USD: 57.0861
EUR: 67.2988

«Я совсем не узнаю Москву – это не мой город»

Коренные москвичи рассказали, как изменилась Москва за полвека
«Я совсем не узнаю Москву – это не мой город»

В преддверии празднования 870-го юбилея Москвы коренные москвичи рассказали РИАМО, как менялась жизнь в столице в разные эпохи, что они больше всего любят в городе, и как относятся к современной Москве.

Наталья, 78 лет (Арбат):

«Вся моя жизнь прошла в центре Москвы, и я видела город абсолютно разным.

Я помню военную Москву, с темными окнами, когда город освещался прожекторами, а в небе висели аэростаты. Помню парад Победы.

Отношения между людьми тогда были очень теплые. Я училась в школе прямо напротив Кремля, там учились и дети высокопоставленных людей, и «дети коммуналок». Но мы были как родные, дружили всю жизнь. Эта школа до сих пор существует.

Моя Москва – это 50-е годы. Город был очень спокойным и чистым. Мы могли гулять всю ночь напролет. Люди были доброжелательными, и все было абсолютно прекрасно.

В 90-е начался снос исторических зданий, поджоги, вандализм, неуважение к прошлому, к истории.

Я не могу понять, как можно было так изуродовать Манежную площадь? Это как застроить Марсово поле в Санкт-Петербурге.
 
Сейчас я совсем не узнаю Москву, это не мой город, и я его не принимаю.

Остались еще места моей Москвы в арбатских переулках, в Замоскворечье, на Ордынке и Пречистенке. Я люблю приходить в Новодевичий монастырь, Марфо-Мариинскую обитель, а вот обновленный Парк Горького я не оценила.

Как-то была на катке зимой, и мне там не понравилось совершенно. Во времена моей юности весь парк заливали, и вся Москва каталась там, причем совершенно бесплатно.

Уничтожен «зеленый пояс» Москвы, город просто задыхается. «Пастернаковское поле» в Переделкино недалеко от нашей дачи все продали под элитные коттеджи.

Нина, 60 лет (ЦАО – Выхино):

Я родилась в 57-м, в год Всемирного фестиваля молодежи и студентов, в самом центре Москвы. Для меня всегда было две Москвы – центральная и спальная. Переселение из центра на окраины шло постоянно в связи с расселением коммуналок. Так я переехала с Зубовской улицы в Выхино.

Центр мы любили, он был «наш». Ходили в кино, театры, музеи и на выставки, но туда еще надо было достать билеты. Традиционное место встреч – кафе-мороженое на Тверской (тогда улица Горького с липами). Там можно было недорого посидеть с друзьями.

«Достать» - главное слово 70-х и 80-х. Тогда трудно было купить одежду и обувь. Хорошо, если ты шил или имел знакомых спекулянтов.

Мы бегали по стационарным туалетам (тогда в Москве их было значительно больше), которые превратились в мини-универсамы.

Купить там можно было все: книги, парфюм, джинсы, туфли, сапоги и т.п. с большой переплатой. За американские джинсы мне пришлось отдать месячную зарплату.

В 80-х наступил глобальный дефицит. Деньги есть, а купить что-то практически нереально. Квартиры превращаются в склады. Я стояла в гигантских очередях за детскими вещами с номерочками на руке.

Лучшее воспоминание о Москве 80-х - это Олимпийские игры. Всех, кого можно, выслали из города, а в магазины завезли продукты.

В 90-е жизнь резко изменилась: стала непредсказуемой, жесткой. Москва на самом деле не верила слезам.

Килограмм сметаны стоил половину зарплаты. Пришлось приспосабливаться, чтобы выжить.

Зато появилось настоящее телевидение и прекрасный русский рок.

Сейчас все ругают Лужкова. На самом деле, он очистил город от мусора, который при Гаврииле Попове буквально летал по Тверской. Собянин получил город уже в приличном состоянии.

Сейчас все силы брошены на центр, а на окраинах не делается ничего (сужу по своему району), только зачем-то сносят киоски с печатью и мороженым.

Татьяна, 70 лет (проспект Вернадского):

«Наш район всегда был спокойным и чистым, даже в 90-е. Мигрантов у нас и сейчас очень мало. Раньше за какими-то вещами приходилось ездить в другие районы или в центр, а теперь стало совсем удобно жить: много магазинов, несколько кинотеатров, кафе в шаговой доступности.

