USD: 58.7082
EUR: 69.4048

Жить в Замоскворечье: дружить с Гуфом и любить парк «Зарядье»

Москвичка Анна рассказала, за что полюбила «Зарядье», и почему скучает по закрытым чердакам

Жить в Замоскворечье: дружить с Гуфом и любить парк «Зарядье»

Замоскворечье – один из немногих районов в центре столицы, где еще теплится дух старой Москвы, коренных жителей здесь почти не осталось, а кабаки и рюмочные вытеснили модные заведения. Москвичка Анна, которая с детства живет в Замоскворечье, рассказала РИАМО о том, как ее семье удалось остаться в центре, о знаменитых соседях, любимых маршрутах, о плюсах и минусах современного благоустройства и жизни в «крутом» районе.

Семейная коммуналка 

Замоскворечье – это наш семейный район. Мы тут живем уже сто лет.

Прадедушки и прабабушки жили на Полянке и еще помнили наводнение в начале XX века, когда «смыло» половину центра. После наводнения наша семья оказалась в Замоскворечье, на Пятницкой улице, где мы получили новую квартиру. При Союзе нас стали «уплотнять».

К нам заехало несколько семей, и квартира стала коммунальной. Жили мы дружно и весело. Коммунальная эпоха закончилась, когда наша семья стала многодетной, и моей маме удалось отстоять право на собственность и жилплощадь.

Наш дом – шестиэтажный, с лифтом и толстыми метровыми стенами, потому что когда-то в доме было паровое отопление. Во время Великой Отечественной немцы сбрасывали на Москву огромные чугунные чурки, и одна из них пробила стеклянные блоки парадного входа в подъезд и основание дома, потом все залили бетоном, чтобы дом не развалился. 

Замоскворечье для нас – это больше, чем нынешние административные границы. Мы всегда считали «нашей» Болотную площадь и кинотеатр «Ударник», то есть часть района Якиманка. Исторически Замоскворечье – это все то, что за Москвой-рекой. Там с 14 века селились садовники (отсюда название улицы Садовническая), переводчики-толмачи (Толмачевский переулок), кожевники (Кожевнический переулок). Во времена Золотой орды собранную в Москве дань везли по дороге, которая сейчас носит название Большая Ордынка. Весь наш район – это путеводитель по истории Москвы.

Секретный ход в Кремль

У меня было какое-то идеальное детство. Выходишь на улицу – тополя, улочка без машин и маленькие особняки. Заходишь в кондитерскую, а там – огромная хрустальная люстра в половину потолка и лепнина на стенах, не хуже, чем в «Елисеевском» на Тверской. Конфет в эпоху дефицита особо не было, зато было просто красиво. Этой кондитерской на углу Большого Овчинниковского переулка и Пятницкой уже нет, а новые арендаторы смели всю красоту и сделали примитивный ремонт.

Воспоминание детства – это двери нараспашку. У нас в квартире никто из соседей не закрывал двери на замок, хотя это были «лихие» 90-е.

Мы всегда гуляли одни. В 4-5 лет вместе с братьями ездили на метро купаться на «Водный стадион». Сейчас это невозможно представить. У моих детей будет уже совсем другое детство, без крыш и подвалов, и совсем другое Замоскворечье. 

Наше детство – это абсолютная доступность чердаков и подвалов. У нас была целая система передвижения по Замоскворечью по подвалам, мы ползали там, как тараканы, знали все тайные ходы. Были даже ходы, по которым можно было доползти до Кремля.

А чердаки! Залезаешь после дождя на чердак и смотришь на старую Москву: золотые купола и низенькие домики, кривые крыши, еще не окутанные бешеным количеством проводов. Лужи блестят, запах прибитой пыли, золотое солнце, и такая маленькая, блестящая купеческая Москва. Это была романтика, восхитительно красиво!
Сейчас я даже не знаю, на какой чердак можно было бы залезть – все под замком.

Еще мы любили играть в гаражах на Овчинниковской набережной – идеальное место для «войнушки» и «казаков-разбойников».

Запах моего детства – это запах с кондитерской фабрики «Рот Фронт», какао-бобов с ванилью. Мы бегали к фабрике во время разгрузки машин. Из мешков высыпались какао-бобы, и мы набивали ими целые карманы. На вкус они были не очень, но мы их грызли и были счастливы.

Замоскворецкая тусовка

Среди моих друзей детства и соседей остались в Замоскворечье единицы. Не все пережили 90-е: многие умерли, «снаркоманились», сели, либо уехали на окраины. Когда в городе активно шла программа по расселению коммуналок, самые выгодные квартиры расселяли в новые районы Москвы за пределами Садового кольца – в Марьино, в Бутово. В своих квартирах удержались единицы.

У нас в районе было много токсикоманов, отцы спивались, матери сбегали с детьми на окраины. Начинался рэп, мальчишки становились «плохими ребятами». Другие, наоборот, начали «подниматься», и уже в 14-15 лет могли заработать больше своих родителей-бюджетников.

В нашем районе вырос под присмотром бабушки обычный парень Леша, сейчас известный рэпер Гуф. Леша был другом детства моего брата. Мы были в одной большой замоскворецкой тусовке. Даже когда Гуф начал набирать популярность, он оставался для нас просто Лешей. Конечно, мы были на его концертах. Сейчас Гуф построил дом в Подмосковье и в районе не появляется. В его песнях много про наш район – сокращенно ZM.

