USD: 63.5788
EUR: 70.3881

В одном строю с европейцами и африканцами

В своем очередном фотопутешествии в черно-белое прошлое журналист не скупится на краски, описывая яркие встречи с детьми со всего мира в главном пионерском лагере Советского Союза – «Артек»

Текст: Владимир Машатин
В одном строю с европейцами и африканцами

«Новые Известия» продолжают публикацию субъективного взгляда фоторепортеров газеты на «Объективную историю» нашей страны и мира. В своем очередном фотопутешествии в черно-белое прошлое Владимир МАШАТИН не скупится на краски, описывая яркие встречи с детьми со всего мира на международных сменах главного пионерского лагеря Советского Союза – «Артека». Этой весной легендарный лагерь вошел вместе с Крымом в Россию, и уже на прошлой неделе Владимир Путин поддержал идею создать на базе пионерского «Артека» президентский международный детский центр. Чуть ранее сообщалось, что на развитие «Артека», которому в будущем году исполнится 90 лет, правительство РФ выделило 895 млн. рублей. Но только вряд ли этот «Артек» будет тем «Артеком», каким его запомнил наш фоторепортер, побывавший в знаменитом лагере... 22 раза!

Детский лагерь-санаторий Общества Красного Креста РСФСР «Артек» получил международный статус уже через год после своего открытия. Клара Цеткин, посетившая Крым и третью смену нового пионерского лагеря в августе 1925 года, не ограничилась авторством идеи празднования Международного женского дня 8 марта, а призвала молодежные коммунистические организации всех стран направлять своих юных членов в Советский Союз – на отдых и политическую учебу в «Артек». Так родилась идея ежегодных артековских международных смен, которые почти 90 лет неизменно собирали детей со всего мира в июле-августе на Южном берегу Крыма.
 

Первая интернациональная смена «Артека» официально состоялась в 1926 году, когда в Крым прибыли три юных пионера-спартаковца из Германии. В конце 20-х годов в лагере уже отдыхали дети и взрослые из Франции, Голландии, Дании, Германии и США. Несмотря на то что лагерь уже тогда считался международным, в августе «Артек» принимал лишь 100–150 юных иностранцев. Главный детский лагерь страны живо откликался на предвоенные события в мире. Например, летом и осенью 1937 года в «Артеке» учились и отдыхали почти все спасенные испанские дети. Международная помощь и дружба стали популярными в лагере, а все артековцы – отечественные и из других стран – поголовно участвовали то в «Интернациональных конгрессах», то в «Слетах пролетарских ребят». Научить детей из разных концов света, которые обязательно станут взрослыми, жить в мире, согласии и взаимном уважении – в этом виделась уже тогда историческая миссия «Артека».

С первых лет своей истории «Артек» стал своеобразной витриной заботы партии-правительства о «единственно привилегированном классе» в СССР – советских детях. До самого крушения СССР лагерь оставался одним из столпов советской идеологической машины. Создавалось впечатление, что артековцы то и делали, что били в барабаны, трубили в горны и маршировали «по ленинскому пути» с пионерским салютом. Но проведение международных смен, даже раз в году, требовало совсем другого педагогического, политического и идеологического подхода к детям-иностранцам. Зарубежные артековцы не принимали жесткую советскую систему управления детским коллективом. Они были продуктом воспитания другой культуры, более мягкой и демократичной, где запреты и ограничения не практиковались так, как в СССР.
 

Артековские вожатые называли международные смены «престижными». К иностранцам в Советском Союзе всегда было более уважительное отношение, чем к отечественным гражданам. В артековскую «престижную» смену питание становилось намного лучше, мероприятия – разнообразнее, появлялись в лагере даже охрана и строгая пропускная система. Смотр песни и строя, обязательный для всех пионерских лагерей Советского Союза, а также подготовка к нему в течение всей смены заменялись межотрядным артековским конкурсом бального танца. Иностранцы очень любили танцевать, а тоталитарное чувство локтя в строю они с удовольствием заменили ощущением бедра партнера.

Проработав фоторепортером в газете «Пионерская правда» восемь лет, я побывал в «Артеке» 22 раза! Помню свою первую международную смену августа 1979 года, когда на детский фестиваль «За счастливое детство в мирном мире» прибыл генсек Леонид Ильич Брежнев и 73 иностранные делегации. Шума и суеты было много, но в памяти и на черно-белой пленке остались белокурая девочка из Саратова и ее «угольные» сверстницы из Нигерии. Они были так поражены видом друг друга, что африканские девчушки каждое утро стояли в отрядной очереди на плетение кос русской красавицы, а саратовская школьница через неделю демонстрировала скоростное изготовление десятков косичек на головах своих новых подружек.
 

