USD: 62.5544
EUR: 69.8608

Дорога недорого

К чему нужно готовится к путешествию на автомобиле в Крым

Дорога недорого

После присоединения Крыма к России сразу пошли противоречивые слухи. Что туристический сезон-2014 будет провален. Или, наоборот, что всех бюджетников в РФ отправят отдыхать в Крым, в связи с чем авиакомпаниям предписано обеспечить дешевые билеты в Симферополь. Корреспонденты "Денег" Владимир Сидоров и Виктор Коротаев решили поехать в Крым на автомобиле.

Дорога недорого

Замысел был в том, чтобы добраться до Крыма через российскую территорию. По воздуху дороговато: хотя на субботу, 7 июня, на сайтах авиакомпаний выпадали предложения по 3,5 тыс. руб. в один конец, но на воскресенье, 8 июня, цена билета стартовала уже с отметки 12 тыс. руб. На поезде (традиционно основной путь для россиян в Крым) ехать казалось рискованным — дорога через воюющую территорию, да еще слухи ходили, что граница с Украиной перекрыта. Автопробег в Крым через паромную переправу выглядел беспроигрышным вариантом для российских туристов.

От Москвы до Алушты — полторы тысячи километров. Это расстояние теоретически можно пройти за сутки, но задачу расшибиться в лепешку никто не ставил. Гораздо приятнее прокатиться в свое удовольствие, не замахиваясь на рекорды и останавливаясь там, где понравится. Тем не менее выезжать следует как можно раньше, не позже семи утра, иначе можно убить полдня только на то, чтобы выбраться из Москвы.

К счастью, уже в начале девятого мы с напарником, фотокорреспондентом Виктором Коротаевым, были на трассе М4 "Дон". Сразу о дорожном покрытии: на всем протяжении оно очень качественное, что неудивительно для платной дороги. Фур очень мало, дальнобойщики вообще стараются избегать платных трасс. Не знаю, в какую сумму им обходится путь по М4, но им он, похоже, невыгоден. Для нас же, автолюбителей, проезд обошелся в сущие копейки — не более 300 руб. в общей сложности (где-то платили 50 руб., где-то 80, где-то 100). Легковых машин тоже было совсем немного. Иногда даже накатывало легкое ощущение одиночества.

Другая особенность — почти полное отсутствие придорожной торговли, а также точек общепита. Понятно, что в Тульской области вам не избежать встреч с тульскими пряниками. Палатки с этой продукцией сконцентрированы на довольно коротком участке на подступах к Туле, и создалось впечатление, что у большинства из них общие хозяева. Продавщицы фотографироваться стесняются и для порядка тут же связываются с владельцами точки: можно ли фотографировать пряники? Чуть ли не паспорта проверяли. Сами пряники относительно дешевые — в среднем от 50 до 250 руб. в зависимости от размера.

Вообще, сразу после МКАД резко меняются представления о ценах на все. Кроме бензина. Всю дорогу по России ценник варьируется от 32,2 до 34,8 руб. за литр Аи-95 — чем ближе к областному центру, тем топливо дороже. Ну и надбавка за бренд: на лукойловских заправках (их особенно много на этом направлении) цена максимальная, у местных брендов — минимальная. К слову, самые высокие цены на бензин ожидали нас в Крыму — по словам жителей полуострова, еще месяц назад литр 95-го стоил 45-50 руб., сейчас он сильно дешевле — около 38 руб.

Еще один всплеск придорожной торговли наблюдался в начале Ростовской области — на протяжении почти сотни километров торгуют медовухой. А также набором бакалеи: кофе, чаем, сгущенкой, сахаром, солью, крупой, макаронами. Этот ассортимент явно рассчитан на забывчивых туристов-дикарей, неожиданно для себя самих сорвавшихся с места в карьер в отпуск и не захвативших с собой ничего, кроме водки.

Ожидать клиентов под палящим солнцем на обочине — одно из главных занятий жителей морских курортов

Ожидать клиентов под палящим солнцем на обочине — одно из главных занятий жителей морских курортов

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Теперь об опасностях и приключениях. Естественно, еще перед поездкой мы готовились к неожиданностям. Но их было совсем мало. В Тульской области встретили первых потерпевших — на обочине стояли три битые машины, хозяин одной из них, "Москвича-2141", уже отвинчивал головку блока цилиндров. По его рассказу, утром прошел дождь, дорога была скользкой, и, когда "Москвич" подрезала фура, его при торможении развернуло и швырнуло на отбойник. Покувыркавшись по шоссе, "Москвич" собрал еще две машины, и теперь они все вместе отдыхают на обочине. А фура благополучно уехала.

