USD: 64.0144
EUR: 70.9023

Аршан – сезон несбывшихся надежд

Единственный источник доходов утекает на побережье Байкала, считают местные жители

Текст: Анна ПАВЛОВА
Фото: Николай БРИЛЬ

Аршан – сезон несбывшихся надежд

Здесь с сожалением, если не сказать больше, провожают уходящее лето. И дело не в излишней сентиментальности. Для Аршана этот сезон – сезон несбывшихся надежд. Посёлок, перенёсший стихийное бедствие, теперь переносит его последствия: поток туристов, которые раньше отдыхали в Тункинской долине, сократился. Единственный источник доходов утекает на побережье Байкала, считают местные жители. О том, как налаживается и как изменилась жизнь в Аршане, в репортаже «Сибирского энергетика».

Больше недели потратили строители «Мостотряда» на скважину под бетонную опору нового моста: скалистые породы плохо поддаются бурению

По байкальскому «серпантиновому» тракту до Култука, а далее сворачиваем налево, на дорогу, идущую в Монды. Так привычным для большинства иркутян маршрутом следуем мы в посёлок Аршан, находящийся на территории соседней Бурятии.

Конец августа, на удивление, к отдыху располагает – без дождей, серости и межсезонной тоски. Живописные пейзажи и ландшафт долины Иркута только дополняют впечатление – прямая линия горизонта изрезана горными вершинами и зелёным лесным массивом. О скорой осени напоминают лишь законченные сенокосы и грибники, которые спешат устроиться вдоль трассы с корзинами и ведрами, чтобы поделиться праздником урожая с заезжими туристами. 

«500 рублей» – такую цену назначают местные за праздник урожая – последние в этом сезоне грузди. Покусав локти, водитель не сдаётся, и мы двигаемся дальше – в Аршан, где тоже должен ждать туриста свой товар.

300 тысяч кубов селя вывезли из микрорайона

Лесопарковая зона санатория «Аршан» оказалась совсем не затронута стихией

Вопреки нашим ожиданиям, следы проявившей свой характер природы можно увидеть ещё на въезде в туристический Клондайк, не добираясь до центра посёлка. Лесопарковая зона местами заилена и замыта землёй так, что подлеска – молодых сосен, елей, кустарника и травы – просто нет. 

Зато, принесённая потоком, рассредоточилась меж деревьев буреломная масса. Асфальтированная дорога уже расчищена – некогда грязевая жидкая масса, препятствовавшая движению машин, сегодня безобидно покоится на обочинах высохшими кучками. Но в общем-то для новичка, оказавшегося впервые в этих местах, пейзаж может показаться первозданным и естественным. До тех пор, пока не доберёшься до жилого сектора – микрорайона, больше всего пострадавшего от схода селей, расположенного на окраине посёлка, на предгорной лесной территории.

Здесь между уцелевшими жилыми домами и тем, что осталось от частных построек, теперь протекает «каменная река». Словно официальное название, это выражение уже закрепилось и находится в обороте у местных. Каменная река спустилась с вершин в конце июня, разрушила полностью более 20 домов и задела соцобъекты – санатории, лицей, а теперь застыла в своём русле. Изменить его сегодня пытаются пострадавшие – расчистка территории до сих пор продолжается.

– День и ночь ведутся работы. Сколько вывезено грунта из санатория «Сагаан Дали», который оказался первым на пути селевого потока, даже не поддаётся учёту, – рассказывает заместитель главы посёлка Надежда Анчикова, которую мы встречаем чуть позже в местной администрации.

По некоторым данным, объёмы эти составляют более 300 тыс. кубометров. Однако даже при первом беглом взгляде на пострадавшие объекты понимаешь, что работы меньше не стало. 

Два года для восстановления

До санатория «Сагаан Дали» добираться приходится через каменные крепости – перепрыгивая с валуна на валун, которые теперь повсюду

До «Сагаан Дали» добираемся через каменные крепости пешком – перепрыгивая с валуна на валун, которые теперь повсюду. Они же буквально «прострелили» насквозь стены первого этажа санатория. Из зияющей пещерной темноты здания время от времени выезжает мини-техника, вывозит грунт, камни.

