USD: 58.9325
EUR: 68.6623

«Роналду музеев» и трехмесячный курс физиотерапии

Эрмитаж — один из крупнейших музеев в мире, там находится самая большая на планете коллекция картин. Перед нами стояла на первый взгляд несложная задача: посмотреть как можно больше за один день, ведь съездить в Санкт-Петербург и не посетить Эрмитаж — все равно что съездить в Рим и… ну, в общем, вы поняли. Правда, сказать, что Эрмитаж огромен, — значит не сказать ничего: это настоящий колосс. Ноги у нас болят до сих пор, но марафон мы выдержали.

В интернете, как известно, можно найти все, и, забив в поисковике вопрос: «Сколько времени нужно на посещение Эрмитажа?», вы получите самые разнообразные ответы. Кто-то считает, что достаточно одного дня, а кто-то взял на себя труд сделать арифметические подсчеты, соотнеся число экспонатов с количеством минут, требующихся в среднем для ознакомления с ними, и количеством рабочих часов музея (в результате на осмотр Эрмитажа вам потребуется больше месяца).

Как правило, многие сходятся на том, что двух или трех дней достаточно для того, чтобы получить представление об одном из крупнейших музеев — более обширными выставочными площадями может похвастаться только парижский Лувр — и о самой богатой коллекции картин в мире.

Эрмитаж — гораздо больше, запутаннее и грандиознее футбольного поля. Не заблудиться в нем по крайней мере пару раз невозможно, а посмотреть его за один день — это как пробежать марафон на пределе своих сил. Но, как сказал один поэт, будь это легко, это было бы не для нас. Итак, отправляемся в путь.

Вход, первые сложности с ориентацией

Эрмитаж: 66 842 квадратных метров выставочного пространства и более трех миллионов экспонатов — картины, рисунки, скульптуры, археологические находки и умопомрачительная коллекция нумизматики

Все началось с инициативы российской императрицы Екатерины Великой, в середине XVIII века она начала приобретать произведения искусства у купцов и разорившихся наследников, которые оказывались в Санкт-Петербурге. По мере того как росла коллекция Екатерины, Зимний дворец, который служил резиденцией русской монархии и штаб-квартирой правительства, также нуждался в постоянном ремонте, чтобы разместить у себя несметное количество экспонатов, ведь преемники императрицы продолжали наполнять коридоры здания произведениями искусства.

© РИА Новости, Сергей Компанийченко | Перейти в фотобанк

Иорданская лестница в Государственном Эрмитаже

Хотя датой основания Эрмитажа считается 1754 год, в действительности музей был открыт для публики лишь в 1852 году, в период правления Николая I. С тех пор Эрмитаж рос, он пережил Первую мировую войну (временно предоставив часть своих помещений госпиталю), разрушительные пожары и с падением царизма перешел в государственную собственность. Уже во Вторую мировую войну, до начала блокады Ленинграда, которая длилась 872 дней и погубила 1,5 миллиона человек, большая часть богатейшей коллекции Эрмитажа двумя железнодорожными эшелонами была отправлена в Екатеринбург, подальше от гитлеровских войск. Эрмитаж бомбили, но он выстоял, повторное открытие состоялось в конце 1945 года.

Вот почему Эрмитаж — это не просто путешествие по истории искусства, но также и путешествие по истории России с ее императором Александром, царями, министрами, генералами, которые помешали Наполеону покорить эти земли, — в общем, с теми людьми твердого характера, которые сегодня как никогда пригодились бы российской команде, явно не блещущей успехами в организуемом страной Кубке конфедераций.

Но если вы хотите все это увидеть, то готовьтесь к первому испытанию. Предупреждаем сразу — не из легких: войти, просто войти внутрь. Музей открывается в 10:30 утра, в 11 часов я стою у входа, но чтобы по-настоящему войти в музей, теряю еще как минимум 45 минут. Мне приходится подниматься и спускаться по множеству лестниц и петлять между группами туристов: китайских, немецких, венгерских, в общем, выбирайте любое гражданство на ваш вкус. В магазине уже не протолкнуться. Интересно, зачем делать покупки в музее ДО того, как в него отправиться.

И вот я попадаю в первый «вау»-зал, скажем так. Здесь представлен ряд артефактов древнего Египта, некоторые из них датируются 13 годом до н.э. Есть целый ряд саркофагов, внутри которых оказываются меньшие по размеру саркофаги. Теперь понимаю, откуда русские взяли идею матрешки. По ходу вспоминаю и про Сабри, египетского футболиста, который однажды, видимо, тоже вдохновившись этими саркофагами, восемь минут надевал бутсы и щитки перед выходом на поле — выговор, полученный им от Моуринью, стал одним из первых запомнившихся мне «моментов» тогда еще молодого тренера.

© РИА Новости, Александр Гальперин | Перейти в фотобанк

Выставка «Нефертари и Долина Цариц из Египетского музея в Турине» в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге

Прохожу далее. Наконец передо мной — лестница, ведущая на этаж, где располагаются покои Романовых. Некоторые стены в них покрыты золотом, потому что, друзья, ну кто же не хочет почивать в комнате с золотой отделкой. Огромные залы, где царская семья проводила балы и принимала гостей, настолько грандиозны, что кажется, помести туда пять или шесть стадионов «Ацтека» — место еще останется.

