USD: 73.0081
EUR: 85.6823

Для привлечения туристов Камчатке нужны не только отели, но и хорошая экология

Камчатский полуостров – край вулканов и заповедных лесов, рек и гейзеров, идеальное место для туризма, о важности которого для экономики регионов в последнее время говорят чиновники всех уровней
Для привлечения туристов Камчатке нужны не только отели, но и хорошая экология

Однако для активного привлечения туристов Камчатке нужны не только современные отели и качественные дороги, но и нетронутая природа и отсутствие экологических проблем.

Камчатка всегда оставалась желанным, но малодоступным туристическим направлением для российских путешественников, в первую очередь из-за цен на авиабилеты и неразвитой инфраструктуры. По данным агентства по туризму и внешним связям Камчатского края, в 2019 году регион посетили 240 тыс. туристов, из них более 36 тыс. — иностранцы, в основном граждане Китая, Тайваня, Южной Кореи, Японии, США и Германии. В 2020 году, в условиях закрытых из-за пандемии границ, полуостров принял в четыре раза меньше туристов — около 65 тыс. человек, почти все они – россияне.

Фото: 3vpark.ru

В последнее время из-за повышения интереса правительства к развитию внутреннего туризма название региона часто звучит при перечислении наиболее перспективных субъектов Федерации. Среди первоочередных обсуждаемых мер государственной поддержки отрасли – субсидирование чартерных программ, организованных туроператорами в регион, и помощь инвесторам. На форуме «Дальний Восток – зима открытий» в конце февраля вице-премьер Дмитрий Чернышенко сообщил, что государство будет финансировать через корпорацию «Туризм.рф» инфраструктурные проекты, связанные с приемом туристов в регионе. Камчатка отнесена к приоритетным субъектам для включения в мастер-план корпорации. Создание в крае первого крупного туркластера, парка “Три Вулкана”, уже началось в 2020 году.

Туркластер “Парк “Три вулкана”

Летом 2020 года тогда еще исполняющий обязанности губернатора Камчатского края Владимир Солодов подписал постановление, изменяющее границы природного парка “Южно-Камчатский”. Согласно документу, более 15 тыс. га территории будет использовано для строительства большого всесезонного курорта мирового уровня “Парк “Три вулкана” в 60 км от столицы региона Петропавловска-Камчатского.

Фото: Pixabay.com

ООО “Парк “Три Вулкана” создано группой “Интеррос” Владимира Потанина и структурами Сергея Бачина (председатель Совета директоров курорта “Роза Хутор”). Курорт стал сотым резидентом территории опережающего развития (ТОР) “Камчатка”. Туркластер включает в себя 12 различных объектов в районе вулканов Мутновский, Вилючинский и Горелый с выходом в Вилючинскую бухту.

Фото: 3vpark.ru

Строительство круглогодичного курорта начнется в 2023 году, частичное открытие ожидается в 2025 году, а к 2027 году он должен заработать в полную силу. За это время планируется построить горнолыжный курорт с пятью подъемниками и 17 км трасс, пассажирский порт для приема круизных лайнеров в бухте Вилючинская, смотровую площадку, канатную дорогу к вулкану Вилючинский, туристские эколагеря и глэмпинги, рестораны, пункты проката и многое другое. Между реками, сопками, бухтами и вулканами будет создана сеть оборудованных, сохраняющих экосистему пешеходных маршрутов различных уровней сложности общей протяженностью 157 км.

Фото: 3vpark.ru

Важными точками притяжения станут маленькая Долина Гейзеров, каньон Опасный рядом с Мутновским вулканом, вулкан Горелый и лавовая пещера. Новый резидент ТОР направит на реализацию проекта 15 млрд рублей до 2028 года. Общая стоимость парка оценивается в 39,2 млрд рублей, его создание, по прогнозам, позволит увеличить турпоток в край до 650 тыс. визитов в год к 2027 году. Сам курорт будут посещать ежегодно до 400 тыс. туристов.

