USD: 63.6336
EUR: 70.9196

Усадьба Петрово-Дальнее (Петровское)

Текст: Забытые в прошлом
Фото: Забытые в прошлом

Между Москвой и Звенигородом на берегу Москва-реки расположено старинное имение князей Прозоровских, а с 1720-х - усадьба князей Голицыных. Ныне существующий господский дом был выстроен в 1807 году и примечателен он тем, что здесь в советские годы была воссоздана первоначальная отделка почти всех залов первого этажа. Именно этот факт и привлёк наше внимание.
Усадьба оказалась не так труднодоступна, как предвещали, но точно одно - посетить её надо было лет так на пять-десять ранее. Состояние от ещё более-менее приличного внешнего вида, внутри очень и очень плачевное. Но, поскольку для нас в первую очередь имеет значение атмосфера места, то несмотря на сырость и серость, интенсивно поедающие стены, внутри нам определённо понравилось.
Предлагаю вниманию пока ещё сохранившиеся интерьеры этого старинного дома.



Итак, начнём повествование с исторической справки. Ещё в 1504 году, когда впервые письменно упоминалось это место, оно носило название Дурнево. Затем то ли от имени владельца, то ли от построенной тут церкви стало именоваться Петровским и так вплоть до 1930 года, переименованное на этот раз в Петрово-Дальнее. До 1643 года земли эти переходили в виде поместья различным дворянам. И лишь с 1657 года село закрепилось за одним владельцем - князем И.С. Прозоровским (воевода, стольник, боярин, убит во время восстания Степана Разина). После его смерти фактическим владельцем становится старший сын - Пётр Иванович Прозоровский. Но история нынешнего усадебного комплекса начинается с 1720 (1724) года, когда имение перешло по завещанию к его дочери Анастасии и зятю, князю И.А. Голицыну. С тех пор и до самой революции усадьба Петровское оставалось в роду Голицыных.


Изначально (предположительно в 1760-е года) главный дом был деревянным и выполнен в стиле готики. Вот что пишет в своих мемуарах графиня В.Н. Головина, урождённая Голицына (мемуаристка и художница, приближённая императрицы Елизаветы Алексеевны): «Моё детство протекало почти всё в деревне (в Петровском). Мой отец, князь Голицын, любил жить в Готическом замке, пожалованном царицами его предкам. Я бы желала обладать талантом, чтобы описать это жилище, которое является одним из красивейших в окрестностях Москвы. Этот готический замок имел четыре башенки; во всю длину фасада тянулась галерея, боковые двери которой соединяли её с флигелями...».
В самом начале XIX века по приказу следующего владельца Петровского
князя Фёдора Николаевича Голицына

(куратор Московского университета, поэт-любитель, автор мемуаров) главный усадебный дом был выстроен заново и уже в духе классицизма. Двухэтажное здание с двумя, увенчанными фронтонами, портиками коринфского ордера было построено из кирпича между 1803 и 1807 годами. Примерно в эти же годы были возведены небольшой зимний дом, а также оранжереи, оформлен пейзажный парк.


В центре фронтона над портиком главного входа в 1960-х был восстановлен герб Голицыных.
На гербе изображен прикрытый княжеской мантией щит, разделенный на три части. В верхней, во всю ширину щита, – мчащийся на коне рыцарь с поднятым мечом. Это эмблема Гедимина, основателя княжеского рода, имевшего обыкновение носить на правой руке для развития кисти железную перчатку – голицу. Отсюда и его прозвище – Голицын; в нижней части - герб Великого Новгорода (в память о княжении в новгородских землях сына Гедимина Наримунда) и крест.


Помимо документов различных поколений владельцев имения, в главном доме хранился архив И.И. Шувалова (государственный деятель, генерал-адъютант, фаворит императрицы Елизаветы I Петровны, меценат, основатель Московского университета и Петербургской Академии художеств). На стенах висели портреты хозяев и их родственников кисти знаменитых живописцев. Личная библиотека князей Голицыных насчитывала свыше 10 тысяч с любовью подобранных томов.  Что же там спустя столетия?


Войдем внутрь главного дома. Здесь полностью восстановлен первоначальный архитектурный облик обширного вестибюля. Стены его иллюзорно расписаны в античном духе под каменные квадры.


Высокие двупольные резные двери с живописными изображениями ваз с цветочными гирляндами в десюдепортах ведут в анфиладу.


На задней стене, с центральной нишей для скульптуры, изображены монументальные мраморные колонны.




Обратная сторона ниши и лестница наверх. Но мы проходим пока мимо и исследуем первый этаж.


Память о реставрации: 13 слоёв краски пришлось смыть, прежде чем добраться до первоначального.


А теперь заглянем в каждый зал этого этажа. Вообще достойны внимания и особо интересны всего два - Красная и Голубая гостиные. Например, такая первая комната - кабинет, нас не впечатлил. Мы быстренько проходим далее, не заостряя внимание на деталях.


