USD: 67.9975
EUR: 76.7556

Оголяют животы и пьют текилу из стаканов: чего не надо пугаться в Китае

О Китае, как и самих китайцах, ходит много если не легенд, то слухов. Пьянеют ли они от одного глотка, разгуливают ли по улицам топлес и кого охотнее станут фотографировать — гуся или иностранца.

«То, что мы, иностранцы, встретились в таком городе, как Шаосин, — это практически невозможно, я здесь уже неделю и почти привык быть «единственным и неповторимым», — шутит москвич Алексей, приехавший в гости к друзьям. — Из-за меня даже пару раз чуть аварии не случались — местные никак не ожидают увидеть здесь европейца».

Шаосин, Китай. 

Шаосин находится всего в 60 километрах от столицы провинции Чжэцзян — Ханчжоу, но пока не может похвастаться большим числом туристов. В городе нет указателей на английском, да и далеко не во всех отелях персонал владеет этим языком. Рассчитывать хотя бы на отдаленное подобие европейских завтраков тоже не приходится.

Однако именно в таких — довольно крупных, но аутентичных городах — можно наблюдать настоящую жизнь китайцев.

Уличная библиотека, Нинбо.
Ночной рынок.
Пешеходная улица, Нинбо.
Девочку готовят к фотосессии в традиционном костюме, Ситан.

Наиболее суматошное время — ближе к восьми утра, когда родители привозят детей в школу, чаще всего на самом распространенном местном транспорте, для управления которым не требуются права, — мопеде.

При этом правила дорожного движения, как, наверное, повсюду в Азии, весьма условны: водитель легко может развернуться и поехать по своей полосе в противоположном направлении.

И, вопреки распространенному мнению, машин в Китае не много — они дорогие, впрочем как бензин и страховка.

«Наши дети с самого раннего возраста привыкают к конкуренции, — рассказывает китайский гид из Ханчжоу Татьяна. — Учеба начинается с восьми утра и заканчивается в два-три часа дня, потом они идут домой и делают домашние задания до восьми-десяти часов вечера. Это очень тяжело, но иначе не поступишь в университет и не найдешь работу».

Впрочем, есть время и для отдыха. Родители водят детей в многочисленные местные музеи, совершают поездки по стране. Древний город Аньчан привлекает китайцев под Новый год крупнейшей в регионе ярмаркой колбас, приправленных соевым соусом, а также всесезонным рынком тканей.

Молодые люди на мопеде.
Торговля жареными каштанами в Китае.
Девушки на улице города.
Девушки на улице.

В этой «китайской Венеции» приятно просто прогуляться по главной улице вдоль канала. Здесь продают деликатесы — вымоченное в соевом соусе мясо, в том числе утиные языки, подают чай. В конце улицы — дома местных жителей, и добравшийся сюда турист видит, как живут обычные китайцы: едят лапшу, смотрят по допотопным телевизорам реалити-шоу, спят на самодельных лежанках в крошечных комнатках. Двери здесь закрывать не принято.

Многие коротают вечера в деревянных шезлонгах у канала, непременно задрав майку и оголив живот.

Так поступают не только в сельской местности — на главных улицах Ханчжоу тоже наблюдаешь подобную картину. Возможно, это такой специфический способ терморегуляции.

Жизнь местных жителей в древнем городке Аньчан.
Древний городок Аньчан вечером.
Древний городок Аньчан.
Улица в древнем городке Аньчан.

В одиннадцати километрах от Шаосина находится сад Ланьтин — священное место для тех, кто посвятил себя искусству каллиграфии и поэзии. Согласно преданию, именно здесь поэт и каллиграф IV века Ван Сичжи создал свои «Стихотворения, сочиненные в Павильоне Орхидеи» — один из главных шедевров китайской поэзии.

И сейчас тут непременно застанешь каллиграфов за работой — ну и, конечно, много туристов. Сюда приезжают со всей страны — побродить у ручья и сфотографироваться у озера, в котором плавают гуси. Впрочем, в качестве фотомоделей пернатые не выдерживают конкуренцию с иностранцами. Китайцы не спрашивают разрешения на съемку, а также чаще всего не уточняют, можно ли вас обнять или, скажем, дать в руки своего ребенка для удачного кадра.

