USD: 58.8370
EUR: 69.2982

Каталонец о суровом русском климате и типичном мачизме

Каталонец о суровом русском климате и типичном мачизме
«Афиша Daily» любит разговаривать с иностранцами, которые живут и работают в Москве, — так на город можно посмотреть. В этом выпуске учитель испанского и каталонского рассказывает о разнице в полоролевом поведении в Испании и у нас.
 

Жозеп Амиго

Откуда приехал: Барселона, Испания
Чем занимается: преподает каталонский и испанский языки в школе Espalabra

Когда несколько лет тому назад в Испании начал чувствоваться финансовый кризис, я стал подумывать о том, чтобы уехать. Было несколько вариантов, и Россию среди них я, честно говоря, особенно и не рассматривал, пока мой друг как-то не предложил съездить сюда. Испанцы почти ничего не знают о вашей стране, и у меня были совсем другие ожидания: мы думаем, что Россия — достаточно изолированное государство, что вы совсем не похожи на Европу. А сейчас я понимаю, что в некоторых моментах вы далеко впереди Испании. Понятно, что на нашу картину мира влияют и медиа, что политический расклад в мире строится на противостоянии хорошего и плохого полицейского — так нам показывают внешнюю политику Америки и России.

В первый раз я приехал сюда три с лишним года назад. Это был самый конец лета, чудесно и довольно тепло. Я летел через Эстонию, оттуда добирался до Пскова, а потом уже ехал в Москву. В Пскове один очень высокий мужчина, под два метра ростом, упал посреди проезжей части. Никто почему-то не остановился — машины его просто объезжали. Тогда я очень удивился, но решил не судить о стране по одному случаю и побыть здесь дольше, чтобы разобраться.

Меня поразила Москва. Я сразу понял, что это необычный город, где никогда не знаешь, чего ждать: можно спуститься в неприметный подвал на окраине и обнаружить вкуснейшую китайскую еду. За те три года, что я здесь, Москва сильно эволюционировала с точки зрения инфраструктуры. Хотя дорожное движение меня по-прежнему озадачивает. На многих дорогах четыре полосы сходятся в две — и возникают пробки, машины объезжают эти пробки по тротуарам. В Испании это было бы совершенно невозможно.

Первое время было непросто: разрешения на работу еще не было, да и тема виз у вас сложная, но я считаю, что это неплохо. Такие трудности — способ организовать жизнь иммигрантов, которые сюда приезжают. Если честно, я бы хотел, чтобы так организовали и жизнь иммигрантов в Испании. Сначала я работал тренером по сайклингу в фитнес-клубе «Зебра» — таком чуть мажорном месте на Ленинградском проспекте, потом еще в других клубах и шаг за шагом стал заниматься преподаванием. Сейчас я работаю в школе Espalabra, а еще организую испанские праздники с хамоном и музыкой (при поддержке испанского консульства в ресторане El asador каждую первую субботу месяца. — Прим. ред.). Большую часть недели я преподаю испанский и каталонский: я родился в Барселоне и свободно говорю на двух языках.

Русский я так и не доучил, но с первого дня у меня не было особых проблем объясниться с людьми. Я приехал с хорошим уровнем английского и на улице стараюсь за помощью обращаться к тем, кто помоложе. Со временем стал разговаривать на плохоньком русском. А в исключительно русских компаниях мне изъясняться помогают руки, или можно что-то сыграть лицом. По-прежнему случается, что в ресторанах мне приносят что-то другое вместо моего заказа, но это моя вина — все хотят меня понять, а я все никак не выучу русский.

Я бы не сказал, что русские странные. Да, вы закрытые, но вместе с тем сердечные, благодарные, интересные. Забавно: как только говорю, что приехал из Барселоны, все — вообще все — впадают в ажитацию и вспоминают Дали и Гауди. А это уже отличное начало для дружбы. А вообще, меня до сих пор удивляет уровень русской культуры: у людей по два-три образования, все говорят на огромном количестве иностранных языков. Читаете вы невероятно много и даже знаете тех испанских авторов, о которых я и не слышал. Но этому может быть виной климат: у вас в стране так холодно, что не очень-то погуляешь на свежем воздухе, вот и приходится много читать дома. Из-за погоды, мне кажется, русские не слишком веселые: когда идешь по улицам, приходится смотреть под ноги, а не друг на друга. Зато с первыми лучами солнца вы сразу же меняетесь.

