между берегом Кенозера и холмом, на котором стоит Никольская часовня - одна из главных достопримечательностей парка. Часовню венчает маковка, покрытая чешуйками из осины. Стареющая осина приобретает серебристый оттенок и, говорят, поблескивает на солнышке.


Никольская часовня в Вершинино

Такие часовни есть во всех окрестных деревнях. Они могут стоять на холмах, но бывают и в чистом поле, как в Немяте, или на берегу озера, как в Глазово. Все они на первый взгляд одинаковые, но на самом деле каждая из них обладает своим характером: у кого колокольня повыше, у кого маковка поизящней.


Часовня в нежилой деревне Немята


Часовня в Глазово. Фото (с) Вячеслав Горбоносов


Путевая часовенка, посвященная Кирику и Улите - раннехристианским мученикам. Такие часовни часто возникали из поклонных крестов, стоящих на перекрестках или у обочин дорог. Крест обносили крышей от дождей, потом обстраивали вокруг, и получалась часовенка.

Внутри крупных часовен есть уникальное явление Кенозерского края - небеса. Под потолком часовни находится пирамида из деревянных панелей: один круглый медальон в центре и от него вниз лучами еще несколько штук. Они расписаны иконами. Авторы росписи, как правило, неизвестны: считалось, что икону рукой иконописца пишет Бог, а сам художник тут вовсе ни при чем. Известен только один автор - иконописец Федор Иок, который расписывал небеса в 17 лет. Оттого его росписи наивные и искренние, в отличие от яркого великолепия росписей более опытных мастеров. Моей подруге, уже четвертый год регулярно сюда приезжающей, они особенно милы. Небеса, расписанные Иоком, есть в четырех часовнях Кенозерья - двух Никольских в Вершинино и Усть-Поче, в часовне Пахомия Кенского в деревне Карпова и в часовне Казанской иконы Божьей Матери в Минино. На небесах часовни в Усть-Поче юноша оставил свою подпись - именно благодаря ей мы знаем о его авторстве.


Небеса Никольской часовни в Усть-Поче

Помимо небес и икон, почти в каждой часовне можно встретить платки и полотенца, висящие на рейках. Это обетные платочки. Местные жители приносят их сюда, когда хотят принести обет: обещать делать что-нибудь праведное в надежде на выздоровление или успех в делах.


Интерьер Никольской часовни в Вершинино

Часовни часто строили в священных рощах - как, например, в Тырнаволоке и в Шишкине. В отличие от всех прочих окрестностей, в священных рощах запрещено было рубить деревья. И сейчас это - кусочки сохранившихся девственных лесов. Такой есть в Шишкине - это соседняя с Вершинино деревня, сейчас, по сути, входящая в его состав. Ощущение - будто лес с картины Васнецова «Иван-Царевич на Сером Волке».


Священная роща в Шишкине


Часовня в Шишкинской роще

Серые волки, кстати, в нашей жизни тоже присутствовали. Они живут в глухих лесах национального парка, вдали от людских поселений и туристических троп, но зимой в бескормицу иногда подходят близко к деревням и таскают собак. Не к Вершинино - здесь все-таки слишком людно. А вот к северу, в Рыжково, местные нам рассказывали, как периодически гоняют их - с дробовиками на снегоходах. Говорили так спокойно и буднично - гораздо спокойнее, чем в Москве принято говорить о стаях дворовых собак. Будто волки - это что-то обычное и совсем не страшное.


Туманный день в Вершинино

Жизнь здесь и правда совершенно другая. Дверь дома не запирается: ее только припирают палкой, когда уходят. В доме - печь, которую надо топить раз в день, и не забыть закрыть заслонку, чтобы тепло не ушло за ночь. Но не слишком рано - иначе угоришь. Сразу после закрытия заслонки нужно следить за запахом в помещении: если чувствуется запах гари или копоти, нужно открыть заслонку снова, чтобы они выветрились. Обычно 4-5 часов на это хватает с головой.


