USD: 63.9542
EUR: 71.1299

Клады на дне Японского моря. ВИДЕО

Водолаз Вячеслав Румянцев - о 60 тысячах золотых червонцев

Фото: clubklad.ru

Клады на дне Японского моря. ВИДЕО

Вячеслав Румянцев рассказал о работе по подъему судов, подводном мире Японского моря и кладах (ВИДЕО)

Затонувшие корабли с кладом на борту в Приморье – это не легенда. Ходят слухи о двух таких судах. На дне Японского моря до сих пор лежат множество судов разного размера и годов выпуска. Подъемом на поверхность некоторых их них занимаются профессиональные водолазы. Этот процесс может занимать от одних суток до нескольких месяцев. О водолазном деле, подводном мире Японского моря, затонувших кораблях в интервью РИА PrimaMedia рассказал профессиональный водолаз Вячеслав Румянцев, под руководством которого было поднято со дна порядка 60 судов.

- У вас такая романтичная профессия, связанная с легендами о кладах, погибших кораблях. Вы знаете какие-нибудь легенды, связанные с Приморским краем?

- Есть несколько легенд. Одна из них гласит, что в 1903 году почтовый пароход вышел из Владивостока в Суходол. И вез он казну – 60 тысяч золотых червонцев. И, не доходя до мыса, этот пароход взорвался. Выжило всего два человека – капитан и матрос, они успешно добрались до берега. Казна, соответственно, пропала. Потом была русско-японская война, неразбериха, никто этим не занимался, и есть предположение, что до сих пор этот клад лежит на дне.

- Кто-нибудь искал его?

- Нет, потому что маловероятно, что мы что-нибудь найдем. Там очень большие иловые отложения, прошло более 100 лет, конкретное место, где он затонул, не известно. Однако этому факту есть документальное подтверждение. А вторая история – это подтвержденный факт. После окончания Великой Отечественной Войны американцы поставляли нам очень большое количество судов по ленд-лизу. Это были малые суда, баржи для десанта и пароходы для перевозки грузов. После войны нужно было все эти суда вернуть обратно. Но Америке эти суда уже не были нужны, так как деньги за них производитель уже получил,  и их было решено затопить, чтобы они не достались СССР. Они сейчас так и лежат в заливе Петра Великого. И хотя точное местонахождение не известно, те, кто участвовал в этом деле, могут подсказать. Есть такие люди, живут сейчас в Фокино.

- И сколько там объектов под водой?

- Очень много. Может даже больше сотни, от 100 до 3 тысяч тонн водоизмещения.

- А почему сейчас их не поднимают? Ведь столько времени прошло.

- Вообще, это очень глубоко, 70 метров и выше, на этих глубинах работы очень опасны. Но с использованием современных технологий их подъем осуществим. Все зависит от денег.

- А какие еще интересные объекты находятся на морском дне?

- Есть японский миноносец, затонул в начале 1920-х годов в заливе Стрелок. Так как это военно-морская база, получить разрешение на поиски судна очень сложно. Тем более он маленький, лежит прямо на фарватере, глубина там 25-28 метров. О его местонахождении знают всего три человека, в том числе и я.

- Если брать залив Петра Великого, сколько маломерных судов там находится? И вообще, сколько сейчас судов находится в водах Приморского края? Более тысячи?

- Наоборот, меньше стало. Если нашли какой-то объект, то его стараются скорее поднять, потому что это деньги. Наоборот, сейчас идет очищение вод Приморского края. Мы поднимали буксир "Капитан Шляков", который затонул в бухте Светлой. Там весьма часто имеют место штормовые условия, так что буксир разорвало на две части. Кормовая часть, в которой находится машинное отделение, и которая является самой тяжелой, попала на фарватер. Судно заходило в порт и наскочило на корму буксира. И компания, которая арендует причалы, попросила нас почистить акваторию. В бухте Светлой было очень много затопленных кораблей, но сейчас их достают. Был там "Булункан", "трехтысячник", были баржи, к которым суда грузились на рейде, не заходя в порт, был там МРТК "Восточный", который выбросило на камень, его тоже убрали.

- Интересно, а как выглядит морское дно на глубине? В частности, как много там мусора?

