USD: 63.2396
EUR: 73.7247

Дзебик среди папуасов

Москвич отправился в Новую Гвинею на надувном катамаране и выжил

Дзебик среди папуасов

Мой друг Саша Дзебисашвили — великий путешественник. На самом деле и без всякой иронии. Довелось мне ходить с ним под парусом по самым разным морям, от Швеции до Камчатки. Дзебик, как называют его близкие друзья, совершенно не способен сидеть на месте. Он может вечером прийти домой с работы, взять палатку и отправиться в подмосковный лес — посидеть у костерка. Или сорваться на выходные в Крым на мотоцикле. Однажды мы созвонились и поехали в Конаково, пройтись по водохранилищу на байдарке. Было это в Рождество. На следующий день похолодало, и мы вмерзли в лед, как «Фрам» в полярном море…

А еще Дзебик может починить любой прибор, от оптического телескопа до ризографа и от стиральной машины до электрогитары. Вот как раз электрогитару мне и нужно было починить. Звоню товарищу — он вне зоны. А потом вдруг получаю от него письмо следующего содержания.

20 декабря, Джакарта, остров Ява

Петька, привет! Я в Индонезии, в городе Джакарта. Честно говоря, сам этого не ожидал. Пойдем на катамаране (его я еще не видел) на острова у западного побережья Папуа (Новая Гвинея). Нас пока тут трое. Дениса ты знаешь — парень из Иркутска, с которым мы вместе ходили на Сахалин, Курилы и Камчатку.

Таксисты Джакарты
Таксисты Джакарты 

Капитаном у нас будет Стас. Он москвич, и это его катамаран. Денис познакомился с ним через интернет. Позвонил мне и сообщает, что есть человек, который ищет компаньонов для похода на острова Вайгео (Индонезия, Западное Папуа). Стас опытный походник, в последние семь лет он подолгу путешествует по Юго-Восточной Азии, научился разговаривать по-индонезийски, познакомился с их обычаями. Стас может долго, очень интересно и очень тихо рассказывать о своих приключениях — родственная душа.

Ты, конечно, спросишь меня, какого черта я в Индонезию поперся. Знаешь, я тут как-то сидел и загибал пальцы — сколько раз я бывал на Белом, Баренцевом, Охотском, Японском море... Пальцы быстро закончились, а я понял, что в настоящем теплом море я не был ни разу. Как-то так.

Не скучай, буду тебе обо всем писать.

21 декабря, Джакарта, остров Ява

Петька, привет! Пишу наспех, пока есть интернет. Едем на рейсовом автобусе, битком набитом индонезийцами. Жуткая теснота, жара и никаких кондиционеров. На дороге непрерывные заторы. Через два часа после отъезда от автовокзала находились всего в 15 минутах ходьбы от него.

Поселения тянутся вдоль дороги практически непрерывно, но таких трущоб, как в Индии, я здесь пока не видел. Иногда проезжаем современные офисные или гостиничные комплексы. На дорогах преимущественно современные «японки» и множество мопедов, в основном вполне свежих, от «Хонды» да «Ямахи». В Москве если видишь не китайский мопед, то ему уже лет 20.

Поток машин очень плотный. В стоящий в заторе автобус заходят местные тетки и продают замерзшую воду, которую пассажиры прикладывают к головам. В результате 400 километров по маршруту Джакарта — Семаранг — Джапара преодолели за 15 часов.

23 декабря, Джапара, остров Ява

В Джапару мы приехали, чтобы забрать надувные баллоны от сплавного катамарана и мотор («Ямаха» — 2 л/с). Год назад Стас оставил их на хранение у знакомого владельца ресторанчика.

Это прибрежный городок, относительно тихий и чистый. Есть небольшой порт. Пляж, частично очищенный от выносимого морем мусора. Кампус факультета рыболовства и морской науки Университета Дипонегоро. На окраине начинаются рисовые поля.