– Выключите диктофон и отдайте его мне, – неприветливый сторож уже с порога встречает корреспондентов как личных врагов.

Остальной персонал оказался внимательнее: люди, работающие на площадке, объясняют – начальство сегодня в Иркутске, и перед отъездом установки относительно визитов СМИ оно дало вполне конкретные. Сколько времени потребуется на восстановление, какие средства на работы уже затрачены и так далее – все эти вопросы становятся вдруг коммерческой тайной. В местной администрации не без сожаления разъясняют причину такого поведения руководства: хвастать пока нечем, ведь на восстановление санатория, который давал рабочие места и доходы для населения, потребуется где-то около двух лет.

Поодаль от «Сагаан Дали» расположились ещё два курортно-оздоровительных объекта – «Саяны» и детский санаторий «Эдельвейс», их не так потрепало каменной артиллерией, но грязевая жидкая масса завалила и здесь первые этажи. В итоге двери «Эдельвейса» сегодня тоже закрыты для посетителей. А там, где «родных» дверей после схода селя не оказалось, приставлены и чем-то подпёрты изнутри временные. Общая сумма средств, необходимых на ремонт двух эти санаториев, по подсчётам сотрудников, составляет 45 млн рублей. А упущенная выгода – до 100 млн. 

– Думаю, к следующему сезону «Эдельвейс» откроют. Пока же нужно заново пройти сертификацию, дополнительно обследовать здание, – поделился своим мнением во время телефонного разговора с «СЭ» поселковый глава Даша Дашеев.

Застать его на рабочем месте оказалось невозможно – мэр если не на пострадавших объектах, то в районе или республиканском центре на бесконечных встречах с МЧС, депутатами, министрами. Главный вопрос в повестке этих встреч – предстоящая зима для пострадавшего Аршана. Коммунальная инфраструктура в посёлке восстановлена. Так, очень быстро была возобновлена подача электричества и исправлен водопровод. Роспотребнадзор выдал заключение – вода в норме. Но как будет зимовать частный сектор, через который прошёл сель, – ответ на этот вопрос в администрации получить не удалось.

– Шесть семей, оставшихся без крова, сертификаты получили. Они могут купить жильё в Аршане или в другом населённом пункте. Остальным, скорее всего, сертификатов не дадут, – комментирует Даша Дашеев.

Жители побережья «каменной реки»

Кроме Кынгырги в Аршане теперь появилась и другая река – каменная

Не получили пока «основные» и денежную компенсацию. Увы, для некоторых сумма вообще может оказаться незначительной. Ведь в постоянно расширяющемся, строящемся микрорайоне, через который пронеслась каменная река, оказались те, кто свои дома приобрёл совсем недавно и оформить жильё ещё не успел.

– Государство поможет. Но восстановить имущество до вилки-иголки – такого не будет. Только первоочередная помощь и частичное возмещение ущерба, – комментирует замглавы администрации Надежда Анчикова. – Люди должны привыкать: надо страховаться. Но пока никто из нас этого не делает. 

Только единственная аршанская семья стала счастливым исключением. Четыре года подряд она выплачивала страховой взнос по 40 тыс. рублей. И вложения оказались ненапрасными. Люди уже получили полную компенсацию от страховой компании, поэтому от государственной помощи отказались, рассказывает Анчикова.

В жилом секторе, куда мы добираемся пешком (найти «тропки» для автомобиля в каменном лабиринте оказалось затруднительно), почти пусто. Пострадавшие, но уцелевшие дома где-то закрыты-заколочены, где-то просто заброшены. Раньше, до стихии, местные хлопотали по хозяйству, принимали туристов. Сегодня лишь кое-где на уцелевшем заборе встречается бессмысленное объявление: «Сдаю комнаты». 

Однако оптимизм прорастает и на этой густо удобренной каменными глыбами почве. Четверо молодых ребят занимаются «раскопками» на своём участке. Рядом тарахтит трактор, собирая в ковш обломки от гаражей, автомобилей, холодильников… Когда он затихает, молодёжь берёт временный тайм-аут и соглашается пообщаться с корреспондентами – без стенаний и жалоб, с надеждой на собственные силы.