«А мне че? У меня на печени отмечено навечно – любимый райончик Замоскворечье», это из песни Гуфа.

В 90-е в районе было неспокойно, но мы ничего не боялись. У нас была огромная разновозрастная компания, как одна большая замоскворецкая семья. Если появлялся кто-то новый и пытался обижать малявок, тут же подключались старшие и объясняли – наших не трогай.

В начале 2000-х расселенные дома захватывались мигрантами, прямо за нашим домом был такой дом, а бомжи оккупировали заколоченные сгоревшие здания. Но наш дом нас берег. Мы были тут короли и звезды.

Настоящие звезды у нас в районе тоже были. Идешь по улице, а тебе навстречу Арамис (актер Игорь Старыгин, сыгравший Арамиса в фильме «Трех мушкетерах») или Кот Базилио (Ролан Быков, сыгравший Базилио в «Приключениях Буратино»).

Кабацкая Москва и нелюбимые заведения

Хотя мне всего 30, могу сказать – район уже не тот. Он становится все более элитным и коммерческим. Из мест моего детства не осталось ни одного, кроме одной подворотни. Идешь по Пятницкой улице и не узнаешь ее, все вымощено-вылизано – и вдруг эта темная подворотня, а за ней покосившийся домик. Ну, вот это Замоскворечье!

Когда-то у нас была своя система передвижения по району – по закоулкам и подворотням, которые не все знают.

Теперь мы ходим по переулкам, как все, потому что тайные ходы ликвидированы.

А какие были космические граффити, сделанные настоящими уличными художниками. Теперь все замазано, зашкурено. Граффити есть, но другие – приличные, аккуратные, сделанные под заказ и под это место.

Не могу сказать, что современное благоустройство мне совсем не нравится. Все очень здорово, но это новый крутой район Замоскворечье.

Я очень ждала, когда же вместо гостиницы «Россия» будет парк, и моя мечта сбылась. По-моему, с проектом «Зарядья» сильно накрутили, и пока я не рвусь гулять там. А гостиницу «Россия» я с детства не любила за ее серость и пафосность.

Здорово, что расширили тротуары на Пятницкой. Они и должны быть широкими, как раньше. Круто, что сделали фасады, они вышколены, вылизаны. Я обожаю просто гулять по улицам, наворачивать круги, показывать улицы друзьям. Ходить по центру стало исключительно приятно и удобно.

К сожалению, мои любимые и самые колоритные заведения закрываются. Им не место в чистом и по-европейски опрятном центре Москвы. В прошлом году у метро «Новокузнецкая» закрылась легендарная рюмочная «Второе дыхание», где можно было за 100 рублей напиться и наесться. Она работала тут чуть ли не с 70-х годов. У входа всегда была огромная толпа алкашей, студентов, интеллигентов.

Вываливается такая толпа на улицу, дышит алкогольными парами на морозе, смотришь и думаешь: «Москва кабацкая! Есенин!» От греха подальше это колоритное место закрыли.

Кафе моей молодости – «Апшу» в Климентовском переулке. Его тоже закрыли лет 7 назад, теперь в этом подвале безликое сетевое кафе «Му-му». Место было с потрясающей энергетикой, только для своих, людям выдавали ключи. Книжки на полках, джазовые концерты, посиделки до утра. Сейчас у меня любимого кафе в районе нет, все какое-то коммерческое, неуютное и дорогое.

От «Музеона» до Нескучного сада

Несмотря ни на что, жить в центре людям с невысокими доходами вполне можно. Если раньше в очередях в поликлинике сидели часами, то сейчас – хороший ремонт, электронная очередь, есть все специалисты. То же самое в детской поликлинике, качество услуг на уровне. С детскими садами тоже все нормально, места есть. Школы самые разные – от обычных до элитных. В бывшем Дворце пионеров, как и во времена моего детства, есть бесплатные занятия для школьников.

В последние годы открылось много сетевых магазинов с нормальными ценами – «Атак», «Седьмой континент», «Магнит». Вернулись и магазины шаговой доступности, которые были вытеснены салонами и кафе. 

Погулять с ребенком в коляске – пожалуйста! Выходишь на набережную, доходишь до «Музеона», переходишь в «Парк Горького», потом – в Нескучный сад. Район заставляет двигаться, заряжает энергией. Я не говорю о достопримечательностях, которые сосредоточены в нашем районе и в соседних. Каждый день можно открывать что-то новое. 

Вот только владельцам собак разгуляться особо негде: питомцам приходится делать свои дела прямо на тротуар, а хозяевам – собирать это в пакетики.

Пожилым людям у нас тоже неплохо живется, и они не хотят искать места потише. Сейчас стало шумно из-за большого количества кафе, ресторанов, небольших гостиниц. Раньше было тише, это факт. Летней ночью можно было услышать разве что одинокого саксофониста, играющего под сводами храма священномученика Климента. Но это место навсегда останется домом для нас, и другого нам не нужно.

riamo.ru

Также в рубрике

О том, какие нововведения ждут туристов, чем "Этномир" порадует посетителей на Новый год и как может помочь поступить в ведущие вузы страны

 0

Генеральный директор туроператора по въездному туризму "Интурист" Леонид Мармер рассказал в каких городах могут возникнуть сложности с размещением и логистикой, и на какие матчи придет больше всего болельщиков

 0