- Да, мусора хватает на Дальнем Востоке. Это все благодаря всевозможным свалкам, много военных "захоронений". Однако сейчас это все убирается. Мы отчистили несколько военных свалок в заливе Стрелок. Большая свалка судов рыбколхоза была и на острове Путятин.

- Ваша профессия ведь не только интересная, но еще и опасная. Для нее нужно иметь крепкое здоровье. Какие требования предъявляются к тому, кто хочет стать водолазом?

- Да, требования очень жесткие, нужно пройти медицинскую комиссию.

- А по технике безопасности, какие меры нужно предпринимать, чтобы все прошло хорошо?

- Основа подводных погружений – техника безопасности. Любой водолаз должен знать ее на зубок и выполнять неукоснительно. Самое главное, чтобы под водой не было паники. Когда человек находится под ее воздействием, он начинает совершать непредсказуемые поступки. Поэтому водолазы должны быть всегда спокойны и выдержаны.

- А у вас были случаи, когда случалось что-то непредсказуемое, когда была опасность или что-то выходило из строя на глубине.

- Бывало, что перемерзали дыхательные аппараты. Но тут дело в тренировке и в отсутствии страха, а также чувстве меры. Если перемерзает дыхательный аппарат, необходимо срочно всплывать. Но, опять же, тут нужна тренировка и знание техники безопасности. Вот, например, метод обучения, которым пользуются дайверы: бросают акваланг на дно бассейна, и несколько человек дышат из него по очереди. Или, например, бросают  дыхательный аппарат на дно, ныряют и "подключаются" к нему на глубине. То же самое и с "отключением" от него на глубине. Также учатся оказывать помощь под водой.

- Вы принесли с собой трофей с первого поднятого вами судна.

- Это уникальнейшая находка, первая буква "С", с эсминца "Стойкий", 1909 года постройки. Поднимали мы его в 2000 году, это был уникальный подъем.

- Чем он уникален?

- Методом, то был второй раз, когда он применялся. Первый раз так поднимали в Нидерландах пассажирское судно. Судно было списано с Тихоокеанского флота, стояло возле причала, экипаж отсутствовал. В судно набралась вода, и оно перевернулось. Для того, чтобы это судно поднять,  нужно было поставить его на ровный киль. Мы просто сделали противовес, как сейчас поступили в Италии с "Коста-Конкордией". Идея наварить на борт судна дополнительные балластные цистерны пришла мне в голову уже во время работы.

Сколько времени занял подъем?

- Мы начали работать в августе, 30 декабря он у нас всплыл, простоял несколько минут и утонул. Получилось так, что отвалился мягкий пластырь, размером 3x6 метров, и такой поток воды мы не смогли остановить. Там у нас утонула техника, все насосы, пришлось ремонтировать. Второй раз судно всплыло уже в марте.

- А сколько людей примерно работает над подъемом одного судна? Ведь сейчас многие работы выполняет техника.

- Нет, это все делается в основном вручную. На эсминце у нас работало всего 12 человек, из них всего два – водолазы. Остальные – механики, рабочие, матросы, электрики.

- Расскажите о своих наиболее ярких подъемах.

- На букве, которую я принес с собой, выгравировано ровно 60 судов, которые я поднял. Тут все расписано по годам. Проанализировав свою работу, я понял, что самые интересные моменты всегда происходят зимой. Например, в бухте Козьмина была компания "разделывала" танкер, водоизмещением 1,5 тысячи тонн. Но работали они не совсем правильно – срезали рубку, а лишь потом палубу. К тому же, у корабля был дифферент на корму – 12 градусов. Сам корабль стоял на грунте, то есть прилив-отлив надо учитывать. И вот, со следующим приливом он сполз на глубину и утонул. А понтон было завести нельзя, так как с одной стороны была причальная стенка, кран поставить тоже, потому что он не вписывался в разрез – там всего 32 метра ширина. К тому же, была зима. Палуба вся гнилая, размер ее порядка 200 кв. метров. С бортами тоже были проблемы. Я плыву, обсматриваю. В руках у меня был небольшой ломик. Я его уронил в воду, но он не просто упал на дно, а отскочил от него. На дне был ил, который замерз и стал похож на бетон. И у меня родилась идея – мы нашли много брезента, накрыли им палубу, привезли два самосвала песка, засыпали. Через два дня у нас все замерзло, и корпус стал чем-то вроде монолита. Предварительно мы сделали шахты, поставили насосы и откачали воду. Танкер подвсплыл, мы его прицепили лебедками и вытащили на берег. Интересный получился вариант, никто, может быть, не додумался бы, если бы я не увидел, что под водой замерз ил.