На этой «престижной» смене я впервые услышал пионерские байки и легенды про иностранцев в «Артеке». Если верить им, то французские школьники постоянно отказывались от обеда, если им не наливали красного вина, итальянцы неизменно боролись с артековской формой, а ребята из Африки, как любители экзотической пищи, всегда закармливались лимонами в первый день смены.

В международную смену в «Артеке» на морских пляжах, костровых площадках и стадионе лагеря пересекались дети из таких стран, которые вообще не имели между собой дипломатических отношений. Хотя представителей таких государств не селили вместе и не ставили выступать в одном концерте, частенько юные американцы и северокорейские школьники, палестинцы и израильтяне каким-то образом оказывались вместе и увлеченно слушали героические рассказы своих сверстников – сандинистов-партизан из Никарагуа, боровшихся с династией Сомоса. Белые и черные, желтые и загорелые – дети всех расцветок целой дружиной, человек 300, ходили в поход на вершину Аю-Дага. Наверху Медведь-горы вожатые устраивали им целое светопреставление: иностранцев из кустов за ноги хватали нимфы, из дупла выскакивал бородатый старичок Абсолют.
 

Юные борцы за мир до вечера горланили артековские песни, пекли на костре картошку, а каждый покоритель вершины получал на щеку большую букву «А» – печать сырой картофелиной. Главная цель похода заключалась в переносе на пузе камешков желаний разных размеров от подножия горы до ее вершины, к «Пирамиде желаний». Желание исполнялось сразу, поэтому члены детских коммунистических и социалистических организаций загадывали, чтобы был мир во всем мире, чтобы не дали взорваться нейтронной бомбе и чтобы в Америке не обижали негров. Но всегда в дружине находился один мальчиш-плохиш, который загадывал, чтобы сегодня ни одно желание не сбылось – просто ради эксперимента. Все равно такой поход дарил детям впечатлений и восторгов немерено!

Самые опытные и находчивые артековцы в начале международной смены записывались в участники бутылочной Почты мира. Это мероприятие всегда гарантировало бутылочным почтальонам 2–3 морские прогулки на теплоходе в далекие нейтральные воды Черного моря. Хотя над миром уже и висели спутники связи, наивная затея с древнейшей морской почтой всегда возбуждала артековцев. Каждому подростку было приятно думать, что где-то в морских волнах плывет ЕГО бутылка с ЕГО письмом!

День мира в «Артеке» всегда начинался с торжественных линеек и подъема голубых знамен мира. От причала лагеря «Морского» отходили один за другим катера и теплоходы с Почтой мира. Представители зарубежных делегаций и юные борцы за мир радостно метали в морскую пучину десятки разрисованных бутылок из-под «Крымского шампанского» с закупоренными в них письмами-обращениями к детям всех континентов. Как ни странно, но многочисленные пионерские салюты, речовки, смотры, рапорты, равнения и маршировки не раздражали иностранных школьников. Им, за редким исключением, нравилась и артековская форма, и обязательные красные галстуки, и строгий распорядок дня, и громкие приветствия при встрече: «Всем-всем добрый день!»
 

Я думаю, что «Артек» после 60-х годов никогда не был, особенно в международные смены, оплотом коммунистической идеологии, скорее андеграундом на грани диссидентства. Эта была, наверное, единственная в СССР территория педагогической оппозиции и детской свободы. Эта свобода приветствовалась и принималась всеми гостями лагеря – и официальными членами международных детских организаций, и каждым ребенком-иностранцем, покидавшим «Артек» в слезах и рыданиях по утраченному счастью. Сам видел!

Саманта Смит в июле 1983 года открыла «Артек» американцам. 11-летняя девочка-Колумб стала Послом мира, основателем детской дипломатии и одним из символов Америки. В июле 1988 года участниками международной смены стали 100(!) американских школьников из 20 штатов, победивших в конкурсе «Почему я хочу поехать в «Артек». Советско-американская встреча детей прошла на высшем уровне! Опять были сплошные танцы. К чувству бедра партнера американцы добавили чувство носа соседа по хороводу. Каждое танцевальное «па» завершалось хватанием ближайшего пионерского носика. Было опять очень весело!

Выучат ли снова дети и внуки тех американских школьников артековскую речовку на русском языке?

Над морем ночь спускается,
«Артеку» спать пора.
Спокойной ночи, Родина, До светлого утра!

Говорят, что не стоит возвращаться туда, где тебе было особенно хорошо...

Источник: newizv.ru

Также в рубрике

Россия вошла в тройку самых читающих стран мира: 59% россиян заявили, что хотя бы раз в неделю обращаются к книге

 0

Так сказать, вдали от стадионов

 0