Джапара — город резчиков по дереву
Джапара — город резчиков по дереву

Джапара — город резчиков по дереву. Целые улицы бесчисленных лавок, торгующих резной мебелью или бревнами для ее производства. Преимущественно выставлены полуфабрикаты — неошкуренные и некрашеные, из древесины тика. Вообще мне тут попадалось два типа древесины — либо мягкий тик, либо железное дерево, в которое невозможно вбить гвоздь.

25 декабря, Джапара, остров Ява

Петька, привет! Здесь тепло и пальмы, а по обочинам дороги растут бананы. Вчера накатал на взятом напрокат скутере 200 километров. Хотели со Стасом подняться на вершину горы Мурия, добрались к подъему на мопедах. Но запутались в дорогах на склоне горы и попали на кладбище, где, подхваченные толпой мусульман, были затянуты в их святилище и полтора часа стояли в очереди, чтобы выбраться оттуда. Хорошо еще, что в отличие от мрачных чеченцев индонезийцы очень приветливы. А еще они любят фотографироваться на фоне белого человека.

К нужной тропе и минеральным источникам добрались только к четырем часам. Минерализация воды в источнике слабая, вода чуть кисловатая. До вершины было еще два часа ходу, а в шесть часов тут уже темнеет. Полтора часа торопливо карабкался по корням, камням и глине, надеясь хоть где-нибудь найти просвет между кронами огромных деревьев, но тщетно. На обратном пути потеряли друг друга и назад возвращались порознь.

В четыре утра будит рев установленных на мечетях мегафонов. Рев накрывает город, как сирена воздушной тревоги. Но при этом во многих супермаркетах, на вокзале и в других местах спокойно стоят наряженные к Рождеству елки.

27 декабря, Сурабаи, остров Ява

Из Джапары добрались на автобусах до Сурабаи — это еще 300 километров. В Сурабаи нам предстоит сесть на судно и идти морем 2500 километров до порта Соронг в Западном Папуа. Самолеты исключаются из-за запрета на перевозку моторов в Индонезии.

Сурабаи — большой портовый город. Преимущественно малоэтажный. Отдельные высотки выпирают из нагромождения частного сектора. Несмотря на 700-летнюю историю города, старина в глаза не бросается. Чтобы куда-нибудь попасть, надо долго ехать на маршрутке. Сходили в зоопарк — надо же познакомиться с местной живностью, которая может нам потом повстречаться. Особенно впечатлил огромный соленоводный крокодил. Говорят, они в изобилии встречаются на Вайгео, куда мы, собственно, и собрались.

29 декабря, Макасар (о. Сулавеси)

Вчера в четыре часа вышли из порта Сурабаи. Судно называется Km. Dobonsolo компании Pelni. Довольно большое грузопассажирское судно немецкой постройки 1993 года, водоизмещением 3,5 тысячи тонн, 145 метров в длину, рассчитанное на две тысячи душ. Ржавое и грязное. Мы купили билеты экономкласса (4 класс).

Km. Dobonsolo

Выглядит четвертый класс как большое помещение, заставленное одноярусными койками. Есть телевизор, розетки, стада тараканов и мыши. Когда смотришь на стену или потолок, то будто screensaver на экране компьютера — все время что-то перемещается.

Кормят обедом и завтраком из риса и мелких кусочков непотрошенной курицы или рыбы. Дают воду в пластиковых запаянных стаканчиках. Есть кипяток. Есть продуктовый киоск и настырные разносчики всякой снеди. Ну очень дорого!

Кондиционеров то ли нет, то ли они не работают. Но от жары не страдаю. В последние дни болел сильным насморком и горлом и теперь надеюсь поправиться. Вчера было пасмурно, временами шел дождь. Сегодня переменная облачность, +30. Лежу на верхней палубе в тени.

Сегодня впервые увидел летучих рыбок. Они стайками и поодиночке выскакивали из под форштевня. Иногда рыбки мелкие, как разноцветные бабочки, а иногда размером с голубя. Порой они летают над водой секунд по десять, периодически разгоняя себя хвостом по воде на бреющем полете. А бывает, что, выскочив из воды, рыбка тут же врезается в следующую волну с сильным всплеском.

