USD: 66.2630
EUR: 73.4989

Капитан Арктика

Двадцать девять лет назад не стало Ивана Папанина, проложившего для нашей страны путь в Заполярье

Текст: Артем Путинцев
Фото: Яков Халип

Капитан Арктика

Дважды Герой Советского Союза, девятикратный кавалер ордена Ленина (даже у «дорогого Леонида Ильича» было на один меньше), контр-адмирал, академик (с образованием — четыре класса начальной школы), почетный крымчанин, почетный гражданин Мурманска, Архангельска, Липецка и своего родного Севастополя... Его именем названы улицы, горы и острова. «Лента.ру» вспоминает главного полярника России — Ивана Дмитриевича Папанина.

Для каждого советского ребенка Иван Дмитриевич и его верные «папанинцы» Федоров, Ширшов и Кренкель — символ и синоним подвига. Конечно, государственного. Безусловно, идеологического. Однако, прежде всего, подвига человеческого и научного, благодаря которому Россия сейчас с полным правом может считать Арктику одним из своих самых ценных активов.

Жизнь Папанина — как до экспедиции дрейфующей станции «Северный полюс-1», так и после — сплошное приключение. Родился он 26 ноября 1894 года в семье крымского матроса Дмитрия Папанина. В своих мемуарах «Лед и пламень» Иван Дмитриевич замечает, что отец, тоже сын матроса, после службы на Черноморском флоте зарабатывавший развозом воды по военным кораблям, «был самолюбив и очень страдал оттого, что он, многое умевший, на поверку оказывался едва ли не беднее всех».

Иван, как и все дети севастопольской Аполлоновой балки, ловил рыбу, собирал сбрасываемый кораблями угольный шлак, вылавливал монеты, бросаемые в воду богатыми отдыхающими, разгружал арбузы... Все деньги до копейки отдавал матери, Секлетинье Петровне, которой посвящены, наверное, самые теплые страницы его книги.

Работать и жить на износ, не жалея себя, Папанин привык с детства и в дальнейшем требовал того же от других. Поэтому папанинская экспедиция и не имеет до сих пор аналогов в истории освоения Севера. Шутка ли: в условиях невыносимых морозов и полярных штормов были получены бесценные научные результаты — промер глубины Северного Ледовитого океана (4290 метров), обнаружение в подледных водах водорослей и планктона, а на льду — белых медведей... А ведь великий Нансен утверждал, что ни на льду (именно на льду, а не на суше — то, что в Арктике суши нет, доказано было тоже на станции СП-1), ни под ним в районе полюса жизни нет и быть не может.


Участники экспедиции дрейфующей станции «Северный полюс - 1» устанавливают флаг СССР на Северном полюсе.


Полярные исследователи Иван Папанин (справа) и Петр Ширшов (слева)

Иван Дмитриевич вовсе не был эдаким «арктическим Дедом Морозом всего Союза», каким его порой представляют. О некоторых страницах биографии Папанина либо не знают вовсе, либо благоразумно предпочитают не вспоминать — хотя сам он говорил обо всем прямо и честно.

Дело в том, что в годы Гражданской войны Папанин был не просто революционным матросом, а матросом-чекистом. Член Крымского ревкома Розалия Землячка лично назначила его комендантом местного ЧК — как раз когда с полуострова уходили белогвардейцы. И Папанин не остался в стороне от красного террора. Но были не только репрессии. Боролись с анархией, восстанавливали порядок. «Бывали недели, когда я не замечал суток, как и мои товарищи по работе, и глубоким вечером вспоминал, что не успел позавтракать. Однажды мне пришлось возглавить отряд моряков-чекистов, и мы дня три гонялись верхом на лошадях по лесам Крыма за бандой "зеленых"… Служба в ЧК была для меня серьезной школой, научила и лучше разбираться в людях, и не рубить сплеча, когда речь шла о судьбе человека…» — пишет Папанин.

Еще до ЧК Папанин с помощью турецких контрабандистов доставлял деньги и оружие для Крымской повстанческой армии, имея подписанный лично Михаилом Фрунзе мандат, которым «на тов. Папанина возложены важные секретные задачи», в силу чего ему разрешалось право свободного передвижения во всякое время дня и ночи во всех городах и местностях Южного фронта, а также «иметь при себе неограниченную сумму денег и ценностей, которые ни в коем случае конфискации и отобранию не подлежат».

Конечно, Папанин — очень колоритная фигура. По воспоминаниям много лет работавшего под его началом в штабе Главсевморпути, а затем в Отделе морских экспедиционных работ Президиума АН СССР полярника Евгения Сузюмова, именно Иван Дмитриевич был прототипом матроса Шванди из пьесы Константина Тренева «Любовь Яровая» — того самого, который утверждал, что «революция всем разобъяснит за сознательность».


Папанинцы и члены спасательной экспедиции покидают лагерь «СП-I» в Арктике


Папанинцы прибывают на Ленинградский вокзал после легендарного дрейфа на Северном полюсе. Иван Папанин - в центре.