"А почему не вызовете сервис?" — спрашиваем. Водитель отвечает: вызвать техников из Москвы — 15 тыс. руб., из Тулы — 4,5 тыс., на три машины — те же 15 тыс. Да и зачем, когда свои руки есть.

Через 100 км — новые пострадавшие. Закипел "Опель", вторая машина стоит на обочине за компанию, девочка лет пяти веселится и играет с взрослыми в прятки и догонялки, а две семьи философски смотрят на дымящийся двигатель и понимают, что планы отдыха пошли коту под хвост. Но, как и в прошлом случае, никто не унывает, настроение бодрое.

Чем дальше на юг, тем народ добродушнее. Все чаще голосуют желающие прокатиться автостопом. Рюкзак, котелок, свернутая "пенка" для пляжа, немного денег в кармане — вот все, что требуется дикарю для непритязательного отдыха (особенно если найдется отзывчивый водитель-попутчик). Но эта идиллия все же обманчива — попадаются и мошенники.

В Воронежской области нас в первый раз остановил местный Остап Бендер. На суженном участке, где пришлось сбавить скорость, к нам под колеса бросился молодой человек со сложенными у груди ладонями — умолял остановиться. Мы остановились, опустили стекло, и он продекламировал на ломаном русском: "Я гражданин Турции, у меня украли все вещи и документы, пожалуйста, подвезите меня до полиции". Мы все поняли и дали по газам. Потом эти "турецкоподданные" попадались через каждые пять—десять километров. Остерегайтесь этих "пострадавших" — известная схема: пока один пытается разжалобить путников трагическим рассказом, его сообщник крадет ценные вещи с заднего сиденья.

Чтобы преодолеть 5 км водной глади на пароме, путешественникам приходится выстаивать многочасовые очереди

Чтобы преодолеть 5 км водной глади на пароме, путешественникам приходится выстаивать многочасовые очереди

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Подглядеть войну

Проехав более 900 километров, мы оказались в окрестностях города Донецк Ростовской области (не путать с украинским Донецком, где была провозглашена народная республика). Мы знали, что здесь есть пограничный переход Донецк—Изварино, а в самом Донецке развернут палаточный городок для беженцев с Украины. Накануне нашего отъезда самолеты украинских ВВС бомбили Луганск, там погибло восемь человек, и российские СМИ сообщали о тысячах беженцев и гуманитарной катастрофе. Решили заехать по дороге, чтобы увидеть все своими глазами.

На пункте пропуска было несколько таксистов и пожилая женщина из Луганска, которую встречала дочь. Женщина отказалась представиться, с раздражением сообщила, что ее чуть ли не силком привез сюда зять, а так она спокойно отсиделась бы у себя в квартире.

Мы вернулись в Донецк к палаточному городку. Это оказался не лагерь беженцев, а лишь четыре обширных тента, где прибывающим из Украины оказывают первую помощь — выдают бутылки с водой, одеяла, медикаменты. На тот момент (около 23:00) у палаточного городка отдыхало три семьи. Российские сотрудники возле палаток (все в штатском, и похоже, что это было не МЧС, а сотрудники местной администрации) объяснили, что сегодня через границу на российскую территорию прибыло 42 человека, вчера — примерно столько же. Основной поток идет с утра (правда, на следующее утро через переход прошла всего одна дама). Едут в основном те, кому есть где остановиться в России,— у многих имеются родственники, в том числе живущие недалеко от границы. Поэтому палаточный городок — это скорее просто перевалочный пункт. Впрочем, таксисты на пропускном пункте рассказывали, что пару дней беженцы валили толпами (видимо, сразу после бомбежки).