Фото: 3vpark.ru

Как сообщалось, проект будет работать в формате государственно-частного партнерства, при котором государство берет на себя создание базовой инфраструктуры – коммуникаций, дорог, а частные инвесторы – объектов привлечения туристов. Эта форма пришла на смену федеральной целевой программе развития туризма, благодаря поддержке которой были созданы крупные туристические кластеры во многих регионах страны. Как сообщает сайт правительства Камчатского края, проект “Три вулкана” курирует губернатор Владимир Солодов. Он рассчитывает на создание в результате его реализации тысячи высокооплачиваемых рабочих мест для жителей Камчатки. О поддержке проекта заявлял и полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев

Золотодобыча возле “Трех вулканов”

Председатель совета общественной организации “Экологическая безопасность Камчатки” Сергей Мылов сообщил “Интерфаксу”, что соседом парка стала золотодобывающая компания “Тревожное зарево”, на которую ранее неоднократно подавались иски за различные нарушения природоохранного законодательства. “Тревожное зарево” ведет разведывательные работы на Родниковом месторождении рядом с территорией будущего курорта.

“Миссия проекта “Парк “Три вулкана””— развивать доступный, комфортный, безопасный и ответственный туризм на Камчатке, с применением современных инноваций. Камчатка станет пионером и инициатором введения новых экологических требований связанных с туризмом. Поэтому мы считаем, соседство такого опасного производства, как золотодобыча, с туристско-рекреационным кластером является опасным фактором как для природы, так и для развития экологического туризма, и может помешать планам федеральных и региональных властей по развитию туризма на Камчатке”, — сообщили в пресс-службе компании в ответ на просьбу прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Фото: Наталья Пономарева

Традиционные виды хозяйственной деятельности на Камчатке – это туризм, рыболовство и рыбоперерабатывающая промышленность, пушной промысел, сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых – руд и цветных металлов. Наиболее известными у золотопромышленников считаются Вилючинская и Родниковая зоны, Асачинское месторождение. Золотодобыча, с одной стороны, вносит свой вклад в экономику региона, а с другой – вклад в ухудшение его экологии.

Экологи единодушны: много лет промышленники не заботились о создании полноценной системы очистки грунта и воды от химии, ядовитых веществ, которые остаются после процесса добычи золота. Вместо очистных сооружений, так называемых хвостохранилищ и прудов-отстойников, все это попадало в местные нерестовые реки. Это грозит вымиранию популяций лососевых и других водных биологических ресурсов Камчатки.

“Золотодобывающей компании “Дальстрой” выдали участок в 20 метрах от воды в верховье реки Быстрая, которая популярна у туристов для сплавов. Путешественники и обнаружили там в мае прошлого года вырубленные деревья, перекопанную территорию”, — рассказала порталу “Интерфакс-Туризм” заместитель председателя камчатского отделения Русского географического общества Татьяна Михайлова.

Инцидент получил серьезный общественный резонанс. Как сообщал “Интерфакс”, полпред президента РФ в Дальневосточном округе Юрий Трутнев в июле 2020 года поручил рассчитать ущерб от незаконной вырубки леса и оценить действия всех должностных лиц, которые занимались согласованием и выдачей документов.

ЗАО “Тревожное зарево” (дочерняя структура британской Trans Siberian Gold Plc) ведет отработку запасов Асачинского месторождения, которое расположено в Елизовском районе Камчатского края. Лицензия на освоение участка недр действует до 2024 года включительно. В 2019 году компания получила также лицензию на отработку Родникового месторождения, расположенного в 70 км от Петропавловска-Камчатского.

Несколько лет суды накладывали штрафы на компанию за нарушения природоохранного законодательства в ходе работ на реке Асача. Самым крупным взысканием стала осенью 2020 года сумма в размере 138 млн 809 тыс. 712 рублей: инспекторы Росприроднадзора обнаружили, что отходы “Тревожного зарева” относятся к более опасному IV классу опасности, а не к V классу, как утверждала компания в своих отчетах. Ранее сотрудники Северо-Восточного ТУ Росрыболовства выявили нарушения правил охраны водных биологических ресурсов, оценив ущерб, нанесенный среде обитания ценных лососевых рыб, почти в 10 млн рублей.