- Хотелось бы поговорить о работе водолазов зимой. Насколько я знаю, подледные водолазные работы – очень опасная вещь.

- Коэффициент сложности в это время года сразу поднимается при водолазных работах. Это, во-первых, холодная вода - необходимо тепло одеваться. Сейчас появилось снаряжение с подогревом воды внутри костюма. Также опасен лед, нужно уметь ориентироваться и иметь страховку. Освещение под водой зимой значительно ниже. Как я уже говорил, все самые сложные и интересные работы я выполнял зимой. Из плюсов можно отметить то, что вода зимой значительно прозрачней, практически нет взвеси и планктона, 25-30 метров горизонтальной видимости на глубине. К тому же, вода немного теплее, нежели на поверхности. Расскажу интересный случай зимнего подъема подводной лодки. В бухте Павловского, которая расположена в заливе Стрелок стояли дизельные лодки. Одну лодку мы подняли еще раньше, а вторая лодка, когда тонула, перевернулась, легла на левый борт и попала под плавпирс. Его было убрать нельзя, потому что с другой стороны стоят два атомохода. При том, это была самая большая дизельная лодка в СССР водоизмещением 3060 тонн. Мы решили ее вытащить волоком по дну.  Это была весьма сложная работа, мы перелопатили около 300 тонн грунта, переместили его в сторону. Эта работа заняла всю зиму.  Начали мы лодку двигать в феврале, когда лед стал подходящим, а в марте мы ее уже вытащили из-под пирса. Мы ее осушили, и она благополучно всплыла. Это, на самом деле, был уникальный проект, так как никто в мире не таскал по дну подводную лодку волоком.

С чего начинается работа по подъему судов?

- Первоначально, если есть чертежи, или же это типовой проект, мы проводим обследование, в том числе и под водой, проводим замеры, смотрим, как к нему лучше подобраться. Потом готовим определенную оснастку, пластыри для заделки повреждений или люков, дверей, окон и иллюминаторов, считаем затрачиваемое время и деньги. Готовим насосы для осушения воды, компрессора для продувания понтонов. Одним словом, готовим технику. Потом выбираем время, когда у нас все готово, подходим и начинаем трудиться.

- В зависимости от судна, сезона и так далее, уходит от месяца до целого сезона?

- Бывает по-разному. Самый быстрый подъем – СТР в бухте Средней. Купили участок берега, готовили его для пляжа, а там были затопленные рыболовные суда. Мы пришли к СТР к вечеру, я походил, посмотрел, понырял. Палуба находилась под водой, а надстройка  – над водой. Я отметил, что все иллюминаторы и прочие отверстия заделаны. Мы бросили насос, вода стала уходить. Мы в 17.00 пришли, а в 6.00 уже потащили его на разделку. Это был самый быстрый подъем. А самый долгий, это, наверное, эсминец, который мы два раза поднимали.

- Вы когда-нибудь считали, сколько часов провели под водой за всю профессиональную карьеру?

- Ну, если смотреть по официальным нормам и правилам для водолазов – не более двух часов в день. Если смотреть по этим нормам, то выйдет около 10 тысяч часов за всю карьеру. А если так разобраться, то приходилось работать и больше.

- Давайте поговорим о красотах морского дна. Для любителей понырять, где лучше всего плавать и как много у нас пещер?

- Японское море на постсоветском пространстве – самое богатое. Черное море - бедное и грязное, в нем ничего особенного нет кроме различных археологических артефактов. Северные моря тоже небогаты, однако, сейчас стали разводить в них дальневосточного краба, нашего гребешка-сероглазку. Но ландшафт северных морей схож с ландшафтом Луны. Красоты нашего моря "актуальны" до глубины в 10 метров. Дальше – темно, к тому же ничего особо интересного там нет. Также стоит нырять ради красоты на мысах, где есть скалы и камни.  Там красивые гроты, могут быть хорошие рыбы, такие как ерши и японские желтые, серые и темные окуни. А там, где помельче, хорошая кефаль, так называемый пиленгас, камбалы 17-ти видов.

