USD: 65.6046
EUR: 72.6243

Дороги и мосты Якутии

Текст: Леонид Каганов
Фото: Леонид Каганов


Продолжаю рассказы о Якутии. Основная проблема региона — это транспорт. Слишком суровый край, слишком мало населения, слишком великая территория. Железнодорожный билет купить до Якутска нельзя — здесь нет железнодорожного сообщения. Либо самолет, либо дороги. Дороги бывают хорошие и плохие, но асфальт заканчивается сразу за Якутском. Вот эта дорога считается нормальной, местные спокойно ездят на УАЗиках по дорогам регионального значения примерно так, пять минут медитации:

 


Наш маршрут начался в Якутске — после 7-часового перелета из Москвы я поехал на микроавтобусе до реки Алдан в поселок Хандыга (на этой карте не обозначен, но это там, где «Алданский») и это заняло 12 часов. Из Хандыги мы тут же стартовали на местном УАЗике далее до Теплого ключа (где развилка) и вверх на север до поселка Тополиное (еще 14 часов). Там был местный праздник (о селе Тополиное я расскажу еще отдельно), и там наконец был отдых после дороги. Ну а затем мы уже неспешно и с остановками двинулись изучать развалины лагерей — снова вниз от Тополиного по той же трассе (а других нет), и на восток по Магаданской до самой границы с Оймяконским районом (правый край карты):

Местные ездят на УАЗиках. Я ехал на маршрутке из Якутска в Хандыгу — крупный райцентр на трассе М56 «Магадан». Маршрутка такого серьезного маршрута обычно представляет из себя неплохой японский микроавтобус на восемь пассажиров даже с кондиционером, место заказывается накануне, билет стоит 2500 рублей. Поездка Якутск-Хандыга летом занимает часов 12-14 — в зависимости от дождей, размывающих дорогу. Так выглядит федеральная трасса — здесь нет асфальта, зато много пыли:

Зимой можно доехать от Якутска до Хандыги часов за 6 — обледеневшая трасса удобнее и быстрее, а вместо паромов машины едут по льду. Летом машина дважды въезжает на паромы — переправа через Лену и через Алдан. Четыре месяца в году — время ледохода и ледостава — трасса не работает вообще: паромы не могут ходить, мостов нет, регион отрезан.

А вот это районная трасса на Тополиное. Летом здесь сотни ручьев и речек, и УАЗики невозмутимо въезжают в воду по самые фары.

Из кабины это выглядит так:

О том, что это не подмосковная тропинка грибника, а крупная транспортная артерия, нам иногда напоминают знаки и таблички километража, расставленные по обочине. Здесь чтобы не мелочиться, перечислили на одном предупреждающем щите сразу все характеристики дороги:

Местные водители спокойны — проехать можно, значит, дорога хорошая. И вскоре ты тоже начинаешь воспринимать дорогу как нормальную годную трассу. Потому что главные проблемы Якутии не в дорогах, а в мостах. Мосты в этом климате долго не живут. Сегодня мост, а завтра его смыло:

Почему так происходит? Внизу вечная мерзлота, копнуть на метр вглубь — и там лед. Зимой температуры ниже -50, опоры выдавливает, выкручивает и вырывает. Местность — сопки, горы. Весной разом пошла вода — с камнями, стволами — и всё, моста нет:

Конечно мосты строят, конечно делают специальные трубы для воды, но даже маленький ручеек способен снести все на своем пути, если ему что-то не понравится:

Или если трубы забились стволами и ветками:

По пути огромная коллекция старых деревянных мостов — в тех местах, где по каким-то причинам мост было проще продублировать рядом, чем восстанавливать. Все мосты в этих краях когда-то строились руками зэков.

А потом вода безжалостно сносила всё то, что строили люди:

Местные говорят, что по этому мосту ещё иногда ездят:

Может, и по этому тоже:

По пути в Тополиное есть только один хороший мост — это мост через реку Менкюле:

Река здоровенная, на УАЗике не проедешь, поэтому мост сделан добротно:

Чтобы опоры не снесли льдины и бревна, стоят специальные быки:

Сегодня мост через Менкюле стальной. Но когда-то он строился руками зэков. Деревянные остовы стоят до сих пор, это все было сделано вручную:

А вот это заброшенный мост около трассы Колыма:

Профессиональные мостостроители отмечают этот мост особенно: он считается уникальной конструкцией. Видимо, мост строили талантливые репрессированные инженеры, потому что здесь применены какие-то особые хитрости деревянного зодчества. Мост сейчас не работает — трасса проходит рядом. Но идет разговор с администрацией области, чтобы мост этот при очередном ремонте трассы не снесли, а оставили как памятник эпохи:

Хоть у республики Саха нет средств, но есть федеральные программы, и по крайней мере на трассе «Колыма» сейчас вовсю идет строительство:

Мосты сегодня строят на совесть и с размахом:

Обратите внимание, как делается насыпь. Бетон сюда особенно не привезешь, поэтому из стальной сетки и хорошо уложенных камней вяжутся блоки один за другим. Такую конструкцию не снесет и не размоет:

Скоро здесь тоже будет прекрасный новый мост:

Что любопытно: строительный подрядчик здесь — Москва.

 

Вот бы еще как-нибудь пролоббировать в Госдуме вместо закона о мате в интернете — закон о строительстве мостов через Лену и Алдан? Ведь давно пора, реально же транспортная нить республики Саха живет от зимы со льдом до лета с паромами.

Источник: lleo.me

Также в рубрике
Секреты жизни на Крайнем Севере
 0
Комментариев нет. Станьте первым!