Я люблю и Москву моей молодости, и современную Москву. Только ГУМ мне сейчас не очень нравится – какой-то он стал аляповатый, дешевый.

Мне нравится, какой стала Тверская улица. В 90-е там все было завешено рекламой и лотками.

Единственное, что меня расстраивает в городе – это уничтожение пятиэтажек. Москва – не город высоток, он уютный и теплый. Наша пятиэтажка попала под эту программу, хотя мы голосовали против сноса. Монструозные высотные дома выглядят удручающе. Все прогрессивные страны отказываются от высотного строительства, а Москва погружается в хаос, вместо того, чтобы сохранять свой дух.

Людмила, 55 лет (Речной вокзал):

 

«В конце 70-х я была старшеклассницей и пела в ансамбле. Выступала даже в легендарном ДК Горбунова. Культурная жизнь в Москве тогда была всем доступна, не то что сейчас – в основном за деньги.

Я очень любила ВДНХ, тогда там работали все павильоны. Особенно павильон «Цветы». Зайдешь туда – и тебя сшибают с ног ароматы. Второй любимый – «Космос». В начале 80-х там выставили лунный грунт, и стояли огромные очереди. Я тоже отстояла – ну, песок и песок.

Я училась на факультете журналистики МГУ на проспекте Маркса (ныне – Моховая улица). После занятий мы любили пройтись по улице Герцена (Большой Никитской) и перекусить в кафе «Шоколадница» у театра Станиславского. Оно славилось тончайшими блинчиками с шоколадным соусом и фруктовым желе со взбитыми сливками. Все было свежее и дешевое.

Когда в Москве открылась одноименная сеть кофеен, я сразу поехала проверить, но от прежней «Шоколадницы» не осталось и следа.

В 80-х все девушки гонялись за косметикой и модными вещами. В гостинице «Москва» был небольшой магазин косметики, туда стояли очереди за «ланкомовской» помадой, пудрой и духами. У консерватории была комиссионка с иностранными вещичками. Еще мы бегали к «Интуристу» посмотреть на иностранцев.

В 90-е, когда появилась семья и дети, мы старались не выезжать в центр, после 1991 года он стал небезопасным. Выбирались только в «Лужники» и на Черкизовский рынок, где были знаменитые барахолки. 

Сейчас меня ужасно напрягает количество людей в метро и на улицах, это всегда стресс.

Хотя мне нравится, как развивается Москва, я редко бываю в центре, где все вечно перекопано.

Жду, когда благоустройство закончится, и я смогу совершать культурные вылазки».

Мария, 45 лет (Бирюлево):

«Когда-то район Бирюлево Восточное был тихим, чистым и безопасным. Родители спокойно отпускали нас, 11-13 летних девчонок в бирюлевский дендропарк и парк «Царицыно».

Девочки ходили в одинаковых клетчатых пальтишках и шубах из «чебурашки», редко у кого были дубленки или пуховики из-за границы. Выделываться стали только в старших классах, когда железный занавес приоткрылся: носили эластичные колготки, джинсы-пирамиды, дутики и пр.

В 90-е Москва массово оделась в китайские пуховики, аляски и капоры из ангорки, а вместо сумок носили фирменные полиэтиленовые пакеты.

Вещами менялись, косметика была общая.

В 2000-е Москва постепенно становилась европейским мегаполисом. Я работала в агентстве элитной недвижимости, где люди покупали шикарные квартиры и загородные дома по астрономическим ценам.

Сейчас москвичи уже насытились потреблением и стремятся к экономии и минимализму. Люди в городе даже внешне стали другими: следят за фигурой, питанием, занимаются спортом, посещают салоны красоты.

На улицах появилось много велосипедистов, скейтеров, красивых ухоженных людей. Хотя встречаются и перегибы – всякие веганы, сыроеды и праноеды, губы-пельмешки, импланты, ботокс и татуаж.

Москва все больше обновляется. Расстраивает только массовое строительство уродливых муравейников и тенденция к расширению Москвы. Многие природные уголки стерты с лица земли, застроены жилыми массивами, город явно перенаселен».

riamo.ru

Также в рубрике

Француженка Сесиль Плеже живет в Москве почти 20 лет. Она застала 1990-е, помнит Лужкова, вещевые рынки, «Солянку» и взлет хипстеров, но продолжает удивляться тому, как в России люди понимают комфорт и строят отношения

 0

Жизнь Екатерины и Станислава Петренко уместилась в два походных рюкзака по 60 литров

 0