- А большие пещеры есть?

- Крупных пещер у нас нет, но есть, так сказать, полупещеры, большие валуны, под которыми можно проплывать. А вот именно гротов, в которые можно заплывать, у нас нет.

- А с хищниками на глубине, вроде акулы, сталкивались?

С-  акулами только наверху сталкивался. У нас в Находке, на мысе Поворотном, во время ловли окуня акулы часто выпрыгивают из воды. Этим летом я с акулами не встречался, а вот с котиками и нерпами – да.  Когда они плавают, рядом, создается ощущение, что мимо тебя плывет голый человек.

- Как вы можете оценить необходимость такой профессии, как водолаз, в нашем крае? На каком уровне сейчас находится развитие водолазного дела в Приморье?

- В Приморье профессия востребована, так как сейчас идет много строительных работ, на которых не обойтись без водолазов. И спасательных. Дайверы обязаны быть готовы к спасению людей. В то же время, водолазы могут работать на различных спасательных станциях. У военных обязательно должна быть водолазная служба. Вообще, наша страна – морская держава, так что у нас просто обязана быть развита водолазная профессия. Но у нас нет, так сказать, консолидации, профсоюза, и поэтому все разрозненно.

- С чего стоит начать желающему заниматься водолазным делом? Есть ли специальные школы в Приморском крае и достаточно ли такого обучения для профессиональной работы под водой?

Дайверов сейчас много, в Находке есть целые клубы, но дайвер – это всего лишь турист под водой.  Чтобы стать профессиональным водолазом, необходимо окончить профессиональное обучение. Во Владивостоке раньше было две школы, но и сейчас тоже есть профессиональное обучение. Этим занимается Дальрыбвтуз. Водолазы, прошедшие данное обучение, имеют право выполнять все технические водолазные работы, возможно повышение квалификации, там уже идут дополнительные профессии, вроде подводного сварщика или взрывника.

- А сколько времени проходит от первой тренировки до первого серьезного входа в море?

- Сначала надо научиться нырять с трубкой и маской, чтобы почувствовать задержку дыхания, потом надо пройти курсы обучения по международным стандартам. И, если тебе понравилось, ты можешь идти в профессионалы и проходить другие курсы обучения.

- Дайверы и водолазы - что это за градация и чем они отличаются?

 - Дайвер – по-английски и есть водолаз. Но дайвера в современном понимании слова скорее стоит называть "ныряльщик". Потому что они лишь туристы-любители. Он может много знать, многое уметь, ходить под воду на глубину, однако работать с ними весьма непросто. Некоторые, например, боятся темноты и различных подводных "туманов". Водолазу, если ему необходимо обследовать подводную лодку, первоначально нужно заглянуть внутрь, в прямом смысле слова затаив дыхание. Потом обязательно нужно запомнить помещение, в котором ты находишься. Потому что, как только ты заплывешь внутрь, первый пузырек воздуха всколыхнет всю тамошнюю муть и ничего не будет видно. Фонарики в такой воде не помогают. Все это делается на ощупь, и ты должен чувствовать не только кончиками пальцев на руках, но и кончиками ластов, что там у тебя, выход, клапан, ручка и так далее. Также всегда нужно проигрывать в памяти, с какой стороны ты будешь заходить, а с какой – выходить. Поэтому профессионализм стоит многого.

Источник: primamedia.ru

 

Также в рубрике
Основатель и солистка группы Reflex, автор песен и преподаватель йоги Ирина Нельсон в путешествиях больше всего ценит новые впечатления и считает Россию местом силы. В интервью РИА Новости она рассказала об отдыхе со смыслом, йога-турах в Азию, секрете идеальной фигуры, приключениях в Германии и нетуристическом Нью-Йорке
 0
Бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден написал книгу мемуаров, в которой рассказал о своей жизни в России, о свадьбе, которая состоялась в Москве и о причинах, побудивших его на публикацию секретной информации
 0