Сергей Мылов рассказал порталу “Интерфакс-Туризм”, что все золотодобывающие предприятия находятся в лесной зоне, и необходимо проводить экологическую экспертизу перед началом работ: “Комиссия по лесоустройству уже на месте исследует территорию и выдает заключение на добычу золота. Но это делается уже после того, как в Москве выдано разрешение и лицензия на добычу. Получается, что все решается центром, и никто не спрашивает мнение региональных властей, местных жителей, рыбодобывающие предприятия о том, можно или нет добывать здесь золото, будет ли нанесен ущерб или нет”.

Фото: Pixabay.com

По словам директора Кроноцкого заповедника Петра Шпиленка, выдача лицензий на добычу золота на нерестовых реках грозит огромной опасностью для водных биоресурсов. “Самое страшное – это когда выдают лицензии на золотодобычу в верховьях нерестовых рек. Это очень плохо для сохранения популяции лососевых”, — сказал он порталу “Интерфакс-Туризм”.

“Лосось заходит на нерест раз в три года, в то место, где он ранее отнерестился. Если рыба не придет вовремя на места нереста, дальше река будет пустая. И все рыбозаводы, которые вложили в береговую обработку, в свое производство сотни миллионов долларов, будут, можно сказать, выкинуты за борт. А рыба не идет в верховья рек на нерест, потому что реки загрязнены”, — пояснил, в свою очередь, Мылов.

“Камчатка представляет собой уникальную экосистему. Это край лосося. Попадание в реку любых загрязняющих веществ может привести к ее уничтожению. У нас почти все реки имеют категорию высшего или первого рыбохозяйственного значения. Но уж если было принято решение на государственном уровне, что на территории Камчатки можно добывать рудное золото, то золотодобытчикам необходимо искать и внедрять передовые природоохранные технологии для дальнейшей работы”, — добавляет Татьяна Михайлова.

Старатели объясняют

“Любая жизнедеятельность человека оказывает воздействие на окружающую среду. Даже туризм, особенно массовый, оказывает крайне негативное воздействие на природу и оборачивается исчезновением растений-эндемиков, бесконтрольно нарушаются заповедные природные экосистемы. При этом золотодобыча относится к лицензированной сфере деятельности, которая строго контролируется и регламентируется государством”, — ответили в компании “Тревожное зарево” на вопрос портала “Интерфакс-Туризм” о том, как компания относится к обвинениям экологов.

Фото: pixabay.com

«На Асачинском месторождении на Камчатке, на горно-обогатительном комбинате (ГОК) «Тревожное зарево» внедрены самые жесткие регламенты экологического менеджмента, которые постоянно совершенствуются по лучшим мировым стандартам. У нас передовой, щадящий для окружающей среды закрытый способ добычи. Кроме того, компания уделяет большое внимание вопросам экологии и вкладывает значительные ресурсы во внедрение «зеленых технологий», — сообщили в пресс-службе Trans Siberian Gold Plc («Тревожное зарево»).

Также в компании утверждают, что за период с 2017 по 2020 год она инвестировала в экологические мероприятия сотни миллионов рублей, и эти средства пошли на строительство и содержание природоохранных объектов – хвостохранилищ, очистных сооружений и обеспечение технологии оборотного водоснабжения.

По словам Сергея Мылова, все камчатские золотодобытчики заявляют о том, что начали обращать больше внимания на экологические проблемы и вкладывать средства в природоохранные мероприятия. “Но так ли это, покажет время. Мы намерены прийти с проверками во все компании, как это делали в предыдущие годы. Пока, зимой, проверить это невозможно”, — обещает он.

Эксперт подчеркивает: “Нельзя начинать добычу золота, пока не будут построены все необходимые инфраструктурные объекты – очистные сооружения, хвосты для отходов золотодобычи в полном объеме и прочее. Иначе в грунт и в воду попадает цианид. Он убивает реки сразу, гибнет рыба, гибнут растения”.

