USD: 56.3131
EUR: 61.5052

Одна абсолютно счастливая деревня

Как близкие Вячеслава Володина благоустраивают села, зарабатывают на майонезе и становятся святыми. Расследование Ивана Голунова

Одна абсолютно счастливая деревня

Родившийся в cаратовской деревне Вячеслав Володин сделал большую политическую карьеру в Москве. Сначала был одним из лидеров парламентской фракции «Единой России», потом работал в аппарате правительства, затем курировал внутреннюю политику в администрации президента (именно с Володиным принято связывать жесткую борьбу с оппозицией после протестов 2011–2012 годов), а теперь вернулся в Думу, где был избран спикером. Сопутствовал Володину и финансовый успех: в 2016-м в его предвыборной декларации фигурировали почти 540 миллионов рублей на счетах в российских банках. При этом, как обнаружил спецкор «Медузы» Иван Голунов, пока Володин двигался по карьерной лестнице, его саратовские друзья и земляки строили успешные бизнесы и получали госконтракты, женщина, которую в СМИ называют матерью Володина, вложила сотни миллионов рублей в благоустройство двух смоленских деревень, а родственников политика причислили к лику святых.

Каждая шестая деревня в России за последние 27 лет исчезла — и расположенные в Смоленской области села Мольгино и Городня тоже, казалось, ждала смерть. В советское время здесь жили полторы сотни человек, но потом закрыли сначала местный колхоз, потом школу, потом фельдшерский пункт — и к концу 2000-х в двух деревнях остались только 33 жителя. К тому времени они уже семь лет существовали в статусемалонаселенных — что обычно означает скорую ликвидацию. Вышедшая в областной газете «Рабочий путь» статья об упадке поселений Новодугинского района, к которому приписаны Городня и Мольгино, называлась «Все ниже и ниже».

Все изменилось в 2010 году. Дорогу, ведущую в деревни из райцентра, отремонтировали, превратив в гладкий хайвей. В деревни провели газ. В Городне зарегистрировалось сельскохозяйственное предприятие «Боброво» — и выкупило около двух тысяч гектаров земли, которые раньше использовались для животноводства, а теперь заросли кустарниками и деревьями. «Боброво» решило выращивать там зерновые — ячмень, пшеницу и горох — и немедленно развило бурную активность, закупив на полученный в Россельхозбанке кредит немецкие комбайны, американские тракторы, собственный бензовоз и даже дельтаплан, с помощью которого теперь обрабатывают посевы. Для хранения урожая построили зернохранилище, для удобрений — склад, для техники — станцию обслуживания.

Главная улица, соединяющая Мольгино и Городню

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Как рассказывал губернатор Смоленской области Алексей Островский, за первые два года инвестор вложил в хозяйство более 123 миллионов рублей. Земляные наделы «Боброво» постепенно увеличились почти в четыре раза. В 2014-м на территории был построен завод по фасовке круп, продукцию которого под брендом «Агростандарт» (горох, пшенка, гречка и так далее) начали закупать магазины и бюджетные учреждения в Смоленской и Тверской областях. За четыре года «Боброво» занялосреди всех агрохолдингов области второе место по объемам производства и четвертое по урожайности.

Единственный владелец и инвестор компании «Боброво» — 80-летняя Лидия Петровна Барабанова, которую в СМИ называли матерью Вячеслава Володина.

Медвежий угол

Сейчас Мольгино и Городня — они почти срослись между собой — напоминают благополучный европейский поселок. По обеим сторонам главной улицы на месте старых изб для работников «Боброво» построены почти четыре десятка коттеджей с газовым отоплением и канализацией и дворами, почти в каждом из которых стоит гараж на одну-две машины (многие — с подмосковными или тамбовскими номерами). Сотрудники хозяйства получают очень высокие по местным меркам зарплаты, зерно и овощи им выдают бесплатно, а после десяти лет работы на компанию они могут оформить дом в собственность.

Центр Мольгино — сельский парк «Вишневый сад» с лавочками, декоративными светильниками и дорожками, мощенными тротуарной плиткой. По периметру парка за последние два года построили детский сад, школу-интернат для одаренных детей, супермаркет с парикмахерской, медицинский центр с современной медицинской техникой, а также дом престарелых и церковь. Почти все — за деньги компании «Боброво». Ее чистая прибыль в 2015 году составляла 31,5 миллиона рублей (при выручке более чем в 112 миллионов) — при этом, судя по отчетности, объем инвестиций «Боброво» в смоленские деревни исчисляется сотнями миллионов.

Старожилы Мольгино не знают, почему хозяйство называется «Боброво». «Никогда здесь не было таких деревень и названий. Может быть, это потому, что в здешних местах на бобров хорошо охотиться. Ведь началось у них все с охотхозяйства», — рассказывает один из местных жителей.

Действительно, еще в июне 2008 года Лидия Барабанова зарегистрировала свою первую компанию в Смоленской области — некоммерческое партнерство «Лесоохотничье хозяйство „Городнянское“», которое возглавила Марина Жукова, дипломированная работница культпросвета, переехавшая в Новодугинский район из Казахстана. Уже в 2009-м Жукова стала руководить «Боброво», через год избралась депутатом районного собрания, а в 2013-м — депутатом Смоленской областной думы от «Единой России» (и за четыре года выступила с четырьмя законодательными инициативами).

