USD: 64.2101
EUR: 70.6761

Наталья Айларова: «Турбизнес в Шерегеше начался с домиков, оставшихся от строителей»

В середине ноября спортивно-туристический комплекс «Шерегеш» официально открыл очередной сезон. Сегодня это самый развитый и популярный горнолыжный курорт за Уралом: за особенным, «мягким и холодным» снегом, а также трассами на любой вкус сюда едут не только сибиряки, но и жители центральной части России. Директор туроператорской компании «Шория» Наталья Айларова рассказала, как на горе Зеленой зарождался турбизнес и во что это выросло
Текст: Анна Вальцева
Наталья Айларова: «Турбизнес в Шерегеше начался с домиков, оставшихся от строителей»
В середине ноября спортивно-туристический комплекс «Шерегеш» официально открыл очередной сезон. Сегодня это самый развитый и популярный горнолыжный курорт за Уралом: за особенным, «мягким и холодным» снегом, а также трассами на любой вкус сюда едут не только сибиряки, но и жители центральной части России. Директор туроператорской компании «Шория» Наталья Айларова рассказала, как на горе Зеленой зарождался турбизнес и во что это выросло.
– С чего начинался сегодняшний Шерегеш и как вы оказались в этом бизнесе?
– Оказалась практически с момента основания курорта. Первая турфирма появилась в Горной Шории в 1990 году – это была «Шория-тур». Я пришла туда работать в начале 1995 года – менеджером в туристический отдел. Компания тогда была небольшая: управляющее звено состояло всего из нескольких человек, активы тоже выглядели довольно скромно: турбаза «Медвежонок» (11 км от горы Зеленой) – заброшенный в 90-е пионерский лагерь. Здесь «Шория-тур» начала развивать туристическую базу – была реконструирована гостиница и построена бугельная канатная дорога.
На горе Зеленой в собственности у «Шории-тур» были два очень возрастных бугельных подъемника и небольшая «тренерская» – на том месте, где сегодня стоит гостиница «Мустаг». Чуть позже появилось несколько финских модульных домиков, оставшихся от строителей. «Тренерская» представляла собой теплый двухэтажный домик, там была раздевалка для детей, комната для тренеров и несколько номеров – все без удобств. В модулях были номера с двухъярусными кроватями, небольшой бар, удобства на этаже. Это и был первый «гостиничный фонд» в Шерегеше, разместиться там могли 70 человек. И так было достаточно долго. Первые гостиницы начали строить только к 1998-1999 годам.
– Какими были ваши первые клиенты и как вы их искали?
– Загрузка, к слову, в нашем «номерном фонде» была очень хорошей. Но приезжала тогда совершенно другая категория людей – самодеятельные туристы, энтузиасты с самым простым снаряжением. В советское время горнолыжный спорт был удовольствием дорогим и слабо известным широким массам населения, а сноуборд появился у нас гораздо позже.
Как ни странно, чтобы Шерегеш начал развиваться по туристическому пути, должны были срастись несколько не самых благоприятных в общепринятом смысле факторов. В 90-е сложилась сложная экономическая ситуация: градообразующие горнодобывающие предприятия Горной Шории стояли, крайне необходимо было развивать альтернативные отрасли экономики, просто, чтобы район мог выжить – это с одной стороны. С другой – с развалом СССР горнолыжные тренировочные базы наших спортсменов оказались в ближнем зарубежье – в Грузии, Киргизии, Казахстане. Все это было потеряно, связи разрушены. Тогда наш Шерегеш начали рассматривать, в том числе, и как место для создания тренировочного горнолыжного центра.
– Каким вы видели тогда будущее Шерегеша? Совпали ли эти представления с тем, что есть здесь сегодня?
– Мы не изобретали велосипед, поскольку уже не были за железным занавесом. Старались дистанционно изучать мировой опыт, приглашали к себе зарубежных специалистов. К нам приезжали шотландцы, проводили тренинги, работали над первыми вариантами генерального плана, как мы тогда это понимали
Все, кто стояли у истоков Шерегеша, были либо профессиональными горнолыжниками, либо энтузиастами этого дела. Все склоны были исследованы пешком. И те, самые первые трассы, на которых впоследствии неоднократно проходили Чемпионаты России по горнолыжному спорту, до сих пор самые лучшие. Они имеют самый удачный рельеф и самый продолжительный сезон.
Часть идей, которые вынашивал менеджмент и коллектив «Шории-тур», это не совсем то, что представляет собой Шерегеш сейчас. В то время были почти фантастические планы соединить с помощью канатной дороги турбазу «Медвежонок» с нынешним сектором «А», жизнь внесла свои рациональные коррективы. Планы пересматривались неоднократно. Проблем было много начиная с того, что все земли здесь находились в федеральной собственности, многие были охраняемыми. Например наверху, где сейчас популярная зона фри-райда, была территория заказника, который относился к Шорскому национальному парку. Инфраструктурные сложности нас не миновали тоже.