Для владельцев легковых машин проезд по платной трассе М4 обходится совсем недорого

Для владельцев легковых машин проезд по платной трассе М4 обходится совсем недорого

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Когда мы разговаривали, где-то близко на украинской стороне ударили очередями "калашниковы" (узнаваемый сухой треск). Перестрелка длилась довольно долго, минут двадцать, если не больше. Под этот аккомпанемент побеседовали и с украинскими гостями. Те поначалу были не очень разговорчивы, но вскоре прорвало. К примеру, 46-летняя Ольга, мама десятилетней девочки, сказала, что ситуация с защитой русскоязычных и вообще русского языка на Украине сильно искажена СМИ, политизирована. Так или иначе, жителей востока Украины оскорбило отношение новых киевских властей ("хунты"), которые заранее объявили русскоязычное население Донецка и Луганска террористами. "А сейчас, после этих бомбежек, пройдена точка невозврата,— говорит Ольга.— Мы понимаем, что Путин не возьмет нас в Россию. Но и с этими властями мы общего языка уже не найдем, будем добиваться каких-то форм независимости". Ее товарищи по несчастью оценили происходящее как трагедию, когда приходится бросать свои квартиры и начинать жизнь с нуля. Отношение к жителям запада Украины спокойное: "Это как в коммунальной квартире: есть люди, которые тебе не очень приятны, но не до состояния ненависти. Но кому-то очень выгодно разжечь именно ненависть". Наши собеседники также описали, как происходили захваты украинской бронетехники. Идет колонна, навстречу выходят бабушки: "Вы что, нас террористами считаете? В нас стрелять будете?" Солдатики отвечают: "Да не, бабуль, ну ты шо?" Тогда их стаскивают с техники, дают сметаны, хлеба, молока и говорят: "Мальчики, идите отсюда по домам".

Вообще, граждане Украины сильно напоминают соседей — жителей юга России: такие же добродушные, приветливые и гостеприимные. Но идиллию подпортили боевые действия, когда украинская армия попыталась заблокировать границу с Россией, а повстанцы попытались ее разблокировать. Некоторые пограничные переходы пострадали (в том числе Изварино) и временно прекратили работу, несколько украинских пограничников были вынуждены укрыться на российской территории.

Из-за неразвитости инфраструктуры автопутешественникам нужно рассчитывать в основном на свои силы

Из-за неразвитости инфраструктуры автопутешественникам нужно рассчитывать в основном на свои силы

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Бросок через пролив

Ночуем на трассе возле ростовского Донецка в мотеле "Фараон". Номер стоит 2200 руб. за ночь. Плотный ужин в ресторане — рублей пятьсот. Водка в магазине вдвое дешевле, чем в Москве. В ресторане, как ни странно,— втрое. Наутро отправляемся в путь.

Дорога превосходная. Только возле Ростова-на-Дону собрался затор — на мосту через Дон ведутся работы, и скорость движения черепашья. Это единственное затруднение на всем пути, и оно отняло у нас максимум полчаса.

Останавливаемся в Краснодаре, хотя могли бы к вечеру доехать до паромной переправы в порту Кавказ. Но на переправе, по нашим данным, огромная очередь из легковых машин, и лучше туда подъезжать с утра. Мотель на окраине Краснодара стоит 1900 руб. за ночь, обед в ресторане еще дешевле, чем под Ростовом. Вообще, чем дальше на юг, тем цены ниже.

В Краснодарском крае мы впервые увидели полицейских. До этого гаишники не попадались вовсе. Но и здесь никто зря не останавливает. Дорога по-прежнему отличная. Печально, только в Краснодарском крае мы увидели возделанные поля, до того в четырех областях России по бокам дороги было сплошная дикая степь — и там, где раньше была пшеница, тоже. Ну в Московской и Тульской областях урожайность зерновых всегда оставляла желать лучшего, так что, видно, нерентабельный это бизнес. Но даже в Ростовской области вдоль трассы возделано не более половины земли.

Приехали в порт Кавказ. Нам не пришлось становиться в хвост очереди, помогло письмо от редакции. Но даже при содействии административного ресурса наше ожидание продлилось больше трех часов: сначала искали подъезд к таможенным воротам, потом ждали нужного сотрудника, затем стояли в очередь за билетами (около часа), дальше — ожидание парома и погрузки. Обычные же автомобилисты ждут в лучшем случае часов пять-шесть, иногда десять. А если в проливе шторм, можно простоять и пару суток, и тогда стоят, понятно, все.