Хозяйская кошка Мурка не раз приходила к нам общаться

Зимой по окрестностям можно перемещаться на санях, запряженных лошадкой, или на снегоходах. До некоторых деревень зимой, по замерзшему озеру, добираться даже удобнее, чем летом. Когда оттепели нет, конечно. На озере есть дороги, обозначенные вешками - веточками, воткнутыми в лёд. Ими отмечают места с самым прочным льдом. Однако и эти дороги иногда преграждают полыньи, тогда нужно искать маршруты объезда.


Вешковая дорога из Вершинино в Немяту

Крестьяне здесь могут выжить только кланами - родители со взрослыми детьми и их супругами, которые вместе содержат большое хозяйство. Иначе ни на что не хватает сил. Летом часть семьи уезжает в отдаленные деревни на покос, а зимой все съезжаются в общий дом в какой-нибудь крупной деревне, например, в Вершинино. Здесь есть магазины, детский сад и школа, надежная мобильная связь, реже перебои с электричеством.


Деревня Карпова. Летом она жилая, а зимовать там остается только одна семья

Гостя здесь не принято отпускать без угощения. Друзья однажды принесли из гостей полмешка свежевыловленной рыбы - ворох окуньков и двух немаленьких щук. На ухе, сваренной из них, мы жили два дня.


Экспонаты из музея местного быта в Вершининском визит-центре

Есть здесь и сельская интеллигенция. Елизавета Ивановна встретилась нам в качестве экскурсовода в Усть-Поче. На самом деле она - учитель биологии по образованию, руководитель сектора экопросвещения национального парка. И сама - местная достопримечательность: знает от мамы и бабушки массу местных заговоров и несколько песен, а к ее бабушке регулярно приезжали экспедиции за фольклором. Еще Елизавета Ивановна ведет и продвигает Кенозерский фольклорный ансамбль, который выступает для туристов и участвует в конкурсах.


Фонарь над дверью кузницы в Усть-Поче. Кузнец подковывает лошадей, кует сувениры для туристов и разнообразную утварь для местных

Почозерский погост - масштабное деревянное сооружение на берегу Почозера, в 15 километрах к северу от Вершинино. Погостом на севере России называли крупную деревню, местный административный и церковно-приходской центр. В этой деревне была церковь, проводились праздники и ярмарки местного значения. Ансамбль Почозерского погоста состоит из двух огромных церквей - зимней и летней, колокольни и стены, в которой сделаны выемки под купеческие лавки. Недавно его начали реставрировать. Смотришь на него - и невольно видишь, как здесь кипела жизнь каких-то триста лет назад.


Ансамбль Почозерского погоста

Деревня Филипповская, в которой стоит Почозерский погост, - нежилая. Дома стоят покосившимися и чернеют проемами окон без стекол, электрические провода оборваны. Национальный парк ищет семью, которая бы поселилась в Филипповской и стала хранителями погоста. Но желающих пока как-то не находится.

Нежилых деревень в округе очень много. В некоторые из них жители приезжают летом, а в других не живет вообще никто. Дома пустые; заглядывая в их окна, можно разглядеть вещи, оставленные прежними жильцами. Какие-то постройки покосились, другие ушли под землю. От этого зрелища остается ощущение, будто смотришь на руины некогда великой, но умирающей цивилизации. Я бы так и решила - но как-то обидно думать так о собственной стране.


Нежилая деревня Тырнаволок

Часовни зачастую - самый живой элемент пейзажа. Даже в нежилых деревнях в часовни приходят, следят за ними, поддерживают. Приносят иконы, обетные платочки, землю с могил святых.
Эти вот живые часовенки, живые знатоки, хранители и просветители национального парка - оплоты жизни в этом крае, противовес умирающим деревням.

Как бы хотелось, чтобы они выжили.


Ночь в Шишкине. Фото (с) Вячеслав Горбоносов

Источник: ru-travel.livejournal.com

Также в рубрике
Разные ассоциации возникают у глядящих на Гамсутль людей. Кто-то видит в нем аналог перуанского Мачу-Пикчу, кто-то скальные крепости соседних стран. Но Гамсутль — он вполне самобытен и уникален
 0
Почему Карелия — это место силы
 0
Комментариев нет. Станьте первым!