Смотрю на часы: вдруг осознаю, что прошло два часа.

Поток туристов сгущается (а дыхание учащается), когда начинаются залы с работами мастеров. Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан, Микеланджело. Европейская сборная. Которая есть только здесь, в этом крыле Зимнего дворца. Люди протискиваются к картинам, задевают друг друга локтями, подбегают, натыкаются друг на друга. И все это не для того, чтобы увидеть «Мадонну Литта» Да Винчи, но чтобы ее сфотографировать. Я пытаюсь на нее взглянуть, но меня сбивают с ног 30 китайцев с мобильными телефонами в руках, и я отступаю.

Продолжаю свой путь, уже заработав два или три синяка (совет: если вы собрались сюда, не забудьте щитки, наколенники, налокотники, спортивные напитки, в общем, то, что будет под рукой). Прохожу еще несколько залов (уже сбилась со счета) с предметами искусства Средневековья, перехожу к живописи XV, XVI и XVII веков. От фламандцев к англичанам, от французов к итальянцам. Смотрю на план музея и — сама не понимаю как — обнаруживаю, что прошла чуть более половины первого этажа. Любопытно: может, мне следовало запастись продовольствием, захватить пару банок консервов на тот случай, если я здесь заплутаю. Попадаю в залы Рембрандта и Рубенса, но мое внимание привлекает другое — картина Паулюса Поттера (к знаменитому волшебнику не имеет никакого отношения) под названием «Наказание охотника». В нем группа животных на суде приговаривает к смерти охотника и его собак. Очень по-оруэлловски.

Вновь смотрю на часы. Хочется есть, почти не чувствую ног. Решаю досмотреть оставшиеся этажи, посвященные искусству Древней Греции и Италии, делаю это почти бегом. С другой стороны площади находится здание Главного штаба, примерно такого же размера: там Эрмитаж хранит свою коллекцию современного искусства. Но тут я снова теряюсь, по ошибке возвращаюсь в те залы, где уже была, и трачу как минимум четверть часа, чтобы найти правильный путь.

На выходе еще изображаю попытку спросить, можно ли попасть в подвал, где Эрмитаж хранит другую свою важную коллекцию: группу из 60 кошек, у которых есть свой собственный отдел (истинная правда), собственный пресс-секретарь (не шучу) и три хранителя, занятых полный рабочий день.

© РИА Новости, Александр Гальперин | Перейти в фотобанк

Кот Ахилл предсказал победу сборной Австралии в матче с Камеруном. 22 июня 2017

История эта восходит к XVIII столетию, когда императрица Елизавета захотела избавиться от засилья крыс, угрожавших экспонатам музея. Коты настолько эффективно справились с этой задачей, что даже сегодня продолжают быть частью истории музея. Кстати, если у чемпионата мира 2010 года был осьминог Паулу, то на этом Кубке конфедераций звездой стал кот Ахиллес, один из обитателей подвалов Эрмитажа, также мастер предсказывать результаты матчей.

Лучшие одиннадцать художников

Время — три часа дня, музей закрывается через три часа. А мне осталась еще половина. Пересекаю Дворцовую площадь и направляюсь к зданию Главного штаба. Я не знаю, где вход. Полицейский, к которому я обращаюсь, — и подавно.

Хватаю первый попавшийся перекус в уличном киоске, обнаруживаю дверь, на ходу жуя пирог со сладким сыром (на вкус лучше, чем может показаться), вновь прохожу через турникет (в любом общественном здании или на станции метро необходимо проходить через металлодетекторы) и «попадаю в пучину» современного искусства.

Прежде чем начать осмотр, делаю десятиминутную паузу и выпиваю пол-литра воды, только чтобы не упасть в обморок.

Начинаю с огромного собрания произведений Матисса, которое занимает несколько залов. У француза была русская любовница, и некоторые из представленных здесь картин она лично передала музею. Продолжаю: Кандинский, Ривера, Пикассо, Ван Гог, Гоген, Сезанн, Ренуар, Дега, Мане и Моне. Только здесь собраны эти одиннадцать, одиннадцать лучших. Как если бы вдруг кто-нибудь сказал мне: «Посмотри-ка: на поле Яшин, Беккенбауэр, Мальдини, Роберто Карлос, Ди Стефано, Кройф, Зидан, Марадона, Месси, Роналду и Пеле». Все вместе, в одном матче.

Так, не чувствуя ног, но с полным сердцем, я направляюсь к выходу. Но прежде сажусь в удобное кресло одной из аудиторий этой новой части Эрмитажа и некоторое время зависаю там, не в силах подняться. Почти семь часов провела я, гуляя по залам Эрмитажа, и все же многое так и осталось неувиденным. Думаю: «Теперь мне нужен трехмесячный курс физиотерапии», но в этом нет ничего страшного. В конце концов, я увидела лучших из лучших, выступающих в одной команде.

Источник: inosmi.ru

Также в рубрике

Репортаж с переднего края покаяния, где народная память — это память, а не проект

 0
Комментариев нет. Станьте первым!