Если из него повернуть налево, то попадаем в просторную угловую залу.
Однако, с линолеумом на полу, бутафорской (впрочем как и везде здесь) печью вдоль стены и совсем блёклым рисунком.


Здесь стены и орнамент стилизован под бирюзовый (?) мрамор.


Поворачиваем обратно и перед нами открывается анфилада залов.




А двери такие же как и на фото 1900-х годов.


К концу прошлого века усадебный дом в «Петровском» по обилию и ценности скопившихся в нем произведений искусства являлся буквально музеем. В его анфиладе одна за другой следовали большая столовая, малая столовая, бильярдная, красная гостиная, голубая гостиная, обставленные стильной мебелью, отражавшейся в зеркальной глади фигурного паркета. Живопись Левицкого и Ротари, портреты Голицыных кисти выдающихся мастеров трёх эпох – Петровской, Екатерининской и эпохи позднего русского классицизма – закрывали стены сплошным ковром. Часть этого превосходного собрания украшает в настоящее время залы Третьяковской галереи и Русского музея.






Отдадим должное советским реставраторам, трудом которых в 1950-60-х годах была возобновлена первоначальная отделка почти всех комнат и залов первого этажа. Под позднейшими многократными слоями покраски найдены и восстановлены орнаментальная роспись стен и живописные панно над дверными проемами. Это Голубая гостиная. Наши дни.








Проходим далее в Красную гостиную.








Печь облицована псевдо-изразцами, а вот камин настоящей мраморной плиткой.




Только здесь в десюдепорте весьма хорошо сохранилось изображение вазы с цветами.




На противоположной стороне рисунок уже погибает.


Следующий зал в более розовых тонах. Тоже с орнаментом и лепным потолочным карнизом-фризом.


Есть на первом этаже комнаты и без расписных стен, но с кучей телевизоров советского времени.


Однако, примечательна данная комната сохранившимся камином-печью.


Облицовка печи интересна своими каменными изразцами. Немного фрагментов этой античной отделки.




Выполнено грубо, но зато ручной работы.


Следующее помещение служило в разные времена кинозалом, бильярдной. И судя по виду, реставрации в нём не было.


На протяжении всей прогулки по первому этажу нас не оставляло чувство жуткого холода и лёгкого дуновения ветра. "Что же это могло быть?" - думали мы, ведь за окном лето в разгаре. Разгадка пришла позже, когда дома стали "проявлять" фото и увидели это!!!


Тем временем, окончив осмотр первого этажа, поднимаемся наверх.




Единственная одномаршевая лестница привела нас на второй этаж, где, увы, реставрации  не было.


В невысоких жилых комнатах, лишенных декоративной отделки, сохранились несколько печей с орнаментальной росписью изразцов.




Присутствуют в доме и такие вот колоритные уборные.


А где-то остатки библиотеки времён пансионата.


И вот такой советский раритет. Автомат для продажи конвертов с марками.


Насмотревшись и переполнившись впечатлениями, выбираемся наружу.


Последним владельцем Петровского перед революцией был
«старый князь» Михаил Михайлович Голицын

(генерал-адъютант, генерал от кавалерии (1912), участник русско-турецкой войны (1877-78))
Михаил Михайлович оставил службу после брака с Матильдой Мадаевой (русская балерина, солистка императорского Мариинского театра), взбудоражившего высшее общество. Большим скандалом в петербургском обществе стал её брак с князем М.М. Голицыным, представителем одного из знатнейших российских родов, офицером, дослужившимся до чина генерал-адъютанта Свиты Его Величества. Этот брак считался мезальянсом, т. к. супруги происходили из разных сословий, а по законам XIX века офицеры императорской армии не могли состоять в официальном браке с выходцами из низших сословий. Князь предпочёл уйти в отставку, сделав выбор в пользу семьи. В 1912 году в серии «Русские усадьбы» вышла его книга «Петровское», откуда и были взяты фото усадебных интерьеров 1900-х годов.


А это уже вход в один из двух сохранившихся флигелей. Они являются самыми старинными постройками усадьбы. В 1970-х им вернули первоначальный облик (конца XVIII века), основанный на сочетании ложной готики и барроко.


Лучшие портреты из усадьбы князь Голицын, опасаясь нападения крестьян, ещё в 1917 году вывез в Москву. После революции они были распределены между центральными музеями. В 1918 году усадьба была реквизирована, после этого здесь была организована детская колония, в которой на 1921 год числилось 180 воспитанников (в летнее время число детей доходило до 400). В 1923—1930 годах в главном здании работал музей дворянского быта. Позже, здесь действовал дом отдыха, санаторий и с 1969 года пансионат Министерства здравоохранения СССР. Сейчас, как мы видим, здания усадьбы уже многие годы не используются и приходят в катастрофический упадок.
 
Источник: ru-abandoned.livejournal.com
Также в рубрике
Какие тайны хранит остров Кижи
 0
Комментариев нет. Станьте первым!