В интервью «Смоленской газете» Жукова рассказывает историю «Боброво» лаконично: «Вначале предполагалось, что здесь будет просто охотничье хозяйство. Но инвестор решил создать еще и сельскохозяйственное предприятие». Разговаривать с корреспондентом «Медузы» Жукова не захотела; представитель Вячеслава Володина не стал комментировать информацию о том, что Лидия Барабанова является матерью политика.

Дорога, ведущая к территории агрохолдинга «Боброво

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Сейчас земельные наделы Лидии Барабановой составляют более 14 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель — и еще почти 70 тысяч гектаров на 49 лет сданы в аренду охотхозяйствам, принадлежащим пенсионерке. Часть лесов, находящихся в аренде, огорожена забором. На спутниковой карте видно, что неподалеку от центрального офиса хозяйства «Боброво», в стороне от деревни, находится благоустроенная территория с вертолетной площадкой, озером, баней и несколькими домами. Как убедились корреспонденты «Медузы», приехав на место, все подходы к участку в радиусе километра преграждает забор.

По данным «Коммерсанта», охота — любимое хобби Вячеслава Володина. В конце 1990-х годов тогдашний руководитель секретариата Володина Николай Панков учредил Европейский некоммерческий фонд помощи лесоохотничьим хозяйствам, который владеет обширными охотугодьями в Саратовской области. Перебравшись в Москву, Володин летал на сафари в Танзанию, где его добычей стал лев и «несколько экзотических зверушек помельче».

Неподалеку от Мольгино, на территории, полученной «Боброво» под строительство оздоровительного комплекса, находится еще одно поместье, на территории которого расположено несколько жилых домов и вертолетная площадка. Телеканал «Дождь» со ссылкой на местных жителей сообщает, что там часто останавливается Вячеслав Володин. Другие местные жители рассказали «Дождю», что в деревне Домашенка, расположенной неподалеку, находится дом, где часто бывает и вице-спикер Госдумы, секретарь генсовета партии «Единая Россия». В еще одном соседнем селе Степанково, по данным Росреестра, на берегу искусственного пруда стоит дом, принадлежащий Клавдии Найденовой, которая приходится тещей Николаю Панкову — депутату Госдумы и бывшему главе секретариата Вячеслава Володина.

Помимо ЛХ «Городнянское» в конце 2010 года Барабанова приобрела соседнее охотхозяйство «Заимка». Незадолго до этой сделки в Новодугинском районе была зарегистрирована компания «Мольно развитие», одним из учредителей которой выступила Татьяна Канунникова, занимающая пост вице-президента НПФ «Газфонд» (возглавляет его Юрий Шамалов). Источник в окружении Шамалова подтвердил «Медузе», что в 2010 году он рассматривал возможность покупки охотхозяйства в Смоленской области. Однако в итоге «Заимка», находящаяся в верховьях Днепра, досталась Барабановой, а «Мольно развитие» ликвидировали.

Администрация Смоленской области и другие чиновники хорошо относятся к успехам «Боброво». В 2013 году компания начала разводить маралов, закупив для этого 120 животных на Горном Алтае, — и сталаединственным получателем бюджетных средств запущенной вскоре губернатором Смоленской области программы господдержки мараловодства в регионе. На открытие каждого социального объекта, построенного «Боброво», приезжают Сергей Неверов и губернатор Смоленской области Алексей Островский. Местные жители объясняют частые визиты высокопоставленных гостей тем, что объекты инфраструктуры строятся на средства областного бюджета и партийных программ «Единой России», — однако, как выяснила «Медуза», государство потратилось только на возведение дома престарелых на 50 мест (на него было выделено 235 миллионов рублей).

Все последующие объекты в Мольгино и округе «Боброво» строило за собственные средства и передавало их в собственность государству. Помимо Мольгино, дома престарелых появились еще в двух селах Новодугинского района и в селе Дугино соседнего Сычевского района. Срок строительства каждого из них не превышал полугода. Из 13 домов престарелых, расположенных в Смоленской области, четыре были построены за последние три года — по инициативе «Боброво».

Также за деньги компании в Мольгино построили школу-интернат для 55 одаренных детей региона, возглавить которую пригласили бывшего директора лучшей гимназии белорусского облцентра Гродно Андрея Панцевича. На месте фельдшерского пункта в селе сначала планировалось открыть диагностический центр Московского медуниверситета имени Сеченова, ректором которого является студенческий знакомый Володина Петр Глыбочко. В открывшемсямедцентре, помимо экспресс-лаборатории, аптеки и комплекса УЗИ, есть полностью оборудованные немецкой техникой кабинеты, куда несколько раз в неделю приезжают врачи из Москвы и Смоленска.

Здание медицинского центра в Городне

Фото: Семен Кац для «Медузы»

Жемчужиной села местные жители считают восстановленный храм Преображения Господня, изначально сооруженный в 1820 году, — как рассказывают в Мольгино, сохранившиеся стены разобрали до основания и фактически построили новую церковь. В 2014 году на освящении храма, куда из московского Покровского монастыря передали частицу мощей Матроны Московской, присутствовали не только Островский и Неверов, но два руководителя секретариата Володина в разные годы — все тот же Панков и Антон Лопатин.

