USD: 64.2101
EUR: 70.6761

Евкуров: «Ингушетия может заявлять о себе как о стабильном регионе»

Тема развития регионов Северного Кавказа, их взаимоотношений с федеральным центром остается одной из ключевых для российских СМИ.

Евкуров: «Ингушетия может заявлять о себе как о стабильном регионе»

 Накануне нового, 2012 года на вопросы журнала «Бюджет» ответил глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Баматгиреевич ЕВКУРОВ.

— Республика Ингушетия — один из самых «молодых» субъектов Российской Федерации, она образована 4 июня 1992 года. Что вы считаете главным итогом прошедших лет? Удалось ли наполнить ее суверенитет в составе России реальным содержанием?

— Республика создавалась в сложных условиях 90-х годов. Думаю, что этот штамп сегодня не нуждается в расшифровке. Наш суверенитет был представлен территорией четырех ингушских районов: Назрановского, Сунженского, Малгобекского и Джейрахского. Какой-либо серьезной инфраструктуры не было: несколько промышленных и нефтяных объектов в простое, изношенные инженерно-коммуникационные сети и экономика, базирующаяся в основном на аграрном секторе, который находился в стадии реформ. Остро стояла проблема кадровых ресурсов для органов законодательной, исполнительной власти, правоохранительных структур. Фактически строительство республики пришлось начинать с нулевого цикла. И самое главное — ингушский народ переживал трагедию последствий осетино-ингушского конфликта, результатом которого были сотни погибших, пропавших без вести и десятки тысяч беженцев. Сегодня у нас созданы и функционируют все структуры власти, закладывается инфраструктура, отвечающая современным требованиям. Все эти 20 лет руководство республики успешно взаимодействовало с федеральным центром. Такое внимание к нашим проблемам укрепляет чувство целостности и единства со страной. Государство дальновидно вкладывает в развитие северокавказских регионов немалые деньги и создает здесь перспективы для возврата этих средств.

— Вы возглавляете Республику Ингушетия с октября 2008 года. В какой мере удалось реализовать планы, которые были у вас в то время? Какие коррективы внесла в них жизнь?

— К моменту моего назначения руководителем республики первостепенной задачей власти являлась стабилизация обстановки. Необходимо было остановить убийства, похищения людей. При изучении проблемы стало понятно, что в этой борьбе ставку надо делать на доверие людей к власти, к правоохранительным органам. А это означало, что я должен стать для них гарантом очень важных вещей: соблюдения закона, человеческого участия. Было много личных встреч с представителями общественности, духовенства, старейшинами, родственниками членов незаконных вооруженных формирований (НВФ), подозреваемыми в пособничестве НВФ. При анализе итогов этих встреч постепенно выработался механизм координации действий и взаимодействия всех структур, причастных к решению проблемы. Мы даже реанимировали исторически сложившиеся социальные институты влияния — Совет тейпов, старейшин, создали комиссию по адаптации участников НВФ, вернувшихся к мирной жизни, Общественную палату Республики Ингушетия. В итоге сегодня Ингушетия может смело заявлять о себе как о стабильном регионе. В криминальной сводке республиканской полиции преобладают преступления бытового характера или ДТП. И даже эта статистика у нас в сравнении с другими регионами невысокая. Однако на руководителе субъекта РФ лежит также ответственность за решение не менее важных социально-экономических задач. По­этому в процессе работы приходилось вникать в вопросы, касающиеся почти всех сфер жизнедеятельности человека: экономики в целом, промышленности, сельского хозяйства, образования, религии и многие-многие другие. Сегодня у республиканской власти в приоритетах сугубо гражданские задачи. Эту перемену в жизни региона, кстати, первыми почувствовали деловые люди. Снизились инвестиционные риски, и в Ингушетию сразу же потянулся инвестор. В 2011 году частные вложения в экономику республики составили более двух миллиардов рублей. Для сравнения: в 2010 году частные инвестиции составляли всего 600 миллионов рублей.

— Как бы вы оценили нынешнее социально-экономическое положение Ингушетии? Можно ли сказать, что последствия мирового кризиса позади и пора планировать новый этап развития? Вообще каковы ваши приоритеты в экономике и социальной политике?