Встреча сотрудников советской полярной дрейфующей научной станции «Северный полюс-1» на улицах Москвы.

Но люди, работавшие с Папаниным, никогда не жаловались на то, что он их притеснял, тиранил или мешал жить. Наоборот, поздравляя с юбилеем, отмечали : «...коллектив приветствует тебя, нашего начальника, сумевшего по-большевистски преодолеть трудности похода, выгрузки и строительства станции. Прекрасные условия, созданные здесь для развития научной и оперативной работы, зимовки, обязаны твоей инициативе, энергии и заботливости о деле и людях... Мы надеемся, что еще не один форпост полярного бассейна будет создан и освоен под твоим руководством».

Революция, война, арктические исследования (второго Героя Советского Союза Иван Дмитриевич удостоился в 1940 году за организацию спасения 812 дней дрейфовавшего в море Лаптевых ледокола «Георгий Седов»), после этого — война и организация бесперебойного снабжения арктических конвоев... Советский народ, Коммунистическая партия и лично товарищ Сталин ждали от товарища Папанина многого, и он каждый раз оправдывал ожидания.

После войны Папанин впал у вождя в немилость. Государство подарило герою-полярнику огромный участок земли для дачи. И Сталин прознал, что Иван Дмитриевич слегка «попутал берега», разведя там чуть ли не лебедей с осетрами. Он лично посетил контр-адмирала и спросил его, хитро улыбаясь в усы: «А отчего же, если товарищ Папанин так хвастается перед своими друзьями шикарной дачей, он подарил ее детскому саду? Вот у товарища Поскребышева (личный секретарь Сталина — прим. «Ленты.ру») и документы соответствующие уже подписаны». Как рассказывал позже журналист Владимир Кузнечевский, в 1980-85 годах работавший ученым секретарем Президиума АН СССР, с тех пор в лексиконе Папанина осталась фраза: «Вот мы с тобой сделаем это дело, а товарищ Сталин даст нам по ж...е». Мягкое место дважды Героя, орденоносца, контр-адмирала, конечно, не пострадало, но должность директора недавно основанного в поселке Борок Некоузского района Ярославской области на берегу Рыбинского водохранилища Института биологии внутренних вод — это, в общем, хоть и почетная, но ссылка.

Вспоминает работавший в те годы с Папаниным доктор биологических наук Олег Гомазков: «Мы пребывали в ожидании приема у Папанина, когда дверь его кабинета распахнулась, и он сам появился на пороге — маленький, полноватый, в казавшихся короткими брюках с синими лампасами, нательной рубахе, схваченной подтяжками… Он располагал к себе мгновенно, возникал настрой какой-то веселости, висевший рядом китель с золотыми звездами Героя и огромное электрическое табло на стене с изображением океанов и кораблей — не имели уже никакого значения».


Арктический исследователь, контр-адмирал, дважды Герой Советского Союза Иван Дмитриевич Папанин (в центре) с руководителем полярной экспедиции газеты «Советская Россия» Сергеем Соловьевым
Фото: В. Чистяков / РИА Новости

Папанин привлек к работе в своем институте многих опальных и отсидевших биологов и генетиков, которым была заказана дорога в Москву или Ленинград. Институт биологии внутренних вод, ныне носящий имя И.Д. Папанина, сделал очень много для изучения внутренней гидрографии и биологии в нашей стране. Кроме того, Иван Дмитриевич до конца жизни (а прожил он 91 год) возглавлял Московское отделение Географического общества СССР и Отдел морских экспедиционных работ Президиума АН СССР, который практически «выбил» для него в свое время его бывший подчиненный на «Северном полюсе-1» Петр Ширшов, ставший после войны министром морского флота и директором Института океанологии.

Трудами Папанина и его людей удалось организовать беспрецедентное освоение Арктики. «Когда-то, в бытность мою начальником Главсевморпути, когда наш коллектив строил в Арктике опорные пункты, суда, ходившие Северным морским путем, исчислялись единицами, потом — десятками. Ныне этих судов сотни», — с гордостью писал Папанин.

И сейчас, когда высшее руководство страны официально заявляет о том, что «необходимо отстаивать каждый участок российского арктического шельфа», поскольку это напрямую связано не только с ресурсным благополучием страны, но и с национальной безопасностью, наследие Ивана Дмитриевича Папанина крайне актуально. Благодаря этому человеку Россия окончательно закрепилась в полярных областях мира. Он подарил нам Арктику.

Источник: lenta.ru

Также в рубрике
Четыре года назад умер народный артист СССР Лев Дуров
 0
Арктика и Антарктика – два приоритетных направления в работе Русского географического общества. В преддверии дня Рождения РГО мы поговорили с выдающимся учёным и исследователем, полярником, Первым Вице-президентом Общества — Артуром Николаевичем Чилингаровым
 0