USD: 67.9975
EUR: 76.7556

Замуж за устрицу

Россиянка поехала на юг Китая и очутилась в раю

Замуж за устрицу

Новости о скором установлении безвизового режима с Китаем одинаково порадовали российских предпринимателей и туристов. Китай — это не только древний Пекин, динамичный Шанхай и курортный Хайнань. Поднебесная предлагает огромный выбор направлений, удовлетворяющих вкус любого путешественника.

Весь покрытый зеленью 

Ядовитый смог, толпы шумных, суетливых людей, мерцающие неоновые вывески, запахи жареной свинины и скорпионов, играющие на каждом углу в теннис пенсионеры — таким рисует мое воображение Китай. Поэтому то, что я вижу по пути из аэропорта в отель, кажется галлюцинацией, ловкой выдумкой измученного длинным бессонным перелетом мозга. Чистый, современный и ухоженный Гуанчжоу утопает в зелени. Многоуровневые эстакады обрамлены цветущими кустарниками, а баньяны и пальмы у подножия небоскребов придают городу совершенно экзотический облик.

Полупустые улицы, неторопливые прохожие — все это только усиливает чувство, что передо мной какой-то неправильный Китай. Усталость сменяется энтузиазмом и неподдельным любопытством. Такси останавливается у пятизвездочного отеля LN Garden.

Уже на входе он поражает своим размахом: на стене в лобби красуется гигантское позолоченное панно с изображением сюжетов из жизни династии Цин. К созданию этого отеля приложил руку архитектор стеклянной пирамиды в Лувре Бэй Юймин, здесь сочетание современного дизайна и классического китайского наследия создает атмосферу уюта и комфорта.

Комплекс отеля включает в себя 8 банкетных залов для проведения торжественных мероприятий и конференций, 9 ресторанов, открытый плавательный бассейн, фитнес-зал и SPA-центр.

Устричный рай

Поездка в Гуанчжоу — это настоящее гастрономическое приключение. Мало кто знает, что китайская кухня, которую подают в большинстве западных стран, имеет свои корни именно отсюда, из провинции Гуандун. К моей удаче, один из лучших ресторанов города находится прямо в моем отеле.

Кантонская кухня славится своими морепродуктами, а местные повара искусно подбирают соус к каждому из блюд, который идеально раскрывает все оттенки его вкуса. Ассорти из воздушных димсамов, сервированное с паштетом из черного трюфеля, тушеные клецки с креветками, суп из черного кунжута, морские гребешки, тающие во рту, слоеное тесто из трески в устричном соусе — всего и не перечислить.

Моя новая знакомая Сэнди хоть родилась в Гуанчжоу, но училась в Нью-Йорке. Она на идеальном английском рассказывает о местных традициях приема пищи и помогает с выбором очередного блюда. Оказывается, здесь любят неторопливые ужины в кругу семьи. Я вспоминаю, как во Флоренции официант сетовал на китайских туристов, которые шумной толпой забегают в ресторан, заказывают самое дорогое блюдо и вино, быстро расправляются с обедом и так же стремительно уходят, торопясь занять очередь в музей.

«Деньги они, конечно, тратят огромные и не занимают столы, однако разве такая спешка — это наслаждение?» — сокрушался парень. Я рассказываю эту историю Сэнди, и она удивляет меня очередным фактом: оказывается, оплачиваемый отпуск даже у самого усердного работяги — не больше семи дней в году.

Если не считать государственных праздников, то эта неделя — их единственная возможность путешествовать, поэтому они пытаются успеть все попробовать и посмотреть, а сидеть в кафе, растягивая утренний кофе, — непозволительная роскошь.

Когда я сообщаю Сэнди о наших двадцати восьми отпускных днях, она неподдельно вздыхает: «Ох, ну надо было выходить замуж за русского!» Мы смеемся, я проглатываю очередную восхитительную устрицу и говорю, что я, в свою очередь, не прочь выйти замуж за состоятельного китайца.

«Эта сука — "Шанель", эта сука, как "Гуччи"»

— «Копи, копи, "Гуччи", "Прада", "Шанель", гоу, гоу!» — худощавый китаец тычет пальцем на заламинированную картинку с самыми модными сумками и тянет меня в магазин. Таких зазывал здесь тьма. Они носят спортивные штаны «Ададис» и белые майки, задранные на животе на грузинский манер (хотя куда им до могучего грузинского живота). Наконец картинка в моей голове сходится с реальностью: вокруг рынков царит оживление, на тротуарах возвышаются клетчатые горы из торгашеских сумок, дорогу перекрывают повозки, в глазах пестрит от вывесок на кривом русском языке.

Гуанчжоу — это Мекка для любителей шопинга, гигантская сокровищница поддельных «Луи Виттонов» и «Эрмесов».