Позже Неверов вспоминал о том, как «познакомился» с регионом. «Как-то раз с товарищами приехали в Смоленскую область: они давно хотели обзавестись здесь хозяйством, искренне влюбившись в природу региона». В интервью «Медузе» Неверов пояснил: «Посещая Смоленскую область, я сразу для себя определил: нужно выбрать один из депреcсивных районов региона, взять над ним шефство, попробовав реализовать проект государственно-частного партнерства. Нам указали на Новодугинский район — там работали единичные предприятия, никакой промышленности не было, молодежь уезжала, очень много исчезнувших деревень, в то же время много деревень, где живут буквально один-два старика. Так и родилась идея помочь этому району, сделав его островком социальных проектов. Сейчас мы видим, как реально меняется жизнь в районе». Осенью 2016 года уроженец Кузбасса Неверов стал депутатом Госдумы, избравшись в парламент по одномандатному округу, в который входят Новодугинский, Сычевский и еще ряд районов Смоленской области, прилегающих к Московской области.

Основу развития большинства этих районов составляют бизнесы, связанные с высокопоставленными чиновниками. Так, первая асфальтовая дорога в Темкинском районе появилась благодаря бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву, у которого там дача (сейчас Улюкаев обвиняется в вымогательстве взятки в два миллиона долларов у компании «Роснефть»). В Вяземском районе находится охотхозяйство, принадлежащее семье главного онколога России Михаила Давыдова. В Новодугинском и Кардымовском районах расположены охотхозяйство и производство сыров «Козы и Ко», принадлежащие дочери бывшего губернатора Свердловской области, вице-президента «РЖД» Александра Мишарина и ее партнеру Юрию Игошину, основателю крупной екатеринбургской IT-компании «Микротест» (работает на подрядах «РЖД»). Неподалеку от Мольгино находится оленеводческое хозяйство, принадлежащее семье бывшего чиновника Центробанка России Кирилла Тихонкова. В 2015 году он даже стал депутатом местного райсобрания и был награжден званием почетного гражданина Новодугино, но широко известен стал из-за скандала с удержанием ребенка, который по решению суда должен жить с его бывшей женой. В конфликт пришлось вмешаться все тому же Неверову: он потребовал объяснить, на каких основаниях Тихонков получил почетное звание.

Неверов участвовал и в других локальных конфликтах: например, когда начальник полиции решил судиться с главой Новодугинского района, который отказался согласовать проведение митинга районной ячейки ЛДПР (дело закрыто «ввиду отсутствия в действиях главы района признаков правонарушения»). Неверов разбирался и с главой соседнего Сычевского района Евгением Орловым, который конфликтовалс местными активистами — они пожаловались на него Владимиру Путину, а Орлов через суд потребовал отправить президенту опровержение.

Глава Сычевского района Евгений Орлов (слева) и Сергей Неверов (справа) в Сычевке, 25 ноября 2016 года

Фото: Администрация муниципального образования «Сычевский район» Смоленской области

Есть интересы в Сычевском районе и у Лидии Барабановой: вскоре после выборов в Госдуму она зарегистрировала там еще одно сельхозпредприятие — «Мещерское», которое купило и взяло в аренду 5700 гектаров земли и, в частности, планирует открыть в Дугино большой зерносушильный комплекс. До тех пор основным работодателем в Сычевском районе была одна из крупнейших в России психиатрических больниц для преступников, которых суд признал невменяемыми.

Еще одно предприятие в Новодугинском районе Барабанова создала вместе с бывшим зампредом «Газпрома» Александром Рязановым — им будет свиноводческий комплекс на 50 тысяч голов стоимостью более миллиарда рублей (в марте 2017 года пенсионерка вышла из проекта). У Рязанова уже есть несколько свинокомплексов в Тамбовской области, а на родине своего отца на границе Тамбовской и Саратовской областей он разбил яблоневый сад. Любопытно, что возле домов в Мольгино и Городне припарковано много автомобилей с тамбовскими номерами, а осенью 2016 года на территории «Боброво» был высажен яблоневый сад на 60 гектаров, в который компания инвестировала 300 миллионов рублей.

«Боброво» продолжает расширять свои владения: в начале 2017 года хозяйство купило еще более 4000 гектаров сельхозземель, попутно восстанавливая памятники истории района. На освящении храма в селе Болшево, восстановленного на средства «Боброво», епископ Вяземский и Гагаринский Сергий лично поблагодарил председателя Госдумы Вячеслава Володина, заявив, что возрождение села происходит «благодаря ему и его сподвижникам и ближайшим помощникам». «Вячеслав Викторович оказывает помощь в создании многих объектов, но старается не рассказывать об этом публично», — прокомментировал участие спикера Госдумы в восстановлении храма источник в окружении Володина.