Русские мужчины очень серьезны. В испанском есть такое понятие — «мачизм»: мы так говорим о тех мужчинах, которые себя ставят на первое место, а женщин — на второе. Это какие-то более древние позиции в отношениях между полами. Конечно, мне нравятся мужественные парни и женщины, которые красятся ради того, чтобы спуститься в магазин, но я думаю, что все равны, — и мне хотелось бы, чтобы так думали и мужчины здесь. Интересно, что испанец и русский будут по-разному впечатлять женщин: испанец подвинет стул, откроет дверь, будет говорить приятные вещи, а русский постарается впечатлить материальным: подарит цветы, сводит в дорогой ресторан. А еще русские мужчины почему-то боятся первые заговаривать с девушками, и тут у испанцев перед вами большое преимущество: русские женщины легко идут на контакт, и, чтобы заговорить с ней, можно сказать несколько приятных вещей — например, какие у нее красивые глаза и как хорошо она выглядит.

Такое чувство, что русские ждут, пока не будут уверены во всем до конца, пока победа точно не случится

А еще интересно, что русские ценят победу больше, чем процесс. Я как-то сидел в баре и смотрел хоккей. Германия играла против России, и сначала русским забили один гол, потом вы забили один, другой, третий — так и выиграли. После немецкого гола все немного расстроились, после первого своего чуть-чуть пошумели, потом немного порадовались после второго и после третьего. Зато, когда партия закончилась, все впали в какое-то безумие. В Испании было бы не так: с каждым голом кричали бы громче и громче. Такое чувство, что русские ждут, пока не будут уверены во всем до конца, пока победа точно не случится.

Я живу на «Юго-Западной», и там неплохо, хотя мои самые любимые места — в центре, все переулки вокруг Тверской. Мне нравится, как там выглядят улицы, дома, магазины. Сюда приезжают нарядные и счастливые люди, и атмосфера здесь совсем другая. Здесь я провожу больше всего времени, практически живу здесь, а на Юго-Запад приезжаю только спать.

У русских я многому научился. Вы выживаете в непростом климате, из-за него, наверное, и не очень импульсивны. Мне кажется, Москва сделала меня как-то поспокойнее. Я очень люблю общаться с русскими. Если бы мне пришлось уехать из Москвы, то я скучал бы по ритму большого города. Мне повезло много путешествовать — я был в Каире, Риме, Александрии и многих других городах. Москва очень особенный город, очень большой и протяженный. Но если бы мне ее пришлось сравнивать с чем-то, то я бы выбрал Рим: в нем та же безумная концентрация культуры, везде церкви, театры и музеи. А еще Москва чем-то похожа на Барселону — по крайней мере я люблю ее так же сильно. Но я люблю Барселону только как турист: я и раньше говорил, что там слишком много бесконтрольно въезжающих иммигрантов. Я не расист, но мне не нравится, что они приезжают со своими законами, как будто бы не принимая нормы нашей страны.

Сейчас в России по ощущениям все становится немного построже — от бабушек на улице до преподавателей. Хотя, мне кажется, это ненадолго: вот вы, когда станете бабушкой, будете, наверное, мягче. Я родился в последние годы диктатуры Франко и видел, как изменилась Испания. Раньше это была другая страна и другие люди. А теперь все сильно меняется — меньше мачизма и больше равноправия полов. Я думаю, что и дальше все будет меняться в сторону либерализации, хотя мне хотелось бы, чтобы некоторые правила оставались. Иначе люди будут путать свободу с полным беспределом.

Источник: daily.afisha.ru

Также в рубрике

Генеральный директор туроператора по въездному туризму "Интурист" Леонид Мармер рассказал в каких городах могут возникнуть сложности с размещением и логистикой, и на какие матчи придет больше всего болельщиков

 0

Япония глазами участника списка Forbes

 0