USD: 64.4711
EUR: 71.5307

Десять лет вне игры

Как изменилась российская индустрия казино

Казино и залы игровых автоматов в России незаконны вне специальных зон уже почти десять лет — с 1 июля 2009 года. Под запрет тогда попал рынок объемом $3,6 млрд в год. Его основные участники переориентировались на другой бизнес или вывели его за границу, а резиденты легальных игорных зон зарабатывают в несколько раз меньше. Выиграли от запрета казино букмекеры и в меньшей степени организаторы лотерей, рынки которых в последние годы росли.

PwC оценивала рынок казино и игровых автоматов в России по итогам 2008 года в $3,6 млрд. По сегодняшнему курсу это около 228 млрд руб.— больше, чем, например, вся годовая прибыль банковского сектора от ипотеки. Но 1 июля 2009 года рынок рухнул: легальные казино с тех пор можно открывать только в специальных игровых зонах.

Закон о запрете казино утвердил четыре такие территории: «Азов-Сити» в Краснодарском крае, «Сибирская монета» в Алтайском крае, «Приморье» в Приморском крае и «Янтарная» в Калининградской области. Их и сейчас четыре, с одной заменой: «Азов-Сити» ликвидировали, вместо нее появилась «Красная Поляна» в Сочи. Обсуждается еще одна игорная зона в Крыму — как заявлял «РИА Новости» в марте 2019 года глава республики Сергей Аксенов, ее планируют открыть к концу года в поселке Кацивели, есть «крупный оператор, который готов зайти».

Но возрождения игорного бизнеса так и не произошло, зоны не стали российскими Лас-Вегасами. Крупные игроки рынка казино, работавшие на нем до запрета, отнеслись к зонам скептически, ни один не стал открывать там проектов. Повлияла и ликвидация «Азов-Сити», отметили в разговоре с “Ъ” два участника рынка: его инвесторы пытаются вернуть деньги через суд, что негативно повлияло на репутацию игорных зон в целом.

Закрытая зона

«Азов-Сити» проработала почти десять лет и была окончательно ликвидирована 31 декабря 2018 года. Решение объяснили запуском «Красной Поляны» в Сочи: по закону в границах одного субъекта может быть только одна игорная зона.

«Азов-Сити» осваивали краснодарское ЗАО «Шамбала» (казино «Шамбала» и «Нирвана») и казанское ООО «Роял Тайм Групп» (казино «Оракул»). По данным Kartoteka.ru, ЗАО «Шамбала» принадлежит предпринимателю Максиму Смоленцеву, который также развивает спортивные клубы и гостиницы в Краснодаре. ООО «Роял Тайм Групп» с 2011 года принадлежит кипрской «Трэвелрент (Сайпрус) Лимитед». Ее бенефициарами ранее были семья казанского бизнесмена Рашида Таймасова и его бизнес-партнер Игорь Корольков (оба связаны с казанской строительной группой «Сувар»).

Компании несколько раз просили пересмотреть решение о ликвидации и объединить «Красную Поляну» с «Азов-Сити», но предложение не приняли. В декабре 2018 года временный управляющий «Роял Тайм Групп» Иван Кондратьев обратился с иском к Минфину РФ и департаменту инвестиций Краснодарского края. Он просит взыскать в пользу компании 1,3 млрд руб. убытков и 718 млн руб. упущенной выгоды. Первое слушание назначено на 24 июня.

В феврале 2019 года «Роял Тайм Групп» признана банкротом. До этого она пыталась развиваться и в действующей игорной зоне «Янтарная»: в 2015 году дочерняя компания холдинга на конкурсе получила в ней участки площадью 99,5 га в аренду на 15 лет. Но, по официальным данным, уже с апреля 2016 года холдинг прекратил участие в инвестиционных проектах в «Янтарной», а компания сменила владельцев.