Карта Новодугинского и прилегающих к нему районов Смоленской области. Объекты, имеющие отношение к «Боброво» и близким Вячеслава Володина, отмечены зелеными флажками

Механизатор и «Букет»

Мать Вячеслава Володина Лидия Барабанова всю жизнь работала учительницей начальных классов — в частности, в рабочем поселке Алексеевка в Саратовской области, где у нее и родились дочь Татьяна и сын Вячеслав. Родной отец Володина Виктор, согласно официальной биографии, был капитаном речного флота. Как позже вспоминал Володин, отец умер от инфаркта, когда ему был 51 год. Воспитывал будущего спикера Госдумы отчим, фамилию которого — Барабанов — мать Володина взяла, когда снова вышла замуж, вернувшись в родное село Белогорное (до 1961 года оно называлось Самодуровка). Расположенное в 365 километрах от Саратова село, в котором сейчас живут около 600 человек, является одним из самых древних старообрядческих поселений в регионе. Одна из достопримечательностей этих мест — расположенное в нескольких десятках километров село Шаховское, где родился и вырос Михаил Суслов, в брежневское время отвечавший за идеологию в КПСС.

Учась в школе, Володин помогал матери проверять тетради учеников начальных классов. На летних каникулах после седьмого класса школьник устроился работать в местный совхоз «Боевик» штурвальным на комбайн; впоследствии — продолжил интересоваться техникой, поступив в Саратовский институт механизации сельского хозяйства. Там он стал председателем студенческого профкома и познакомился с первой женой Викторией, дочерью главы одного из саратовских райкомов и племянницей единоутробного брата Дмитрия Аяцкова (губернатор Саратовской области в 1996–2005 годах), а также подружился со своим будущим соратником Владиславом Буровым, который возглавлял профком Саратовского госуниверситета. Лидия Барабанова была прописана в одной квартире с Володиным в Саратове — а в 2006 году подарила Виктории Володиной и эту квартиру, и еще одну на Зоологической улице в Москве.

Кандидатская диссертация Володина, которую он защитил в 1989-м, была посвящена дозированной раздаче длинностебельных кормов жвачным животным; после ее защиты он продолжил работать доцентом в институте, совмещая это с профсоюзной деятельностью, а через год всерьез занялся политикой, избравшись депутатом Саратовского горсовета и возглавив там комиссию по делам молодежи. Еще через два года 28-летний Володин перешел в мэрию Саратова на должность управляющего делами — и летом 1993-го, когда в администрации города случился раскол, встал не на сторону мэра Юрия Китова, поддержавшего Верховный Совет в противостоянии с Борисом Ельциным, а на сторону его первого зама Аяцкова, который выступал за президента. В результате Володин был вынужден уйти со своего поста — однако уже в 1994-м стал вице-спикером областной думы, попав в нее по партийному списку «Российского союза офицеров запаса» (в армии Володин не служил). Именно Володин возглавлял избирательный штаб Аяцкова на губернаторских выборах в Саратове в 1996-м — и после победы был назначен первым вице-губернатором, в зону ответственности которого входила в том числе экономика региона.

Став высокопоставленным чиновником, Володин принялся благоустраивать родные места в Саратовской области примерно по той же схеме, по которой теперь развивается Мольгино. В Белогорном, где он родился, провели газ, построили дом престарелых, новый храм и интернат для детей, отремонтировали школу. В Алексеевке, где политик провел раннее детство, уже в середине 2000-х построили дом престарелых, больницу, школу-интернат для сирот, детский сад и храм в честь Иоанна Кронштадтского, вокруг которого впоследствии возник женский монастырь. «Вячеслав Викторович убежден, что помогать нужно маленьким и стареньким. Поэтому детские сады, школы и дома престарелых. Его заботливое отношение к пожилым даже отметила [председатель Московской Хельсинской группы] Людмила Алексеева, которую он однажды подвез со встречи из [резиденции президента] Ново-Огарево в центр Москвы», — объясняет собеседник в окружении Володина.

Вячеслав Володин (в тот момент — лидер фракции «Отечество — Вся Россия») на заседании Госдумы, 20 марта 2002 года

Фото: Владимир Федоренко / Sputnik / Scanpix / LETA

13 августа 2005 года, когда в храм в Белогорном приехал из Украины епископ Лонгин, Володин, как сообщал сайт Саратовской епархии, находился в церкви и молился за своих родственников — «священника Иакова Ивановича Логинова и диакона Филиппа Трофимовича Летова, последних священнослужителей самодуровского храма, погибших в ГУЛАГе».

Логинов и Летов впервые были арестованы и отправлены в лагеря в 1930 году, но вскоре их освободили, и они смогли вернуться на родину. В 1937-м Летов был повторно арестован за тайное проведение обряда крещения, а в декабре того же года задержали Логинова. Как рассказывает журнал Саратовской епархии, незадолго до ареста односельчане пытались выдвинуть кандидатуру Логинова на выборах депутатов Верховного Совета СССР — по округу, в котором баллотировался прокурор СССР Андрей Вышинский. По словам источника в окружении Володина, Логинов — прадед политика по материнской линии, а Летов — дальний родственник. Как выяснила «Медуза», в 2011 году Логинов стал местночтимым святым Саратовской епархии, а Филипп Летов решением Священного синода Русской православной церкви был причислен к лику святых новомучеников и исповедников.