Здесь можно найти все: электронику, одежду, посуду, детские игрушки, сувениры и товары для дома, стразы, мигающие гирлянды, разноцветные сумки из клеенки — привет, ностальгия, детство и Черкизон! Тут главное — иметь терпение, искать и торговаться.

В некоторых магазинах представлены китайские современные дизайнеры с весьма сдержанным стилем и приемлемыми ценами, приличные по качеству шарфы из кашемира и шелка, оригинальная посуда и многое другое. Для изучения местных рынков потребуется не менее недели и огромный пустой чемодан.

Желательно запастись наличными и иметь немало разменных купюр — к моему удивлению, у продавцов частенько нет сдачи даже с банкноты в сто юаней (около тысячи рублей). Позже я узнаю, что бумажные деньги у китайцев не в ходу, для оплаты всего на свете у них есть WeChat — аналог привычного нам WhatsApp. В нем у китайцев вся жизнь: общение, валютные операции, аренда велосипедов, оплата коммунальных счетов, запись к врачу — все это осуществляется через приложение. Представьте себе, что в аккаунте содержится вся информация о вас, даже покупка копеечного магнитика на рынке. Немного пугает, не правда ли?

Завтрак у водопада 

На следующее утро я решаю попробовать гимнастику тайцзицюань. Урок проходит прямо на территории отеля в саду. Наш учитель не говорит по-английски, что придает всей процедуре особую аутентичность. В очередной раз, когда я ставлю ногу на 5 миллиметров левее положенного, в мою сторону летит эмоциональный поток китайской речи, и я чувствую себя молодым неумелым воином из фильма про единоборства.

Пока мы потеем и кочевряжимся, в другой части сада только что проснувшиеся постояльцы наслаждаются завтраком. В воздухе витает аромат круассанов, яйцо бенедикт с соусом от шеф-повара кокетливо растекается на чьей-то тарелке... Я тщетно пытаюсь сохранять концентрацию на потоках внутренней энергии ци и освоении новой позы. Через час легкой вводной разминки во всем теле ощущается приятный тремор, мы все дружно кланяемся учителю и друг другу, и я спешу занять себе столик у водопада в саду.

Именно этот зеленый оазис с десятиметровым водопадом и прудом с золотыми рыбками — главная роскошь отеля. Трудно поверить, что за забором гремит мегаполис, высотки и шопинг-молы живут своей жизнью, а люди спешат на работу. Наслаждаться прохладой и спокойствием этого места хочется бесконечно.

После завтрака я отправляюсь в район Тяньхэ — деловой район города, в котором расположено множество небоскребов и торговых центров. Этот район — прекрасный образец современного Китая и истинная находка для любителей архитектуры.

Инопланетные формы здания оперного театра, построенного по проекту знаменитой Захи Хадид, лаконично вписываются в футуристический облик города. Позируя на фоне здания, местный китайский модник небрежно закидывает на плечо клетчатый пиджак, мечтательный взгляд направлен в бесконечность — скорее всего делает аватарку для Таntan, китайского аналога 
Tinder.

Рядом с оперным театром находится здание библиотеки, похожее на огромный айсберг, и музей провинции Гуандун, стены которого напоминают потрескавшуюся лаву. Чтобы в полной мере оценить красоту этого места, лучше пробыть здесь до вечера, дождаться подсветки небоскребов и второй по высоте телебашни в мире. Ну а завершить день можно прекрасным круизом по Жемчужной реке.

Здание оперного театра в Гуанчжоу

Последний день в Гуанчжоу мы завершаем набегами на супермаркеты. Я стою в очереди на кассу и раздумываю, нужна ли мне еще одна пачка жареных куриных лапок с чили в качестве сувенира, как вдруг подруга спокойным голосом сообщает мне: «Сейчас я отключусь», — и начинает медленно сползать на пол.

Я бросаю корзину, хватаю ее под руки и пытаюсь звать на помощь в тщетной надежде быть понятой. Вдруг из ниоткуда к нам выпрыгивает дед в спортивных трениках, молча берет руку подруги и уверенно зажимает какую-то точку между большим и указательным пальцами: подруга мгновенно оживает.

Целитель исчезает так же быстро, как и появился. Мы приходим в себя, собираем разбросанные упаковки с копченым тофу, чипсами нори и еще черт знает с чем, нам помогают подняться, какая-то женщина с улыбкой протягивает бутылку воды. Я поражаюсь спокойствию и хладнокровию окружающих. Этим финальным аккордом Китай окончательно пленит меня, оставив твердое намерение вернуться.

lenta.ru

Также в рубрике

Москвич проехал весь Бахрейн и понял, что роднит его с Америкой и Чечней

 0

Рассказ россиянки о жизни в Лондоне

 0