«Шамбала» тоже пытается взыскать долги. 24 сентября 2018 года компания подала иск к департаменту имущественных отношений Краснодарского края, потребовав 3,3 млрд руб. и принять на баланс имущество закрывшегося казино. Компания также просила разрешить снова открыть казино в «Азов-Сити», но суд отказал. Очередное заседание состоится 2 августа. Максим Смоленцев все еще рассчитывает возместить убытки. «Я бизнесмен, оптимист и верю в справедливый суд. Мы свои обязательства выполнили»,— заявил он “Ъ”.

Нелегкие деньги

«Почему-то считается, что казино — это легкие деньги. Однако маржинальность в игорных зонах значительно ниже, чем у коллег до 2009 года,— объясняет “Ъ” один из участников рынка.— У проектов долгие сроки окупаемости из-за удаленности от городов и запрета на рекламу. По закону есть возможность давать рекламу только на радио и ТВ с 22:00 до 6:00, а также в специализированных печатных изданиях, наружная реклама вне игорной зоны запрещена, то есть нет возможности охватить значительную часть аудитории».

Тем не менее предпринимателям, которые все же рискнули развиваться в игорных зонах, удается доводить выручку до сотен миллионов и даже миллиардов рублей и привлекать туристов из-за рубежа. Инвесторы таких проектов зачастую местные бизнесмены, которые раньше не имели отношения к игорному рынку.

На звонке у основного владельца казино в алтайской «Сибирской монете» Владимира Кутьева реклама мероприятий его казино с российскими звездами, в которой Altai Palace называется «Сибирским Вегасом». До вхождения в проект он не занимался игорным бизнесом. «Я просто люблю делать красивые вещи. Хотелось создать яркое пятно на карте Алтая. У нас шикарный четырехзвездный отель, гости пищат от восторга»,— говорит он.

Планов по расширению пока нет: предприниматель рассказал “Ъ”, что будет их строить, когда появятся конкуренты. «Пока конкурентов нет, потому что регион слаб с точки зрения логистики: к нам летает только S7, и стоимость билетов из Москвы и других крупных городов может достигать 180 тыс. руб. в обе стороны»,— сетует он.

Из-за сложностей с авиасообщением основная аудитория казино — жители близлежащих городов. «Но казино во все времена развивалось от наличия лихих денег. Сейчас они только в Москве»,— отмечает Владимир Кутьев. Кроме того, по его словам, существенно на имидж и финансовые показатели казино влияют нелегальные конкуренты, которые работают на Алтае.

Больше двух действующих резидентов пока удалось привлечь только «Приморью». Причем один из строящихся проектов реализует все то же ЗАО «Шамбала» — бывший резидент «Азов-Сити». Гендиректор компании Максим Смоленцев рассказал “Ъ”, что казино в «Приморье» тоже будет называться «Шамбала», в строительство отеля с игорным клубом до 2025 года планируется вложить 8 млрд руб., а первую очередь ввести к 2020 году. Окупить инвестиции владелец «Шамбалы» планирует за семь-восемь лет. «Мы рассчитываем на аудиторию из ближайших городов с личным транспортом, у которых есть возможность проехать несколько часов на автомобиле, а также на клиентов из соседних стран — жителей Китая, Южной Кореи и Японии, которые смогут долететь до клуба всего за два часа»,— говорит он.

Растет поток иностранных туристов и в игорную зону в Сочи. Ее резиденты могут рассчитывать также на состоятельных туристов из Москвы, отмечает один из собеседников “Ъ” на рынке, однако открыть там казино практически невозможно, так как «собственники земли образовали настоящую монополию». «Конкуренции мы не боимся, она только поможет нам совершенствовать наши продукты и услуги»,— возражает директор по развитию «Красной Поляны» Дмитрий Анфиногенов.