В Макасаре у причала судно стояло два часа, и я успел пробежаться по городу. Город не сильно отличался от предыдущего. Менее этажный, по портовому зажиточный, дороги бетонные, много аккуратных домов, красивое здание порта и мечеть рядом. Не грязнее наших городков. Видел складированные детали нескольких гигантских ветряков — фрагменты столбов и 40-метровые лопасти. Но рассматривать было некогда, боялся опоздать на теплоход и назад бежал как лось.

Стемнело, на мачтах зажгли разноцветные гирлянды. Пока еще грузят контейнеры на корму — горой, в высоту до капитанского мостика.

Успел принять душ и сижу на палубе в мокрой майке.

30 декабря, Бао-Бао

Подъем на судне с восходом (в четыре часа утра) — включают через динамики призыв муллы на молитву.

В 10-30 по местному (UTS +8, на Яве UTS+7) вошли в порт Бао-Бао. Бросаем жребий: кто в город пойдет, а кто вещи сторожить останется. Как только трап коснулся борта, на судно бегом, словно пираты на абордаж, сметая пассажиров, ворвалась толпа грузчиков в яркой униформе (в каждом порту свой цвет). Через 30 секунд они заполнили все и везде, как муравьи копошатся по всему кораблю, предлагая свои услуги.

В Бао-Бао мне досталась всего пятиминутная пробежка по пирсу. Ребят пробил голод на фрукты, и они застряли на рынке, израсходовав мое время. Купили плод хлебного дерева и ананасы. Стоянка, впрочем, была короче заявленной.

Солнце, кучевые облачка, жарко — думаю, не менее +35. Городок небольшой, разбежался по склонам невысоких горушек. Высоких зданий не видно, пять этажей максимум. Выделяется несколько крупных зданий, похожих на управу, гостиницу, мечеть или школу (школа отличается лишь наличием спортивной площадки).

После отплытия проводится очередная тотальная проверка билетов: общие каюты запираются, запираются переходы между палубами, и судовые секьюрити ищут зайцев.

Выходим в море. Ветер погнал волну с барашками. До этого ветер менялся от штиля до слабого. Впрочем, ветер попутный, а качка едва ощущается.

По дороге на гору я заблудился
По дороге на гору я заблудился

31 декабря, Яванское море

Петька, привет! Поздравляю тебя и твоих девчонок с Новым годом!

Мы идем теперь морем Серам, а до этого шли Яванским морем, морем Флорес и морем Банда.

Тут многие индонезийцы ходят в медицинских масках. В загазованном городе это понятно, но они носят маски и в парках, и даже на открытой палубе корабля. А на пальцы туземцы надевают огромные перстни из крашенного алюминия.

Очень много курящих, курящих в общественных местах, замкнутых помещениях, курящих детей.

Летучие рыбки больше похожи на стрекоз — длинное селедочное тело и полупрозрачные крылья, переливающиеся неяркими цветами. Возле борта видел дельфинов.

Прошел сильный дождь с небольшой грозой. После дневной жары очень приятно. Сидим на лавочке, укрывшись от свежего ветра за контейнером. Стас беседует с аборигеном. Тот назвался антропологом...

Мы с Денисом пытаемся прикинуть необходимый запас воды, еды и бензина. Груза получается на тонну. Сопоставляя это с размерами катамарана (баллоны d 0,6 на 5 метров), только руками разводим. Стас же ходит совершенно расслабленный.

Следующая остановка — в порту Амбон на одноименном острове, и до следующего года связи у нас не будет.

4 января, Соронг, Западное Папуа (о. Новая Гвинея)

Петька, привет! Вдруг дали интернет. Я почтовой программой пользуюсь как тетрадкой — пишу все подряд.

Прошли море Серам и 1 января в 10-30 (UTC +9) вошли в порт Соронг. От Амбона мы почти все время шли в виду островов. Острова гористые, отдельные вершины достают до кучевых облаков. Склоны густо покрыты лесом. В море и на берегу скал не видно. Пляжи, реже заметны невысокие обрывы, похожие на глинистые или из песчаника. Берега часто заселены. В море много лодок. Сотовая связь ловится с верхней палубы почти везде.