«Многие и сейчас изучают каллиграфию, — рассказывает сотрудница сада Ланьтин Анна. — Начинать надо в пять-шесть лет и приготовиться к долгому пути: результат будет через три-четыре года».

Наньху, Южное озеро, неподалеку от города Цзясин, в ста километрах от Шаосина, считается одним из самых красивых в Китае — наряду с озером Сиху в Ханчжоу.

Береговая линия замысловатая, с тихими заводями и бухтами, любоваться которыми лучше всего с традиционной лодки с бамбуковыми навесами, покрашенными в черный цвет, — упэнчуань. Смотреть стоит не только по сторонам, но и на гребца — он управляет веслами при помощи ног.

Канал у озера Наньху. 

Еще один крупный город провинции Чжэцзян — портовый Нинбо на берегу Восточно-Китайского моря, в 150 километрах от Ханчжоу. Из столицы в Нинбо удобнее и быстрее доехать на поезде по Прибрежной высокоскоростной пассажирской линии, которая рассчитана на движение со скоростью более 300 километров в час.

Одна из главных достопримечательностей Нинбо — древняя частная библиотека в Китае, Павильон Тяньи, открытый в середине XVI века. Здесь основные туристы — тоже китайцы.

Приезжих в Нинбо привлекают порт и особая трактовка национальной кухни — с обилием морепродуктов: крабов, кальмаров, крупных королевских креветок, а также мелких — в несколько сантиметров, которых принято есть целиком, с лапами и усами. А еще в Нинбо можно попробовать салат из медузы, по вкусу похожий… на медузу в соевом соусе, приправленную кунжутом.

Креветки по-китайски
Закуска из медузы с кунжутным маслом
Рис на прилавке магазина.
Блюдо китайской кухни.
Блюдо китайской кухни.
Национальное блюдо из фасоли.

В Китае очень распространены рестораны с отдельными кабинетами, где стоит один круглый стол на 10-15 человек. Дотянуться до понравившегося блюда сложно, но проблема решена довольно изящно: средняя часть с общими тарелками крутится, автоматически или вручную.

Китайцы, кстати, не особенно следят за тем, чтобы вращение было только по часовой стрелке, как велит фэншуй, но свято чтут права хозяина. Его место за столом — строго напротив входа, справа сажают самого почетного гостя, которому теперь можно расслабиться — внимание официантов, да и соседа слева обеспечено.

В Китае есть все, даже собственная Венеция — и, во избежание давки, далеко не одна. В Чжэцзяне за романтикой на воде надо ехать в Ситан — город с сохранившейся архитектурой династий Мин (1368-1644) и Цин (1644-1911). Там извилистые улочки, более сотни мостов, переброшенных через многочисленные каналы, которые и обеспечили ему место в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО.

Согласно многим путеводителям, у Ситана совершенно особенная барная культура. Бары и кафе здесь успешно конкурируют с лавочками, торгующими псевдоэтническими сувенирами.

Правда, европейца может удивить, что вечером выходного дня, часов с десяти, они уже прекращают работу. Только некоторые ждут, когда уйдут засидевшиеся гости. Припозднившихся путников не выгоняют и вполне радушно протягивают меню. Никакого перевода на английский, но по заботливо размещенным фото можно понять, что почем (цифры — арабские).

Ситан, Китай.
Вид на кафе вечером, Ситан.

Сначала порция текилы за 45 юаней (около 450 рублей) кажется слишком дорогой, но впечатление меняется, когда порцию — граненый 250-граммовый стакан, наполненный на три четверти, — ставят на стойку.

Считается, что китайцы очень быстро пьянеют потому, что плохо переносят алкоголь. Но ни в барах, ни на улицах разгоряченных или усыпленных алкоголем не видно. Самое экстравагантное, с чем приходилось сталкиваться в Ситане, — компания молодых людей каждые десять минут выходила из кафе к набережной, один из них становился в некое подобие «планки» и, хохоча, стоял так несколько минут.

Его друзья снимали происходящее на камеру телефона, оголяя животы. Впрочем, к концу поездки это уже не удивляет.

Также в рубрике
Комментариев нет. Станьте первым!