– Что пришло на смену финским домикам?
– Одной из первых гостиниц стал «Вояж», у которой в процессе строительства несколько раз менялись собственники. Потом появился первый «Спортотель», он, к сожалению, сгорел, и на его месте сейчас стоит совершенного другой, хоть и одноименный. Со временем гостиничный городок разрастался, сегодня там около 50 объектов. Кроме того, на курорте сейчас 17 канатных дорог. Но почти у всех объектов свои собственники – это одна из особенностей Шерегеша. Гостиницы, подъемники, общепит представляют разные предприниматели, всего их более 40. Это вызывает сложности в выработке общей стратегии развития курорта, начиная с управления хозяйственными и коммунальными вопросами и заканчивая продвижением. Объединяться начали только в последние два-три года, которые стали сложными для курорта. Аномально малоснежная и морозная зима, перемерзшие водозаборы, проблемы с электроснабжением – все это привело к резкому и продолжительному снижению объемов продаж. Пришло понимание, что выжить можно только вместе. В этом сезоне впервые за 20 с лишним лет существования курорта было организовано одно совместное открытие сезона.
– С «Шории-тур» все начиналось, она же долго задавала здесь тон. Расскажите, почему сейчас это уже не так?
– Обычная рыночная ситуация – смена собственников. Изначально одними из основных акционеров «Шории-тур» были областная и муниципальная администрации. С изменением законодательства органам управления – как областным, так и муниципальным, было запрещено владеть имуществом. На какое-то время собственником стала компания «Евраз», которая, в свою очередь, с изменением конъюнктуры основного бизнеса, начала избавляться от непрофильных активов, а это как раз была туристическая составляющая.
Сама компания потянуть такую собственность не могла. Ведь туризм как таковой не зарабатывает у нас пока столько денег, чтобы реинвестировать в свое развитие. За 15 лет Шерегеш превратился в горнолыжный комплекс с развитой инфраструктурой, большим количеством собственников. В активе группы компаний «Шория-Тур» на тот момент были канатные дороги секторов «А» и «Е», пункты питания на трассах, прокаты, три гостиницы, клуб – в общем более 600 рабочих мест. Я в то время руководила в компании всем, что касалось туризма. Очередная смена собственника привела к серьезному перераспределению активов на курорте. Фирмы не стало. Сегодня наша компания – это костяк туротдела прежней «Шории-тур». Я рада, что нам удалось сохранить профессионалов. Сегодня мы занимаемся туроператорской деятельностью, информационной работой, продвижением курорта.
– Как изменились за это время клиенты?
– 20 лет назад это был самодеятельный туризм. В середине 90-х поехали люди, у которых неожиданно появилось много – в их понимании – денег и иллюзия вседозволенности, некоторые и вели себя соответственно. Затем, появился сноуборд, это был настоящий бум, который привнес на курорт совершенно другой менталитет – публика очень помолодела. Сейчас все более-менее стабильно, наши гости распределяются по разным ценовым и возрастным сегментам, а сам курорт может удовлетворить потребности очень разных клиентов: в проживании – от экономичного размещения в частном секторе до четырехзвездочных отелей на горе, в прокатах – большой разброс цен (и качества, конечно) инвентаря и т.д. На горе сейчас очень много новичков, которые недостаточно владеют техникой – думаю, это не меньше половины наших гостей.
В хороший сезон из Новосибирска, Омска, Томска по выходным дням отправляются по 8– 12 чартерных туристических автобусов. Сегодня гостиничный городок на горе Зеленой вмещает около 2,5 тысяч туристов, и в поселке всегда есть еще порядка 5-7 тыс. мест в частном секторе.
– Для большинства туристов, которые приезжают сегодня в Шерегеш, вариант размещения в гостиницах на горе – не самый приемлемый по экономическим соображениям. Как вы относитесь к конкуренции с частным сектором?