Пока Володин делал политическую карьеру, его друзья по саратовским студенческим профкомам начали преуспевать в бизнесе. Владислав Буров вскоре после того, как Володин начал работать в мэрии, возглавилмуниципальное предприятие «Городской центр социальных инициатив», а в 1995-м стал соучредителем торговой компании «Букет» — как Буров вспоминал впоследствии, она оптом продавала еду и электроинструменты, а также производила жалюзи. Партнерами Бурова в бизнесе, по данным реестра администрации Саратова, стали его однокурсник Андрей Ампилогов — и предположительная мать Володина Лидия Барабанова. Для 55-летней учительницы это было не первым опытом в бизнесе: за год до того она стала совладелицей компании «Агрос-Эко ЛТД» — вместе с подчиненным Володина Николаем Панковым и его знакомым Валерием Пономаревым.

Публично Барабанова о своем бизнесе ничего не рассказывала. Единственное интервью, которое удалось обнаружить «Медузе», она дала в 2002 году саратовской газете «Земское обозрение» — и речь в нем шла исключительно о сыне. Саратовскую квартиру Барабановой (издание называло мать политика Лидией Володиной) автор описывал как «обыкновенную — с салфеточками на этажерках, со шкафом, забитым книгами, с картиной, изображающей хлебную буханку, с домашним печевом и уютно мурлыкающим чайником на плите». «Мой сын работает в Госдуме — ну и что? Со старушками у подъезда я такая же, как и все остальные, в автобусе, в трамвае, в магазине я ничем не отличаюсь от других — у меня нет ни льгот, ни привилегий, — говорила пенсионерка. — Моя единственная привилегия — переживать за своего сына». «Медузе» связаться с Барабановой не удалось.

Мать Володина Лидия Петровна с учениками — фотография из ее единственного интервью, данного саратовской газете «Земское обозрение» в 2002 году

Вскоре после назначения Володина вице-губернатором по экономике созданный Барабановой и Буровым «Букет» оказался одним из главных специалистов по реструктуризации промышленных предприятий региона. В 1997-м под контроль компании перешли Саратовская макаронная фабрика и жировой комбинат, через год — Саратовская кондитерская фабрика и ЗАО «Янтарное», владеющее шестью маслозаводами в Саратовской области; в 2002-м «Букет» получил в собственность контрольный пакет крупнейшего в России производителя троллейбусов — «Тролза» и приобрел Нижневолжский коммерческий банк.

По данным отчетности последнего, в 2004 году Лидия Барабанова владела четвертью саратовской кондитерской фабрики и 30% ЗАО «Янтарное». Тогда же выяснилось, что активами «Букета» владеет Вячеслав Володин, в тот момент уже бывший депутатом Госдумы, — так, ему принадлежало 26% Новосибирского жиркомбината и 30% Армавирского масложиркомбината. Об этом писали «Ведомости»; со ссылкой на члена совета директоров одной из входящих в «Букет» компаний издание также сообщало, что доля Володина в предприятиях «Букета» составляет 26–30%. 

Сейчас группа компаний «Букет» занимает второе место в России по объему производства подсолнечного масла, третье место на рынке маргарина и четвертое — на рынке майонеза, а также входит в топ-25 крупнейших землевладельцев России. Также «Букет» занимается девелопментом: компания строила жилье в Москве, Саратове, Новосибирске, а также апарт-отель в черногорской Будве.

Закон о статусе депутата Госдумы прямо запрещает парламентариям заниматься предпринимательской деятельностью и участвовать в управлении бизнесом. Вскоре после публикации «Ведомостей» президент «Букета» Буров подтвердил, что Володину принадлежат акции ряда предприятий. «У Володина имелись свободные средства, которые официально задекларированы. Он не принимает участия в управлении», — пояснял бизнесмен. Буров отметил, что Володин приобрел акции в 1999 году — «он тогда уехал из области, был на преподавательской работе и имел полное право заниматься бизнесом». Однако оба предприятия, в которых Володин владел пакетами акций, оказались под контролем «Букета» лишь в конце 2002 года, а в 1999–2001 годах Володин не фигурировал среди акционеров Новосибирского и Армавирского комбинатов. Согласно предвыборной декларации, доход политика за весь 1998 год составил 230 671 рубль, и счетов в банках он не имел.

Позже, в 2006-м, Володин рассказывал, что купил акции двух жировых комбинатов «несколько лет назад за 190 тысяч долларов (6 миллионов рублей)». Через некоторое время после публикации «Ведомостей» он продал их за 23,1 миллиона долларов (592,4 миллиона рублей). Подробности сделки стали известны только в 2016 году — когда представитель Володина, объясняя «Независимой газете» источник благосостояния первого замглавы администрации президента, упомянул о доходе от продажи акций. При этом на официальном сайте Вячеслава Володина отмечено, что в 2006 году он занимал 351-е место в рейтинге российских миллиардеров, составленном журналом «Финанс». Издание оценивало состояние политика в 2,7 миллиарда рублей.

