USD: 63.9542
EUR: 71.1299

Почему затонула "Булгария". Расследование, часть 1

Судят "стрелочников", а настоящие виновные ушли от ответственности

Текст: Ольга Тимофеева
Фото: dad.livejournal.com, rusrep.ru

Почему затонула "Булгария". Расследование, часть 1

10 июля 2011 года в трех километрах от берега в Куйбышевском водохранилище погибли 122 человека,  в том числе 28 детей. В районном суде Казани медленно идет процесс над пятью обвиняемыми. Но многие остались безнаказанными. Расследование Ольги Тимофеевой называет людей, которые построили цепочку отношений, позволившую им уйти от ответственности, и причины, по которым, если ничего не менять, подобные катастрофы будут продолжаться.

 

Место трагедии

 

Руслан проснулся от того, что ему в лицо плеснула вода.

– Ветер, – подумал он и закрыл иллюминатор.
Теперь вода хлестала из-под обшивки иллюминатора. Он испугался.

– Бужу товарища, кричу: хватай вещи! Схватили мы документы и быстрей бежать, а тут девчонки пришли нас будить.
По щиколотку в воде, ребята выбежали в коридор и захлопнули дверь.
– Смотрю, вот эта стена, с дверьми, на нас пошла, на коридор, деревянная. Ее выдавливать начало!

Они находились на самой нижней из четырех палуб, в трюме. Наверх вели узкие крутые лестницы. Мгновенно образовалась давка.

– Я девчонку хватаю – и наверх. Добегаем, первая палуба, пролёт, двери аварийные – закрыты!

Наружу вел и прямой путь – через аварийные двери. Во время швартовки как раз через них на «Булгарию» поднимались пассажиры. Но сейчас они были заблокированы.

– Штырями заблокированы!

– А, штырь поставили еще?!

–  Да. И зажали их.

 




Через год после трагедии на берегу, напротив места крушения был открыт мемориал, включающий в себя часовню, мечеть и стену памяти с именами всех погибших.


 

 

Через месяц после катастрофы Руслан приехал на встречу с капитаном Миняевым. Черная футболка, джинсы. Держится отстраненно. Кажется, он сам себе чужой в наступившей жизни.


Капитан Миняев работал на «Булгарии» за несколько лет до катастрофы, требовал ремонта, скандалил, отказывался выходить в круиз. За что и был уволен. Гибель электрохода не дает ему покоя – он ведет собственное расследование
 

– Больше всего воды возле вот этого аварийного шлюза самого. Я думал сначала через него выйти, а потом смотрю – поток...

Капитан Миняев работал на «Булгарии» за несколько лет до катастрофы, требовал ремонта, скандалил, отказывался выходить в круиз. За что и был уволен. Гибель электрохода не дает ему покоя – он ведет собственное расследование.

– Спрашивайте все, что хотите, – повторяет Руслан. – Сейчас я смотрю на себя со стороны…

Улица Татарстан в центре Казани. Мимо с грохотом проносятся машины. Их приходится перекрикивать, как в метро.

– И ты… в воде уже выходил?

– Моя девушка в воде выходила.

– Ну, она тоже жива осталась?

Его голос натягивается, почти рвется:

– Нет…

За три дня до круиза Руслан и Нина отнесли документы в ЗАГС.

– Я Нинке кричу: бегом на вторую палубу!

– Так тут же еще двери есть!

– Это сзади. Их не было. Это, может, в передней части есть.

– В задней есть! – кричит капитан. – Смотри! Тут ресторан, ниже выходишь – вот и дверь!

– Да, – не своим голосом говорит Руслан.

– Есть. Но ты не знал, – тихо говорит капитан.

Про эти двери знала только команда. Но пассажирам никто этого не сказал. Радио не работало. Сверху по цепочке передавали команду капитана: всем перейти на левый борт.

– Давайте на левый борт, будем противовес делать! – кричала какая-то женщина.

Никто не осознавал, что происходит.

– Какой, на …, противовес! – закричал Руслан. – Бегом отсюда!

На каждой ступеньке стояло по три человека. Поток людей двигался к выходу медленно. Крен увеличивался, и на лестнице, которая идет под углом 45 градусов, девушки стояли, как на ровном полу. Коридор начал наполняться водой.

– Я своей девушке кричу: бегом на вторую палубу! Она побежала. А крен уже шел, теплоход ложился на бок. Грубо говоря, на этой лестнице, которая под 45 градусов идет, мы уже стояли ровно. Я смотрю – коридор заполняться водой начинает, двери закрыты. Ну, думаю, остаюсь! Приготовился смерть принять. Девчонки, главное, выбежали.