В Амбоне мне удалось пробежаться по городу. Обычный приморский городок: вдоль побережья невысокие дома, пара парадных улиц, магазинчики, хостелы, конторы, несколько христианских церквей и мечетей, школы, полиция, детский сад. Пыли и грязи не больше, чем в наших городках. Люди приветливые — встречные улыбаются и здороваются: «Хеллоу, мистер!» — как и все остальные индонезийцы, с которыми нам довелось общаться.

Зоопарк в Сурабаи. Местные символы — акула и гигантский соленоводный крокодил, с ними нам еще придется встретиться
Зоопарк в Сурабаи. Местные символы — акула и гигантский соленоводный крокодил, с ними нам еще придется встретиться

В Амбоне корабль принял солидную партию пассажиров. Из них многие явно папуасовской внешности. Они разлеглись на всех палубах, лестницах, в проходах и т.д. Мы с Денисом тоже расположились на палубе, потому что в каюте постоянно курят. Тут мы и встретили новый 2018 год, выпив по этому поводу из кокоса.

При подходе к Соронгу нас слегка раскачала океанская зыбь с носа.

Соронг встретил жарой, от которой пот тут же струйками потек по всему телу. Соронг выглядит более провинциальным, хотя город немаленький. На рейде стоит два десятка больших судов, видел три гафельные шхуны и понтярный катер-яхту. По морю снуют рыбацкие лодки. Они узкие и длинные, с двумя аутригерами, сделанными из пластиковых канализационных труб или из бревен сантиметров по 20 в диаметре.

Похоже, здесь не все спокойно. Видел полицейские машины с решетками от камней на стеклах и водометами и машины для постановки заграждений из колючей проволоки.

Пока мы сторожили вещи, Стас нашел дешевую гостиницу (300 рупий — 1500 рублей) на троих, и мы перебрались в душную комнату с вентилятором в пристройке над вонючей речкой.

Вскоре нарисовался наш четвертый спутник — японец с гитарой по имени Кен. Он едет на велосипеде вокруг света и к нам присоединился лишь на время. Поздоровавшись, Кен поставил велосипед, лег на пол и уснул. Мне он сразу понравился.

А утром прилетел и наш пятый компаньон — Иван. Ивану около 30 лет, по образованию энтомолог. Влюбившись в вечное лето, он обосновался в Индонезии, выучил индонезийский и теперь зарабатывает на жизнь, работая гидом. Много путешествует.

На следующий день мы нашли замечательное пристанище на время сборки катамарана и перебрались туда. За это надо благодарить Дениса. Он буквально затолкал Стаса поговорить с хозяевами, и все сложилось как надо. Вообще, в нашем довольно расслабленном коллективе Денис — самый энергичный и всех подгоняет.

Хозяева — семья папуасов, очень доброжелательные. За неделю проживания взяли с нас 1 миллион рупий (5 тысяч рублей), за еду еще столько же.

Расположились в пустом зале 15 на 15 метров — похоже, здесь раньше был магазин. На стенах сохранились плакаты с жуткими фотографиями почерневших и покрытых язвами людей и реклама каких-то лекарств. По плакатам бегают гекконы, повторяя: «Так-так-так».

На кафельный пол мы поставили палатки (от комаров) и организовали стапель. Во дворе подстриженная лужайка. Хозяева готовят нам еду. Удобства — ванна с водой, унитаз и ковшик. Хочешь — умывайся, хочешь — подмывайся... Вода для пищи отдельно.

(Продолжение последует)

lenta.ru

Также в рубрике

Горожане бегут из городов. Это спасет Россию от развала

 0

Фотограф-путешественник Александр Андреев, побывавший в 56 странах и более чем 500 городах, рассказал, как получить жилье и пищу в обмен на помощь в школе, хостеле или на ферме

 0