Изменился и портрет игрока по сравнению с игорными клубами 2000-х. «Если 10–15 лет назад в казино могли и пепельницей в дилера запустить, то сегодня такого не происходит. Во-первых, потому, что во многих игорных заведениях не курят. Во-вторых, сами люди стали более уважительно относиться к персоналу, меньше стало хамства и панибратства. В-третьих, при посещении игорного заведения обязательна электронная регистрация, и дебоширу может быть попросту закрыт доступ в казино»,— говорит Дмитрий Анфиногенов.

Кто выиграл у казино

После запрета казино в 2009 году в России стали активно развиваться букмекерские конторы и операторы лотерей.

Однако с июля 2014 года под запретом оказался и частный лотерейный бизнес. C этого момента разрешены только государственные лотереи, их организаторами могут выступать Минспорт и Минфин.

Государство также установило жесткие требования для букмекеров к стоимости чистых активов и размеру уставного капитала. И регулирование продолжает ужесточаться: на рассмотрении в Госдуме находится законопроект, который предлагает запретить букмекерам принимать ставки на ряд мероприятий, ограничить использование специального оборудования и сократить число банков для привлечения финансовых гарантий.

Участники обоих рынков утверждают, что их аудитория — не та же, что у азартных игр, и не считают запрет казино в 2009 году основной причиной роста своего бизнеса.

Но рост при этом налицо. Объем букмекерского рынка в 2008 году, по данным аналитиков, составлял около 65 млрд руб., а уже к 2017-му увеличился на порядок, до 650 млрд руб., отмечает СЕО «Париматч Россия» Дмитрий Сергеев.

Прошлый 2018 год для букмекеров и вовсе стал рекордным: объем рынка достиг 1,15 трлн руб. Главным драйвером роста стал чемпионат мира по футболу, поясняет президент BingoBoom Константин Макаров. По оценке NeoAnalytics, в дальнейшем букмекеров ждет более скромный, но устойчивый рост на 12–15% ежегодно до 2021 года. В качестве ключевых факторов развития рынка называют легализацию интерактивных ставок в России, упрощение процедур, связанных с идентификацией и приемом онлайн-ставок, дополнительные возможности для рекламы, законопроекты по запрету выплат нелегальным компаниям эквайринговыми системами и банковскими организациями и др.

Запрет игровых автоматов в России оказал значительное влияние на рост отрасли, признает господин Макаров. «К сожалению, я не могу сказать, что переход аудитории из игровых залов произошел по причине качественного изменения предпочтений клиентов, которым стали интересны ставки. Просто некоторые игроки букмекерского рынка использовали законодательные ограничения для выпуска в своих залах очень азартных продуктов»,— поясняет он.

Речь идет, например, о быстрых ставках на исходы в матче, делать которые клиенты могут каждые 20 секунд. «Такие продукты должны иметь ограничения, чтобы не быть похожими на одноруких бандитов,— хотя бы одна ставка в течение одной минуты»,— считает он.

Увеличению аудитории лотерей, по мнению их распространителя «Столото», способствовал уход с рынка недобросовестных игроков после введения закона о государственных лотереях. По данным компании, в 2014 году, когда закон вступил в силу, лишь 4% населения России участвовало в лотереях, сейчас этот показатель составляет 27%. По итогам 2018 года рынок достиг 47,7 млрд руб., оценили в «Столото».

По масштабам этот рынок не сопоставим с букмекерским, и его участники настаивают, что сравнивать эти бизнесы нельзя. В «Столото» подчеркивают, что к букмекерам в большей степени ушла аудитория казино, «их деятельность признается разновидностью азартных игр и может вызывать игровую зависимость». Лотереи, утверждают в «Столото»,— это форма семейного досуга, «вид развлечения, который не вызывает зависимость».

Валерия Лебедева

Источник

Также в рубрике
Как российский бизнесмен превращает Исмаиллы и Гейчай в центр экологического и аграрного туризма
 0
Столичная подземка выставила на торги свои артефакты
 0
Комментариев нет. Станьте первым!