Вскоре после того, как Володин продал акции, структура собственности «Букета» стала еще более запутанной — ключевые предприятия контролируют кипрские офшоры, а оставшиеся доли принадлежат Владиславу Бурову. Практически исчезла из списка акционеров предприятий и Лидия Барабанова. В 2010–2015 годах она владела контрольным пакетом в компании «Букет-НД», которая, согласнорезюме бывших сотрудников, сдавала в аренду принадлежащие «Букету» земли в Москве, Саратове и Новосибирске, а также готовила и проводила собрания акционеров холдинга «Солнечные продукты», объединившего масложировые комбинаты «Букета».

В декабре 2006 года Барабанова зарегистрировала компанию «Инвест-холдинг», объединившую ряд активов: коммерческую недвижимость в Саратове и Москве, 70% строительной компании, которая занималасьзастройкой жилого микрорайона «Московский» в Тамбове, и фирму «Городской транспорт». Последней, по данным ЕГРЮЛ, принадлежит 50% акций троллейбусного завода «Тролза», входящего в ГК «Букет», и компания «Тролза-маркет» (фактически — отдел продаж предприятия). В последние годы объем производства троллейбусов на заводе неуклонно снижался (с 314 машин в 2012 году до 57 в 2015-м) — однако, когда в мае 2015 года федеральное правительство ввело субсидии для регионов на закупку троллейбусов, а Государственная транспортно-лизинговая компания, которая обычно занималась самолетами и железнодорожными вагонами, объявила о программе лизинга электротранспорта, дела предприятия пошли в гору. В 2016-м было произведено в четыре раза больше машин, чем за год до того.

Также «Инвест-холдинг» владеет особняком на улице Советская в Саратове, где с 2001 года находится офис регионального отделения «Единой России». С декабря 2014-го там же по договору аренды с администрацией Саратовской области открыты приемные трех депутатов Госдумы — Ольги Баталиной, Николая Панкова и Василия Максимова. Со стороны «Инвест-холдинга» договор подписывал Сергей Душаев, который в тот момент возглавлял ГБУ «Административно-хозяйственное обслуживание» — а с 2015 года стал помощником все того же депутата Панкова и возглавил нескольких общественных фондов, зарегистрированных в Москве.

Фауст и здание на Бабаевской

В московском районе Сокольники, на тихой улице Бабаевская, стоит четырехэтажное офисное здание, в котором до декабря 2016 года был зарегистрирован «Инвест-холдинг» Лидии Барабановой. Одной частью здания владеет компания, принадлежащая матери бывшего депутата Госдумы Игоря Руденского, другой — его сын. Интересы семьи Руденских вообще часто пересекались с интересами семьи Вячеслава Володина — а со зданием на Бабаевской связано множество бизнесов, в которых они так или иначе принимали участие.

Семья Руденского долгое время контролировала целый ряд компаний в Пензенской области, от которой Руденский был избран депутатом в 1999 году: от хлебозаводов и агропредприятий до заводов по производству спирта и крупнейших универмагов Пензы. После того как Василий Бочкарев, дочь которого фигурировала среди акционеров одной из компаний Руденских, в 2015 году перестал быть пензенским губернатором, сын Руденского начал продавать семейные активы. Часть из них досталась Гамалю Замальдинову, который тогда же приобрел два торговых центра в Саратовской области — «Оранжевый» в столице региона и «Лазурный» в городе-спутнике Саратова Энгельсе.

Именно из-за «Лазурного» в 2010 году арестовали мэра Энгельса (и совладельца торгового центра) Михаила Лысенко — его обвинилив крупной взятке, бандитизме и организации заказного убийства. Долю Лысенко выкупила московская компания, принадлежащая пензенцу Олегу Монжосову, который также владеет еще несколькими компаниями, зарегистрированными в здании на Бабаевской.

Одна из компаний, к которой имел отношение Монжосов (ООО «УК „Траст-Актив“»), ранее принадлежала юристам Олегу Щеневу, у которого тоже есть офис в здании на Бабаевской, и Валентину Фаусту. Как стало известно из переписки Игоря Руденского, опубликованнойхакерами из «Шалтая-Болтая», Фауст консультировал Руденского и Сергея Неверова, когда двое единороссов подали иск против оппозиционера Алексея Навального — тот опубликовал расследованиеоб учрежденном ими дачном кооперативе «Сосны». Также Фауст является главой компании «Проектстройцентр», которая принадлежит 74-летней Валентине Руденской, матери депутата, и владеет частью офисного центра на Бабаевской — а вместе с Щеневым они по доверенности проводили сделки по приобретению земель в Смоленской области в интересах Лидии Барабановой.

Были у юристов и интересы в Саратовской области. Так, Щенев и Фауст входили в совет директоров Саратовского авиационного завода. В 2007 году началась процедура банкротства завода (именно в его цехах возникТЦ «Оранжевый») — но незадолго до этого он получил гарантии на достройку последних самолетов от «Маст-банка». Компании членов семьи Игоря Руденского были одними из владельцев банка, в нем находился расчетный счет кооператива «Сосны», а центральный офис «Маст-банка» располагался все в том же здании на Бабаевской — до июля 2015 года, когда Центробанк отозвал у него лицензию. Причиной отзыва стало нарушение законов, запрещающих банкам отмывать деньги, которые получены преступным путем.