Очереди на паром были всегда, и в мирное время тоже. Но после присоединения Крыма было решено облегчить доступ россиян на полуостров, и в начале июня количество паромов увеличили вдвое: теперь из порта Кавказ в Керчь ходят "Николай Аксененко", "Керченский 2", "Ейск" и "Ионас" (последний зафрахтован в Греции). Кроме того, были пущены грузовые паромы из Новороссийска в Феодосию и обратно, на них везут фуры. Весь пассажирский и грузовой поток регулирует АНО "Единая транспортная дирекция" (подразделение Минтранса РФ), она же, кстати, обслуживала Олимпиаду в Сочи. Сегодня, чтобы преодолеть пять километров Керченского пролива, пассажир должен заплатить 162 руб. и еще от 1190 до 2267 руб. за легковой транспорт в зависимости от габаритов. Для грузовых машин назначили базовую ставку размером 11 470 руб. Однако с учетом расстояния между Новороссийском и Феодосией — 191 км — было установлено, что себестоимость перевозки — около 55 тыс. руб. В русле политики правительства РФ по сдерживанию цен стоимость перевозки грузовых автомобилей определили в 20 650 руб. А еще из Анапы в Ялту и обратно курсируют (с заходом в Феодосию) пассажирские катамараны "Сочи 1" и "Сочи 2" (2700 руб.).

В общем, попасть в Крым сейчас не то чтобы дорого, но довольно хлопотно. Хорошая новость — в середине июня на переправе прибавили касс, поэтому очередь должна пойти быстрее. Плохая — шторм в Керченском проливе на несколько суток остановил паромную переправу, местные власти даже обратились к россиянам с просьбой воздержаться на время от поездок в Крым через порт Кавказ.

Платный участок трассы 'Дон' — самый приятный

Платный участок трассы "Дон" — самый приятный

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Неужто Алушта?

Первое, чем приветствует автомобилистов Крым,— отчаянно дрянные дороги. Сразу чувствуешь, что попал в другой мир. Но к дорогам быстро привыкаешь. И обращаешь внимание на красоту вокруг. Когда проезжаешь солончаковые степи вокруг Керчи и Феодосии, попадаешь в горы и оказываешься на побережье, открываются фантастические виды. Еще задолго до Алушты попадаются дикие пляжи, где стоят лагерем семьи и шумные компании. Ольга из Москвы ездит в Крым семь лет подряд, но в этом году очень боялась, даже остановилась с семьей сначала в Тамани. "Потом поняли: не то. И махнули сюда",— говорит она, развешивая одежду на веревке возле палатки.

Ее соседи по пляжу — из Харькова и Донецка. Еще одна компания поодаль — из Ялты. Вообще, машин с украинскими номерами заметно больше, чем с российскими. Но понять, откуда они, невозможно — многие крымские автолюбители еще не прошли российскую перерегистрацию.

О том, удался сезон или провалился, жители Алушты говорят откровенно. Многие рады последним политическим событиям: несколько девушек и парней похвастались, что у них теперь такие же паспорта, как у нас. Есть и те, кто относится к новой реальности сдержанно. Но все признают, что сезон пока не задался. Особенно провальным был май, в июне отдыхающих тоже намного меньше, чем обычно.

"Да, людей на пляже хватает, только выручки нет,— жалуется Олеся, официантка ресторана у пляжа.— Возможно, потому, что большинство — наши, местные. Вот и не покупают".

Действительно, большинство заведений общепита и пляжных дискотек в Алуште пустует. Киоски с сувениркой, выстроившиеся по всей улице Ленина (местный Арбат, спускающийся к набережной), тоже ажиотажа у покупателей не вызывают. Людей, идущих в сторону пляжа, трудно назвать толпой — семьи и парочки следуют друг за другом с дистанцией метров двадцать. "Это, по-твоему, толпа? — спрашивает у меня продавец Саид.— Толпа по-нашему — это когда пробку от бутылки в людей бросаешь, а она не падает!"

Саид — крымский татарин. Последние новации ему не по душе. Говорю ему, что в Крыму продукты вдвое дешевле, чем по ту сторону пролива, в Краснодарском крае к примеру. "Да у нас за два месяца все подорожало втрое! — возмущается он в ответ.— Да, сейчас постепенно повышают пенсии, зарплаты бюджетникам. Но продукты подорожали несравнимо, коммуналка подорожала. Бензин только стал немного дешеветь".