Как развести золотодобычу и туризм

Несмотря на дорогостоящие попытки старателей снизить ущерб для природы, экологи единодушны: необходимо уберечь дикую природу Камчатки от ущерба, который могут нанести любые промышленные предприятия. Иначе успешно развивать туризм будет сложно.

“Нужно подумать, имеет ли смысл дальше раздавать лицензии и участки под золотодобычу, если мы здесь собираемся развивать туризм”, — подчеркнула Михайлова.

Она привела в пример Карамкенский горно-обогатительный комбинат (ГОК) на Колыме. Комбинат проработал около 20 лет, после чего был закрыт из-за истощения месторождения. В августе 2009 года после продолжительных ливней из берегов вышла река Туманная и прорвала дамбу хвостохранилища. Эксперт отмечает, что такая же угроза существует и на Камчатке в местах работы золотодобытчиков.

Член совета Торгово-промышленной палаты РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике и вице-президент Общероссийской общественной организации “Инвестиционная Россия” Аркадий Амелин также считает, что золотодобыча – крайне вредная для экологии хозяйственная деятельность. По его словам, некоторые чиновники “не понимают, как правильно обустраивать подведомственные им территории и что такое среда, комфортная для проживания человека”.

Фото: Pixabay.com

“Как можно размещать золотодобывающие предприятия, уничтожающие природу, напротив уникального туристско-рекреационного комплекса, призванного обеспечить комфортный, отвечающий самым взыскательным международным требованиям отдых на природе? Представьте себе все эти звуки, запахи, безжизненные ландшафты!”, — говорит он. По мнению Амелина, власти обязаны принять взвешенное, “шахматное” решение и развести эти два столь важных для региона комплекса географически, то есть предоставить золотодобытчикам площадку на расстоянии, скажем, 50 и более км от курорта.

“Причем сделать это с опережением, не доводя ситуацию до точки кипения. Вспомните историю, которая прошлым летом случилась в Башкирии, когда ситуация с защитой гор-шиханов от разработки Башкирской содовой компанией вышла на федеральный уровень. Лучше не делать ошибки, чем запоздало исправлять их. Слишком дорого это обходится и экономически, и политически”, — напоминает эксперт.

“Дикий” туризм тоже небезопасен

Директор природного парка “Вулканы Камчатки” Любовь Тимофеева считает, что ущерб природе наносят не только промышленники, но и бесконтрольный туризм, который существует сейчас на Камчатке. “Территория, где планируется размещение парка «Три Вулкана», сейчас испытывает серьезное воздействие. Урон природе от неконтролируемого туризма и браконьерства видно невооруженным взглядом. Площадь «изрезанной» автомобилями тундры выросла за последние два-три года кратно. Но можно регулировать нагрузку, в том числе создавая инфраструктуру — дороги, тропы, парковки, места размещения туристов”, — считает она.

По словам Тимофеевой, пока комплексных исследований состояния экосистем и текущей антропогенной нагрузки на территории природного парка не проводилось. “Мы планируем закрыть этот пробел в этом году, проведя комплексное исследование в Южно-Камчатском природном парке и на сопредельных территориях. В периметр исследования войдут, в том числе, участки золоторудного месторождения и планируемого размещения курорта «Три Вулкана». Мы рассчитываем, что исследование даст нам полную картину о состоянии природных территорий и позволит выработать решения, обеспечивающие минимизацию воздействия”, — заключила Тимофеева.

“Сейчас на Камчатке действительно популярен стихийный массовый туризм, он небезопасен. По международному опыту и опыту крупных курортов страны, именно создание такого масштабного туристического комплекса, как “Парк “Три вулкана”, даст толчок к развитию в крае максимально безопасного и для человека, и для природы экотуризма”, — считает доктор экономических наук, профессор кафедры развития человеческого капитала Российского экономического университета имени Г.В.Плеханова Павел Журавлев.

Сюзанна Лотфи

Источник

Также в рубрике

Интерес к кафе и ресторанам снизился, а к доставке еды — вырос

 0

Росстат заявляет, что приезжающих в Россию туристов за полгода стало в десять раз больше, а туроператоры горюют о сокращении турпотока как минимум вполовину

 0