– Зиму вы тут уже не встретите?

– Да, придётся вернуться в Кырен. Мы оттуда родом. Купили жильё на материнский капитал за два месяца до события, – рассказывает Сергей Серебренников, худощавый рыжий паренёк из тех, про которых тётушки и бабушки с одобрением отзываются – серьёзный.

Он единственный из своей семьи успел прописаться в новом доме. В итоге и первоочередную денежную помощь в размере 10 тыс. рублей, положенную на каждого члена семьи, получил только Сергей. О компенсации пока говорить вообще не приходится – Сергея почему-то не оказалось в списках тех, кому эта поддержка полагается. Часть дома у самих Серебренниковых – веранда – просто снесена, от забора совсем ничего не осталось, постройки также были завалены. Сколько из семейного бюджета потребуется на восстановление жилища, ребята решили вообще не считать: зачем расстраиваться? Между тем на расчистку соседнего с Серебренниковыми зелёного домика, спрятавшегося за двухметровой каменной преградой, хозяйка из своего кармана уже затратила 15 тыс. рублей.

Пострадала сильно во время стихии мать Сергея, единственная, находившаяся тогда дома. С переломанной ногой на вертолёте её доставили в Улан-Удэ на операцию. Добраться до дома за ней удалось сыновьям раньше пожарных и МЧС.

– На технике проехать невозможно. Пешком пройти страшно: вода, грязевая масса – всё сразу же затягивало, только наступи. Когда добрались, картина была страшная. В соседнем доме женщину кто-то из добрых людей вытаскивал из-под завала, где-то мальчик лежал без сознания. Машина, стоявшая в ограде, налетела на баню…

– Не страшно будет дальше здесь жить? Не ждёте селя вновь? В Интернете время появляются страшилки.

– Просто наводят панику. Такие бы деньги на расчистку территории не тратились, если бы существовала реальная угроза.

Танцующих девушек заменят бетонные опоры

Надежда Анчикова: «Государство поможет, но восстановить имущество до вилки-иголки – такого не будет»

Однозначный приговор вынесла стихия аршанскому лицею-интернату для одарённых детей, отпраздновавшему недавно 20-летие. Хлопоты о предстоящем учебном годе, об отопительном сезоне, об аттестации – всё это теперь для учебного заведения позади. Здания столовой и спального корпуса лицея разрушены; стоят сиротливо лишь три учебных корпуса, но и они вызвали серьёзные сомнения у экспертной комиссии, объявившей здания непригодными к эксплуатации. Итак, 18 августа стало исторической датой для лицея – его директор получил приказ о ликвидации учреждения. Теперь в школу исправно ходят лишь сами учителя. Отметиться, как признаются они. Что дальше ждёт большую часть педагогов и персонал (более 50 человек), предположить несложно. Многие уже говорят о необходимости собирать документы и вставать на учёт в центре занятости.

– Жалко наших детей: их интересы никто не учёл. Но это ведь не простые, а одарённые ученики. 100% из них поступали в вузы Иркутска, Улан-Удэ, Новосибирска, Москвы. Сейчас их распределили по обычным школам, где нет углублённой профильной программы обучения, – рассказывает учитель русского языка и литературы Валентина Базыровна Сыдеева. 

Новым Аршан стал и в центральной части, на берегу Кынгырги, которая тоже разбушевалась в тот день.

– Но это Кынгырга ещё только поиграла. Всё страшнее могло быть, – замечает местная жительница, видевшая паводок.

И действительно, главной жертвой горной реки стал только мост, который украшали фигуры танцующих женщин в национальных костюмах. Место это по-прежнему популярно среди туристов – любопытство непременно гонит их посмотреть, что же стало с одной из достопримечательностей посёлка. Культовым было оно и в день аршанского бедствия, вспоминают с горечью местные.