В Крыму возникла странная ситуация: если прежде работники коммерческих структур (магазинов, ресторанов, банков) жили лучше бюджетников, то сейчас, наоборот, бюджетникам завидуют. Оксана, 33-летняя сотрудница банка, получает 12 тыс. руб. в месяц, поэтому пытается найти подработку. Примерно столько же платят другу Саида на стройке. "Ты помнишь, в советские времена на самых тяжелых работах были самые большие зарплаты! А сейчас люди едва сводят концы с концами",— жалуется Саид.

Крымская инфраструктура совсем не соответствует природным красотам

Крымская инфраструктура совсем не соответствует природным красотам

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Крымчанам традиционно за пять месяцев сезона нужно заработать столько, чтобы нормально прожить остальные семь, и сейчас многие из них опасаются, что этого сделать не удастся. Ну а для приезжих провальный сезон — только плюс: меньше народу — больше кислороду.

"Не будем забывать, что май и июнь еще не показатель, ведь высокий сезон здесь — июль и август",— говорит Александр, сотрудник турагенства HotelsGroup (как и другие собеседники, он не захотел назвать фамилию — все-таки есть ощущение, что люди здесь чего-то опасаются). Он открывает для меня сайт Министерства курортов и туризма Республики Крым, показывает страницу статистики. Ежегодно полуостров посещает 6 млн туристов, из них 80% — дикари. В прошлом году 65,6% туристов приехало с Украины, 26,1% — из России, 4% — из Беларуси, еще 4,3% — из дальнего зарубежья. В этом году ожидается спад турпотока с Украины, поэтому вся надежда на россиян.

Марина, мать двух девочек пяти и девяти лет, приехала отдыхать из Кривого Рога и подтверждает, что многие ее друзья побоялись ехать в Крым и отправились на Азов. Они до сих пор еще не могут осознать, что Крым — российский. А вот Марина не побоялась — ездит сюда уже много лет. По ее словам, граница с Крымом со стороны Украины нормально работает. Была небольшая задержка уже на российской территории, связанная с заполнением миграционных карт и легким досмотром автобуса, но в целом границу прошли быстро, часа за три.

Вопреки ожиданиям найти в Крыму российских туристов оказалось гораздо труднее, чем украинских. Гораздо больше командированных. Так, моими соседями по отелю оказались двое ростовских полицейских — прибыли переучивать местные кадры в соответствии с российским законодательством. Один из них, Сергей (тоже попросил не называть фамилию), отметил, что российской полиции, в свою очередь, тоже есть что перенять у украинцев: "У нас очень много бюрократии, огромные тома бумаги. У них тоже бюрократия, но система начинает защищать гражданина сразу после подачи заявления".

Вообще, масса повстречавшихся нам россиян приехали в Крым не для отдыха, а для налаживания работы в новых условиях — банковские служащие, программисты, юристы. А вот другой сосед по отелю, Виктор, хоть и прибыл из Москвы на отдых, вряд ли может называться туристом. У него было две операции на сердце, и последние семь лет он больше живет в Алуште, в одном и том же номере (стандартная цена 1500 руб. в сутки, но для постоянных клиентов — существенные скидки).

Единственный настоящий турист из России, с которым я вступил в контакт, оказался земляком — из Кисловодска. Пожилой мужчина с рюкзаком попросил сфотографировать его на фоне пляжа и горы. Павел Дмитриевич первый и последний раз был здесь ровно 40 лет назад. Познакомился тогда с будущей женой — они хипповали тогда в большой компании на том самом пляже, потом увез ее к себе в Кисловодск. Все эти годы Павел Дмитриевич проработал оператором котельной в санатории. Жена в этот раз в Крым ехать не захотела — много хлопот по хозяйству. Рассказав свою историю, Павел Дмитриевич подхватил рюкзак и побрел в гору к троллейбусной остановке, как 40 лет назад. Похоже, для него в Крыму мало что изменилось.

Источник: kommersant.ru

Также в рубрике

В столице зимних Игр многолюдно и очень дорого

 0

По итогам первого полугодия 2016-го московские гостиницы достигли рекордных показателей за последние пять лет

 0