USD: 63.7185
EUR: 70.7594

В Петербурге продолжают открываться необычные рестораны, несмотря на кризис

Считается, что в тяжелую годину кризиса абсолютное большинство гостей ресторанов действуют по принципу: дайте мне всего — побольше да подешевле

В Петербурге продолжают открываться необычные рестораны, несмотря на кризис

И здорово, что, несмотря на это, за последние месяцы в Петербурге появилось немало действительно интересных заведений.

Больше всего радует, что в городе по–прежнему открываются рестораны, предлагающие нечто принципиально новое. То, чего не было вообще никогда! Например, "Трюфельный дом Bruno" — заведение, в котором вообще нет ни одного блюда без того самого чудо–гриба. Включая пять десертов! Ставить на столах — нет, не новые, а благородно потертые — серебряные подсвечники и раскладывать серебряные ножи и вилки — это, конечно, вызов. Но соседство с трюфелем обязывает.

Петербургский ресторан носит имя Клемана Брюно, в заведении которого на Лазурном Берегу съедают по 4 т трюфелей в год — больше всего в мире. Брюно — персонаж вовсе не мифический (как это у нас нередко бывает), величественный француз в черном поварском кителе периодически заезжает в Петербург и тогда обязательно самолично общается с гостями. Цены, конечно же, премиальны, а какие еще могут быть в случае с самым дорогим продуктом в мире! Но, если душа просит трюфеля, в Петербурге нужно идти сюда и только сюда. То, что ты оказался в правильном месте, понимаешь, уже когда к столу приносят серый ноздревато–пушистый хлеб и ставят рядом бутылочку с трюфельным маслом. Аромат — завораживающий! Безошибочным выбором станет ризотто с трюфельной икрой и грибной велюте. Сам Клеман Брюно, кстати, считает, что супергриб следует сочетать с как можно более простыми вещами. И, следуя его заветам, нужно заказывать тартин с летним трюфелем — то есть, по сути, бутерброд, густо–густо покрытый тончайшими грибными слайсами, или томленый фермерский картофель.

Ресторана перуанской кухни в 5–миллионном городе раньше тоже не было. Обидно, ведь севиче уже несколько лет как завоевывает мир. И даже, можно сказать, его завоевало! Теперь частично это пробел устранен, частично — потому что меню ресторана Godji перуанская кухня занимает далеко не целиком. Но это, безусловно, самая яркая часть! Заведение открыла Ginza Project, но оно в корне отличается от большинства заведений мегахолдинга. Шеф Godji не пытается объять необъятное, а сосредоточился на том, что любит: паназиатской и панамериканской кухне. Нечеловеческой остроты можно не бояться — вкусы приглажены до среднеевропейских стандартов. Конечно, первым делом нужно требовать севиче — из дорадо или из обожженного лосося, они не такие сложносочиненные, как в московской "Чиче", но в этой закуске главное — сам продукт, а с ним как раз все в порядке. Незнакомых названий бояться не стоит: к примеру, тирадито из говядины с киноа — это здорово.

Русские идут

Раньше создатели русских ресторанов любили апеллировать к дореволюционным ценностям, но ныне мода сменилась. И в этом отношении ресторан "Центральный" можно считать главной приметой времени. Заведение, расположенное близ Смольного, фактически воплощает мечты об идеальном советском прошлом, которых в России день ото дня становится все больше. Здесь все так же, как в сериалах главных российских телеканалов о жизни в СССР: масштабно, красиво, привольно и весело. И изобилие родом оттуда — из "Книги о вкусной и здоровой пище". Не в меню даже, а в списке порционных блюд — заливное из судака, семги и осетрины, салат "Мимоза", щи "Петровские", цыпленок табака, шницель по–министерски, чебуреки "Ленинградские" с томатным соком и все остальное, о чем мог грезить, сглатывая слюну, каждый гражданин Страны Советов в преддверии получки. В числе главных специалитетов — котлеты "Метропольки", начиненные печенкой. СССР был большой страной, и тут тоже всего много: есть зал большого стиля — с гербами, колосьями и флагами на стенах и белыми скатертями поверх кумачовых, есть бар с продукцией еще советского Пищепрома (в качестве экспонатов), есть "квартира Гагарина" и т. д. Скорее всего, такого идеального ресторана ни в 1970–х, ни в 1980–х было не найти, но это ведь не имеет никакого значения.