– Не сказала бы, что это конкуренция в чистом виде. Лет 15 назад на горе было всего два средства размещения, а квартир в поселке никто не сдавал. А потом, когда гостиниц по-прежнему не было, но уже начался горнолыжный, а за ним сноубордический бум, мест в принципе не хватало, мы сами начали заниматься квартирами. Давали объявления, и люди, которые хотели сдать жилье, приходили к нам, мы осматривали квартиры, составляли инвентарные карточки – пытались работать цивилизованно. Но все свелось к знаменитому афоризму Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда», – в следующий раз гости обращались к хозяевам квартир уже напрямую. И сейчас все осталось примерно в том же виде: в поселке есть несколько диспетчеров, которые знают, что сдается, и напрямую приводят клиентов. Администрация периодически пытается перевести этот процесс в легитимное русло, чтобы владельцы квартир за символическую плату приобретали патент, регистрировались как предприниматели, спокойно работали, платя совсем небольшие налоги. Но нашим людям интереснее делать так, как делают…
– Региональные турагенты, которые продают туры в Шерегеш, говорят о том, что стоимость отдыха в гостиницах на Зеленой сравнима с аналогичным продуктом экономичных европейских курортов. Что сейчас происходит с ценами?
– Был период, когда спрос на Шерегеш превышал предложение, тогда и цены необоснованно росли – на канатные дороги, на размещение. Затем, с развитием инфраструктуры, расширением отельной базы основной спрос был удовлетворен, тогда же нас коснулся экономический кризис, погодные катаклизмы – отели, прокаты, канатные дороги пошли на серьезные скидки. Но от инфляции все же никуда не денешься: стоимость электроэнергии растет, и на горе она даже чуть выше, чем в поселке и в Таштаголе – коммуникации и их обслуживание стоят там гораздо дороже. Кроме того, у нас сезонный бизнес, а последние годы были для Шерегеша сложными – предприниматели стремятся создать «подушку», чтобы дожить до следующей зимы. Но в целом, повторюсь, ценовая политика курорта стала более взвешенной.
– Вы и ваш сосед Алтай в последние годы пытаетесь уйти от сезонности – там начали развивать зимние виды туризма, а в Шерегеше – летние. Куда могут привести эти процессы?
– Объем летнего туризма в Кузбассе точно не будет сопоставимым с зимним. Алтай – это бренд, и летний отдых там уникальный, эксклюзивный. У нас природа другая, более камерная, недостаточно водоемов. Тот район, где сейчас развиваются летние виды туризма, – Таштагол, Усть-Кабырза – это не Алтай, он интересен по-своему, для наших масштабов очень неплох: красивые места у слияния трех горных рек, интересный карстовый бассейн, очень много пещер, заповедные уголки Шорского национального парка, мемориальный музей Трехречье. Там уже есть 4-5 турбаз. Турбизнес на комплексе Шерегеш тоже активно пытается организовывать летние программы для своих туристов.
– А как оцениваете амбиции Алтая составить конкуренцию Шерегешу в горнолыжном сегменте?
– Думаю, это не до конца просчитанные планы. Снега на Алтае не бывает много, и ставка делается на искусственное оснежение, что сразу ведет к росту издержек и дает другое качество катания. Именно другое: не лучше или хуже. Такого, как в Шерегеше, не сделать – это доступно только природе. А чтобы привлечь горнолыжников на Телецкое озеро (новый горнолыжный центр, который готовится к открытию в Турочакском районе Республики Алтай, – прим. автора), где естественный снежный покров, как и у нас, достаточно высокий, нужно будет переломить сложившиеся стереотипы. Надо ли это делать – решать инвесторам. Но в любом случае, повторюсь, там совсем другой снег, из-за близости водоема влажность воздуха значительно выше, поэтому он плотнее и жестче. Одно совершенно точно: нашим соседям надо развивать зимний туризм, как и нам летний – это снимет сезонную нагрузку на турбизнес, позволит смягчить целый ряд социальных проблем. Вопрос в разумной целесообразности тех или иных проектов.
– Сколько среди гостей Шерегеша туристов не из Сибири?

– Не больше 10%. В европейской части активно развивается Красная Поляна, и когда там только начинали тестировать горнолыжку, в продаже даже появлялись авиабилеты Москва – Адлер стоимостью от 500 рублей. К тому же, жителям центральной части России не так далеко до европейских курортов, которые по уровню сервиса и стоимости перелета – вне конкуренции. А чтобы только долететь из столицы к нам, нужно потратить около 20 тыс. рублей . Шерегеш – все-таки региональный курорт. И это очень неплохо, учитывая размеры территории и емкость сибирского рынка.

Источник: RataNews.ru

Также в рубрике
Основатель и солистка группы Reflex, автор песен и преподаватель йоги Ирина Нельсон в путешествиях больше всего ценит новые впечатления и считает Россию местом силы. В интервью РИА Новости она рассказала об отдыхе со смыслом, йога-турах в Азию, секрете идеальной фигуры, приключениях в Германии и нетуристическом Нью-Йорке
 0
Бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден написал книгу мемуаров, в которой рассказал о своей жизни в России, о свадьбе, которая состоялась в Москве и о причинах, побудивших его на публикацию секретной информации
 0