– Мост унесло, здание старой пекарни разваливается, берега рушатся прямо в воду. А народу зрелища не хватает – стоят, фотографируют. И лица – довольные…

Сегодня соединяет два берега Кынгырги временное сооружение, но уже без всякого эстетического обременения. Таким же будет, судя по всему, и строящийся мост. Через перевёрнутые, разрушенные берега Кынгырги мы добираемся до стройки. Тяжёлая техника «прогуливалась» прямо по реке, расчищая русло от принесённых с гор камней и грунта, а также от обломков построек, сметённых водой. Всё это в качестве стройматериала используется теперь для формирования береговой зоны. В районе старой пекарни, тоже разрушенной наполовину, берег уже утрамбован гусеничным трактором. К следующей весне земля опять начнёт зарастать травой. 

Строительная бригада «Мостоотряда-34» заступила на свой пост уже около недели назад, начались работы с бурения скважин под сваи для бетонных опор. Здесь же на берегу идёт и сварка арматурной конструкции. Мостоотрядовцы бодры, полны оптимизма и, как профессионалы, критикуют мнимую красоту прежнего мостового перехода, обошедшуюся бюджету в 60 млн рублей:

– Да его просто бросили с одного берега на другой! Понятно, почему унесло. Зато новый будет на двух опорах, для которых надо пробурить 15 скважин.

Но в этом-то и заключается пока основная проблема. Скалистые породы плохо поддаются бурению.

– Неделя прошла. Мы всё ещё над первой скважиной работаем. Труба не идёт, скребут воронки. Всё не так быстро получается, – делятся строители.

Ввести в эксплуатацию объект, как объяснили «СЭ» в администрации, планируется к июлю 2015 года.

Угрозы нет, но первобытный страх остался

На берегу идёт и сварка арматурной конструкции для нового моста через Кынгыргу

На лето 2015-го теперь возлагают основные надежды и местные жители. Нынешний сезон для всех оказался провальным. Даже для тех аршанцев, которые живут далеко от микрорайона, разбитого грязекаменным потоком, и которые о буйстве стихии в собственном посёлке узнали лишь из телевизионного выпуска новостей. Ведь туристов принимает у себя весь населённый пункт – это основной вид деятельности в заповедном Аршане, лишённом возможности открывать какое-либо производство. 

– Наверное, процентов пять от прежнего объёма туристов приняли мы в этом году, – рассказывает замглавы администрации. – А население подавлено. Все набрали кредитов, постро-или гостевые домики, приобрели необходимое имущество. Хотели получить хоть какие-то доходы, а туристы не едут…

Подавленное, не иначе, настроение и у тех, кто занимается торговлей. Кожаные сумочки с монгольскими орнаментами, пояса, шерстяные вязаные кофты, носки, сувениры – всё «мёртвым грузом» лежит не только на прилавках некогда оживлённого аршанского базара, растянувшегося вдоль Кынгырги, но и в умах самих продавцов.

За прилавком женщина лет 40 склонила голову на руки, без надежды и эмоций смотрит на прохожих. Справа от неё – пустой деревянный ларёк: соседка не вышла на работу. Слева – то же самое.

– Да мне не хочется об этом говорить. Не хочется вспоминать, – уклончиво, но без агрессии отвечает она на вопросы.

Даже конец лета – жаркий, как никогда, август – не стал приманкой для перепуганных, суеверных туристов. В Аршане поговаривают о происках конкурентов с южного побережья Байкала – они-де запускают информацию, что возможен очередной сход селя. Но учёные из иркутских институтов и специалисты из МЧС угрозы не видят: накопленная критическая масса сошла, а повторяется такое явление редко – раз в 20–25 лет.

Развеять страх пытаются и в администрации, где прекрасно понимают, что без туристов жизнь в Аршане прежней не будет: «По всему посёлку мы развесили радиоусилители для экстренного оповещения населения. И даже купили генератор на случай, если останемся без электричества».

Последний, главный козырь Арашана в борьбе за туриста – лечебные минеральные воды.

– А ведь она стала вкуснее, как будто совсем газированная. Как в старые времена, – болтают между собой проходящие по парку женщины, обсуждая качество самого главного аршанского дара природы.

Возможно, именно этот козырь удастся удачно «разыграть» в предстоящей партии во время сезона-2015. 

Источник: vsp.ru

 

Также в рубрике
Роль смартфонов в организации отпуска
 
 0

На время Игр российские власти установили планку стоимости номеров в сочинских гостиницах — чтобы отельеры не взвинтили цены

 0