— У Ингушетии имеются долгосрочные планы по социально-экономическому развитию. Процесс этот поэтапный, и каждый этап предполагает реализацию программных проектов. Сегодня в столице республики Магасе, в других городах и населенных пунктах идут работы по реализации проектов, предусмотренных ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы» на общую сумму 32 миллиарда рублей. Речь идет о строительстве объектов социально-экономического назначения. Если нам удастся реализовать все программные мероприятия, Ингушетия получит мощный потенциал для увеличения доходной части республиканского бюджета. В связи с мировым кризисом отмечу, что, хотя он и отразился на темпах развития республики, резких падений социально-экономических показателей у нас не произошло. Федеральные структуры в соответствии с договоренностями соблюдали свои финансовые обязательства перед Ингушетией. Сегодня мы успешно продвигаем новый для республики проект — туристический кластер в Джейрахском районе. Его поддерживают на уровне Правительства России. Мы — первый северокавказский регион, с которым Ростуризм недавно подписал соглашение о взаимодействии в сфере развития туризма.

— Насколько успешно власти республики сегодня взаимодействуют с Правительством России, Министерством финансов РФ? Есть ли взаимопонимание в финансовых и других актуальных вопросах?

— Правительство России — главный куратор и разработчик стратегии социально-экономического развития Ингушетии и других северо-кавказских регионов. Долевое участие федерального и республиканского бюджетов в реализации проектов по линии ФЦП не соизмеримо. Случается, что в течение года возникают ситуации, которые требуют дополнительной корректировки в финансировании проектов, и мы всегда имеем возможность обсудить это на уровне и Правительства РФ, и федеральных министерств и ведомств. Без этого взаимопонимания процесс не пошел бы.

— Вы неоднократно заявляли, что Ингушетия является инвестиционно привлекательным регионом. Какие аргументы можно привести в пользу этих слов? Есть ли уже стратегические инвесторы, готовые вкладывать средства в конкретные проекты?

— Чтобы привлечь в Ингушетию реальных инвесторов, одних заявлений об инвестиционной привлекательности региона, конечно, недостаточно. Но предварительно мы провели большую подготовительную работу. Во-первых, для обеспечения притока инвестиционного капитала в республике разработана схема, облегчающая вхождение инвестора в регион, создана рабочая группа для ее реализации. Она же регламентирует и документооборот, чтобы инвестор мог избежать коррупционных схем и бюрократической волокиты. Во-вторых, мы находим площадки для презентации своих бизнес-проектов в сфере промышленности, строительства, энергоресурсов, туризма. И это убеждает людей лучше всяких заявлений. На инвестиционном форуме в Сочи в сентябре 2011 года мы подписали около десяти соглашений и договоров о сотрудничестве. В основном это инновационные проекты, которые представляют новое направление в экономике республики. В частности, с генеральным директором ООО «Фирма РУС» Русланом Харсиевым было подписано соглашение о строительстве, развертывании и обслуживании беспроводного широкополосного Интернета на базе одной из самых передовых телекоммуникационных технологий WiMax. Итало-российская торговая палата и общество «ТИМ-Кавказ» также подписали соглашение о строительстве завода по выпуску сухих строительных смесей. Повышенный интерес и конкуренцию вызвал у английских и итальянских инвесторов проект предприятия по переработке ценных пород древесины. Я уверен, что интерес частных инвесторов к Ингушетии с каждым годом будет только возрастать.

— Ингушетия делает ставку на развитие на своей территории туризма. Что необходимо сделать в данном направлении в ближайшие годы? Какие источники финансирования просматриваются? Может ли пойти и в эту отрасль частный капитал — как российский, так и зарубежный?

— Первый шаг в развитии сферы туризма — это создание необходимой инфраструктуры. «Группа Акрополь», один из заявленных инвесторов проекта строительства горно-туристических центров «Цори» и «Армхи» в Джейрахском районе, предполагает вложить более 27 миллиардов рублей в объекты курортной инфраструктуры. После включения Джейрахского района в перечень территорий по созданию рекреационно-туристического кластера в СКФО мы ожидаем, что объемы инвестиций значительно увеличатся. Есть все предпосылки к тому, чтобы нашим регионом заинтересовались и российские, и иностранные инвесторы.

Также в рубрике
Основатель и солистка группы Reflex, автор песен и преподаватель йоги Ирина Нельсон в путешествиях больше всего ценит новые впечатления и считает Россию местом силы. В интервью РИА Новости она рассказала об отдыхе со смыслом, йога-турах в Азию, секрете идеальной фигуры, приключениях в Германии и нетуристическом Нью-Йорке
 0
Бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден написал книгу мемуаров, в которой рассказал о своей жизни в России, о свадьбе, которая состоялась в Москве и о причинах, побудивших его на публикацию секретной информации
 0