Совершенно в другом стиле выдержан ресторан The Repа, открывшийся настолько близко к Мариинскому театру, что даже не знаешь, как его назвать точнее: рестораном при театре или рестораном в театре. Во всяком случае, говорят, что находчивые любители классической музыки успевают перекусить в The Repа даже в антракте. Внутри с искусством тоже все в порядке: здесь есть фрески с дивами оперными и дивами балетными, скрестившими руки в Танце маленьких лебедей. И обязательно изучите стену в первом зале — там есть автограф Майи Плисецкой. Кухня в ресторане русская, но не такая, к какой мы привыкли. Слово "оливье" здесь под запретом, вместо соленых огурцов — моченые слива, груша и вишня, и даже банальные, казалось бы, вареники делают из ржаной муки и начиняют кроликом.

Если хотите удивиться, закажите блюдо–обманку — бычки в томате. Главный же хит The Repа с момента летнего открытия — хрустящие пирожки с уткой.

Любовь и деньги

Сложнее всего добиваться сделать что–то особенное там, где уже попробовали себя многие, даже слишком многие. Но Кате Бокучава, со своими заведениями Go to health и Suki (по сути, это один ресторан, только с двумя вывесками), это удалось. Излишне вспоминать, что суши–баров в Петербурге "тьмы, и тьмы, и тьмы", однако слишком многие из них скорее дискредитируют гордое звание японской кулинарии.

В Suki все против устоявшихся суши–ролло–канонов: риса совсем немного, и он не спрессован до кирпичеподобного состояния, а пушист, как первый снег. И, конечно, качество и количество обожженного лосося, тунца, гребешка и макрели заставляет цокать языком. Кроме того, будет совершенно непростительным шагом отказаться в Suki от мисо–супа. Чашечки мисо–супа. Или даже, вернее, мисо–капучино. Впечатления совершенно фантастические!

Все остальное здесь не имеет значения: атмосфера аскетична, а градус гламурности сведен к нолю. Специально для слишком впечатлительных уточню: Suki в переводе с японского означает "любовь".

Самым масштабным же гастрономическим аттракционом сезона стала "Квартира Кости Кройца". Такого человека, естественно, никто никогда в глаза не видел, что немудрено: ресторан — секретный, хоть и из разряда "по секрету всему свету". Неудобства со входом — приходится идти через не слишком притязательный двор–колодец и обычный, хоть и малонаселенный подъезд — здесь превратили в игру с получением виртуальных ключей. Чувствуешь себя почти шпионом! Квартира — это действительно квартира, по крайней мере, тут присутствуют все ее видовые признаки, включая кабинет, спальню и ванную. В атриуме устроена чайная комната размером почти с футбольное поле. Наверное, так и должна выглядеть жилплощадь условного миллиардера Кройца наутро после бурной ночи: кто напялил на Аполлона боксерские трусы, а кто забрызгал — не будем даже предполагать чем — стеклянные витрины буфетов — уже не установить.

Еда при таком количестве дополнительных впечатлений неизбежно становится лишь дополнением. Но отказать себе в курице тандури с поджаренным на гриле кочаном салата романо и заправкой из меда, изюма и орехов будет непростительной ошибкой. И если у вас действительно была бурная ночь, выпейте стакан напитка из чайного гриба!

Источник: www.dp.ru

Также в рубрике

Скандальный проект Александра Залдостанова (Хирурга) в Севастополе стал лидером в распределении президентских грантов в 2015 году 

 0
Зарубежные курорты снижают цены, российские начали дорожать
 0