Вскоре после этого в здании на Бабаевской открылся центральный офис банка «Союзный». Среди его владельцев — итальянский архитектор Ланфранко Чирилло, который делал проект так называемого дворца Путина в Геленджике, и Татьяна Кузнецова, по утверждению «Новой газеты» — жена бывшего полковника ФСО, представлявшего застройщика в ряде документов по «дворцу» (у Кузнецовой также есть совместный бизнес с супругой главы Управления делами президента Александра Колпакова). Еще один акционер банка — Анатолий Цветков, бывший топ-менеджер группы «1520», принадлежащей Алексею Крапивину (его «Новая газета» называет одним из выгодополучателей «молдавских схем» вывода капиталов из России).

Вместе с «Союзным» арендатором в офисном центре на Бабаевской стала принадлежащая кипрским офшорным компаниям «Проксима консалтинг». Гендиректор «Проксимы» также возглавляет совет директоров «Союзного», а трое из семи членов совета были сотрудниками компании. С августа 2010 года «Проксима консалтинг» владеет терминалом в порту Кавказ, через который осуществляется снабжение Крыма (в день, когда Владимир Путин подписал указ о присоединении региона к России, компания резко увеличила уставный капитал). Еще один совместный проект «Проксимы» и «Союзного» — Институт каспийского сотрудничества, который возглавляет политолог Сергей Михеев, известный резкими антизападными высказываниям в эфире федеральных телеканалов; в 2013 году организация получила президентский грант размером в пять миллионов рублей на проект «Каспий территория развития и безопасности».

Родитель, гражданин и фронт

В последние годы основным бизнес-партнером Лидии Барабановой стала 29-летняя Яна Полякина, которой до недавнего времени принадлежало 46% компании «Инвест-холдинг» (с апреля 2016-го долей владеет отец Полякиной, житель мордовского села Большое Игнатово). Бизнесом Полякина занимается давно. Когда уроженке Мордовии исполнился 21 год, она стала совладельцем Саратовского дома печати и издателем газеты «Версия в Саратове». В феврале 2011 года Полякина возглавила московскую компанию Барабановой «Гортранс», продававшую троллейбусы «Тролза», сменив на этом посту бывшего руководителя секретариата Вячеслава Володина Антона Лопатина. Тот, в свою очередь, перешел на работу в Центральную избирательную комиссию России, где отвечал за техническое оснащение избирательных участков.

В 2012 году, уже в Москве, Полякина учредила фонд содействия развитию гражданского общества «Я — гражданин». О деятельности этой организации известно немного: на ее сайте помимо логотипа размещена только ссылка на отчет о продолжении деятельности, отправленный в Минюст. Согласно документу, в 2015 году бюджет организации составил 9,3 миллиона рублей, из которых большая часть приходится на «расходы по исполнению контракта на оказание услуг заказчику». В том же году «Я — гражданин» получил в пользование от правительства Москвы четырехэтажный особняк в Старомонетном переулке, из окон которого открывается вид на Болотную площадь.

Здание в Старомонетном переулке, которое получил в свое пользование фонд «Я — гражданин»

Фото: Иван Голунов / «Медуза»

Летом 2016 года в здании в Старомонетном переулке стали массово регистрироваться общественные организации, ранее прописанные в Саратове, — Фонд молодежных программ, Фонд социального развития регионов, Фонд социальных программ и экологических проектов, Фонд поддержки профессиональной журналистики и другие. Директор первых двух фондов — Сергей Душаев, который подписывал госконтракты на аренду помещений в Саратове от имени «Инвест-холдинга». Соучредители обоих — партнер Лидии Барабановой по самому первому бизнесу Валерий Пономарев, завхоз Саратовской областной думы Евгений Чирков, депутат Госдумы Николай Панков и бывший заместитель Вячеслава Володина в аппарате правительства Иван Лобанов (теперь он работает ректором Московского университета культуры). 

Эти фонды также ведут не слишком заметную публичную деятельность. Так, Фонд социального развития регионов, согласно отчетности, один раз провел в Вольском районе Саратовской области конкурс на лучшего сельского учителя русского языка и литературы, а Фонд молодежных программ в 2015 году потратил 2,3 миллиона рублей на проведение студенческих КВН, поддержку молодежных организаций и конкурс сочинений, посвященных 70-летию Победы. «Медузе» не удалось найти официальные сайты ни одной из вышеперечисленных организаций.Охранник здания в Старомонетном переулке, где зарегистрированы «Я — гражданин» и другие фонды, сообщил корреспонденту «Медузы», что в нем располагается офис компании «Ост Медиа». 

«Ост Медиа» была основана в 2009 году как студия веб-дизайна — в частности, она делала сайты для все той же группы компаний «Букет», компании «Агростандарт», которая продает продукцию смоленского агрохолдинга «Боброво», проекта «За чистые выборы!» и депутатов Госдумы от «Единой России». Судя по резюме бывших сотрудников «Ост Медиа», она также занималась созданием контента для общественно-политических сайтов вроде Regnews.ru, «Ямэр.рф» и «Я — родитель». Один из самых известных проектов, который курировала «Ост Медиа», — сайт и онлайн-телеканал Russia.ru, ранее управлявшийся депутатом Госдумы от «Единой России» и медиаменеджером («Дни.ру» и «Взгляд.ру») Константином Рыковым. 