Когда Нина, подруга Руслана, поднялась наверх, «Булгария» легла на бок, и вода хлынула вниз через палубы, сбивая людей, которые находились в шаге от спасения. Нина не удержалась, сорвалась и исчезла в воде. Что было дальше, Руслан помнит плохо.


Руслану кажется, что вместе с ним через этот выход спаслись человек десять. Его девушки, которую всего три минуты назад он держал за руку, среди них не было
 

– Переворачивает корабль, смотрю, у меня девушка – вот она за угол поручня держится, смотрю – срывается в воду! И как раз волна, мощная волна, по коридору ее забирает. Там еще человек пять-шесть с ней было. Я уже падать начинаю, падаю в воду, люди, как в «Титанике», друг за друга хватаются, к окну подплыл, давай бить кулаком. Бил, бил, я все кулаки себе разбил. Какой-то человек со мной был рядом, потом он исчез.

Он не помнит, как его откинуло к аварийной двери. Но увидев ее перед собой, он собрал все силы и ударил по штырю. Штырь вылетел, двери распахнулись, люди ринулись к выходу. Они цеплялись за Руслана и тянули его назад. Он отбивался, чтобы выбраться наружу.

– Я ничего не видел. Я чувствовал.

Ему не хватало воздуха, начиналось удушье. «Булгария» погружалась на дно. Над бортом уже было несколько метров воды.

– Встал на борт, оттолкнулся, всплыл.

Руслану кажется, что вместе с ним через этот выход спаслись человек десять. Его девушки, которую всего три минуты назад он держал за руку, среди них не было.

– В мозгу: щас воронка пойдет. Давай людей откидывать от корабля. Но воронки не было. Потом смотрю – плоты, пара плотов открыта, на них команда сидит, в панике бьется. Смотрю – круг удаляется с человеком. Мне потом сказали: это старпом уплыл на круге! До берега километра четырк-пять. Я смотрю на эту полоску – нет, не доплыву. Мы сами пассажиров спасали. Сами все делали. Людей вытаскивали за волосы, за трусы. Все в мазуте были! А из команды только двое мальчишек ныряли, плоты открывали. Остальные сидели тупо. Радист, вроде человек в возрасте, кричит на меня: «Че ты орешь!» Я говорю: «Ты сам встань да помогай людям!»


Вот так сейчас выглядит Булгария, унесшая множество жизней на глубину 18 метров. После завершения следственных работ теплоход отбуксировали из дока на мель, где он ожидает утилизации.

 

Среди тех, кто спасся, не оказалось людей в спасательных жилетах. Тех, кто надел жилеты, вода прижала к потолку, лишив возможности выйти в дверь. В иллюминаторы не смог бы пролезть даже ребенок. Их диаметр – 30 сантиметров.

Мимо с грохотом несутся машины. Переведя дыхание, капитан Миняев берется за сердце.

– Ты меня за всех речников извини, команда пьяная была?

– Ну, когда поднимались на борт, боцман датый капитально был, матросня мелкая. Никакие они были. Ну ладно, думаю, свободные от вахты. Можно, наверное. Потом от Болгар отошли, смотрю – бегают, суетятся, лампочки меняют…

Руслан вспоминает, что сквозь иллюминаторы еще на пристани по каплям просачивалась вода. В каютах было жарко, иллюминаторы открыты. Судно слегка кренилось – апельсины скатывались со стола.

– Я не говорю, кто виноват, тут общий позор, – говорит капитан Миняев. – Он не должен был выйти, этот пароход, понимаешь, не дол-жен! Вот я не пошел в рейс из-за того, что ТЕХНИЧЕСКИ неисправен был пароход. И меня тупо сняли. Пришли: вот ваша смена, идите на берег. А почему мы с тобой должны плавать на таких пароходах?!

У Миняева уже десять минут звонит телефон. Но он не берет трубку.

– Понимаешь, у нас все время виноват капитан! Да, он пошел в рейс! Но если бы он сказал «не пойду», другой бы пошел! Другой бы утопил!

Они обнимаются посреди улицы.

– Слава богу, плоты купили! Я выходил – плотов у меня вообще не было!

– Кругов там две-три штуки, что ли, алюминиевые болтались, – тихо говорит Руслан. – Остальные круги вниз все ушли…

– Их привязывают, чтобы ветром не сдуло.

 

Продолжение следует...

 

Источник: rusrep.ru

 

Также в рубрике

Популярный туристский бренд может прирасти новыми городами

 0

Лишь 5% когда-либо покупали дотационные билеты. 

 0