Основной доход «Ост Медиа» получает от госконтрактов: за три года компания выиграла несколько десятков тендеров на сумму более 245 миллионов рублей, причем вовсе не на создание сайтов. Так, одиниз их крупнейших заказчиков — Центральная избирательная комиссия РФ, для которой «Ост Медиа» разработала программное обеспечение для автоматизированного контроля над работой региональных избиркомов. Для другого заказчика — правительства Москвы — компания организовывала Фестиваль молодежи московских землячеств, а для Министерства культуры РФ проводила «обменные культурные сезоны» России и США.

Глава «Ост Медиа» — Руслан Осташко. Ранее он размещал в интернете объявления с предложением услуг тамады на свадьбах. В гору его профессиональная жизнь пошла в 2009 году, когда он вместе с 23-летней Полякиной зарегистрировал несколько компаний, впоследствии вошедших в холдинг «Ост Медиа». Также Осташко завел «Живой журнал» под именем PolitRussia, а впоследствии создал общественно-политический сайт PolitRussia.ru, на котором размещались материалы в поддержку курса Владимира Путина и против Алексея Навального и его сторонников. В 2016 году пытался выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Госдумы от Крыма — правда, безуспешно.

 

Сейчас большая часть сайтов, наполнением которых занималась «Ост Медиа», не работает. Сокращения сотрудников, занимавшихся контентом, начались в начале 2016 года, последние из них покинули компанию вскоре после выборов в Госдуму (об этом «Медузе» рассказали три бывших сотрудника «Ост Медиа»), в результате которых Вячеслав Володин переместился из администрации президента в парламент. За последние месяцы компания также не получала новых госконтрактов.

Руслан Осташко (на запрос «Медузы» он не ответил) также упоминается в переписке замначальника управления внутренней политики Администрации Президента РФ Тимура Прокопенко, опубликованной хакерской группировкой «Шалтай-Болтай» (некоторые участники переписки подтверждали ее подлинность). Например, Прокопенко, предположительно, получал по электронной почте отчеты организации «Я — гражданин» о создании постов в блогах и продвижении их в соцсетях. Кроме того, согласно опубликованному архиву, ежедневно Прокопенко присылали письма с заголовками «Мониторинг. Осташко» — дайджест материалов из СМИ и соцсетей, особенно тех, где упоминался Вячеслав Володин, — с предложениями по корректировке информационной повестки (в копии писем стоял адрес самого Осташко).

Также в «архиве Прокопенко» можно встретить СМС от абонента, которого он называет Артемом: предполагаемый замначальника управления внутренней политики администрации президента обсуждает с ним график встреч «начальника». В одной из СМС «Артем» сообщает свой имейл, который совпадает с почтой кандидата юридических наук Артема Балыхина — сына Григория Балыхина, депутата Госдумы и бывшего главы Федерального агентства по образованию. С 2009 года Балыхин-младший работал помощником Вячеслава Володина в аппарате правительства, а когда Володин перешел в администрацию президента, возглавил его аппарат там. 

В 2013 году Балыхин ушел из АП в Общероссийский народный фронт, где стал замглавы исполкома, курирующим работу с регионами (как писал «Коммерсант» в декабре 2016-го, теперь Балыхин может перейти на работу в думский аппарат Володина). Одновременно с назначением в ОНФ Артем Балыхин получил 3% компании Лидии Барабановой «Инвест-холдинг». Возглавляет «Инвест-холдинг» с того же момента супруга Балыхина Юлия.

Ранее доля Балыхина в «Инвест-холдинге» принадлежала пенсионерке Клавдии Найденовой — той самой, которая приходится тещей Николаю Панкову (об этом «Медузе» рассказали два человека, знакомые с семьей депутата) и владеет домом с искусственным прудом в деревне Степанково. Там же, неподалеку от Мольгино и владений Лидии Барабановой, есть участок и у самого Артема Балыхина.

Патрон Балыхина и Панкова Вячеслав Володин за 2016 год задекларировал доход в размере 62 с небольшим миллионов рублей — по словам его представителя, получен этот доход был от ценных бумаг и вкладов, основу которых составили деньги от продажи бизнеса. На официальном сайте Володина 1999 год отмечен биографической вехой: «Переехал в Москву и занялся бизнесом». Указ об отставке Володина с поста вице-губернатора Саратовской области подписан 17 марта 1999-го; в конце апреля он стал зампредом избирательного штаба движения «Отечество», а 19 декабря 1999-го был избран депутатом Госдумы.

На 1 июня 2016 года Володин хранил на счетах в Сбербанке и банке «Россия» почти 540 миллионов рублей. Чтобы заработать основу своего благосостояния, у Вячеслава Володина были девять месяцев и два дня — когда он не являлся госслужащим.

Источник: meduza.io

Также в рубрике

В небольшом городе Ртищево Саратовской области творческая молодежь снимает короткометражное документальное и художественное кино

 0
Комментариев нет. Станьте первым!