USD: 62.3380
EUR: 68.7775

Глава Турпомощи: «Турбизнес должен вернуть себе доброе имя»

Интервью Эдуарда Кузнецова: об оппонентах, взносах, туристах и законах. 

Текст: Дмитрий Ермаков
Фото: travel.ria.ru

Глава Турпомощи: «Турбизнес должен вернуть себе доброе имя»
Публикация «Российского туризма» о проблемах, возникших у объединения туроператоров Турпомощь, вызвала большой ажиотаж у читателей. Напомним, что уже более 230 туроператоров поддержали инициативу «Без турпомощи». Они не желают вступать в эту ассоциацию, как того требует закон о туризме, и платить 100 тысяч рублей вступительного взноса. Мы попросили генерального директора Турпомощи Эдуарда Кузнецова прокомментировать эмоциональные высказывания оппонентов, опубликованные на сайте «Российского туризма», а заодно рассказать о том, как можно разрешить этот конфликт. 

- Как вы считаете, почему вокруг создания Турпомощи разгорелась столь эмоциональная дискуссия? Лично мне не до конца понятно, почему туроператоры так решительно настроены против вступительного взноса в 100 тысяч рублей. Если говорить о выездном туризме - это стоимость 2-3 путевок. Чем тогда вообще занимаются недовольные, являются ли они туроператорами де-факто, а не турагентами?  

- Вопрос не предполагает однозначного ответа. Но возникший протест показывает ситуацию в этом сегменте туристского бизнеса. Турпомощь воспринимают как нечто, навязанное «сверху», как попытку убрать с рынка небольших нишевых туроператоров, как чью-то «кормушку». 

Многими участниками дискуссии не готовы обсуждать аргументы в пользу того, что надо законом урегулировать вопросы защиты российских граждан за рубежом в ситуациях, когда они не получают существенные услуги по туристскому договору (проживание в отеле, обратный авиаперелет и т.п.).  

Большинство участников протеста мыслят не на уровне закона, а в рамках своего персонального опыта: «Я не рискую, не поднимаю чартеров, я в принципе не обанкрочусь, а если случатся проблемы у партнеров (принимающих компаний) – сам найду средства для решения проблемы». Следуя такой логике, они и не хотят решать «чужие» проблемы. В этом и есть главная проблема. Ключевой задачей Ассоциации является именно солидарная ответственность туриндустрии в сегменте выездного туризма. А никакой консолидации я не вижу. 

- А почему проблему «спасения» туристов должны решать именно туроператоры за свой счет? Почему обязанность выручать из беды своих граждан не хочет брать на себя государство? 

- Что значит государство? Бюджетные деньги – это деньги всех налогоплательщиков, всех граждан России, то есть не только туристов. Но, простите, почему они должны это делать?  

Я считаю, хотя, возможно и заблуждаясь, что защита туристов, их уверенность, что в любом случае они будут вывезены на родину и не останутся за рубежом без крыши над головой - это задача туристического бизнеса. 

Это должно поднять доверие к организованному туризму и будет иметь прямой экономический эффект для любого туроператора. Ведь престиж отрасли и доверие к ней со стороны туристов за последние пять лет существенно пострадали. 

- Откуда вообще взялась сумма в 100 тысяч рублей, вокруг которой и разгорелись самые жаркие споры? Какое у нее математическое и экономическое обоснование? 

- Я не принимал участия в обсуждении этой суммы на этапе разработки закона и могу только высказать свое мнение. Считаю взнос в 100 тысяч рублей вполне адекватным рискам самого небольшого туроператора. 

- Это касается «классических» выездных туроператоров. Но существуют, к примеру, турклубы - альпинистские, скажем. Они занимаются тем, что отправляют людей куда-нибудь в горы Киргизии. Это особенная форма туроперейтинга, не имеющая отношения к пакетной схеме «отель - перелет - сопутствующие услуги». И там крутятся не такие уж большие деньги. Почему бы не предусмотреть для таких компаний отдельную схему оплаты членского взноса в Турпомощь? 

- Это, разумеется, нужно обдумывать и предлагать адекватные решения. Сейчас мы готовим поправки в Закон об основах туристической деятельности, и такие моменты там надо учесть. Но все же моя основная мысль в этом отношении такая: 100 тысяч рублей – это страховой взнос всего за 5-7 туристов, находящихся за рубежом. Сумма совершенно адекватная.  

А учесть в одном законе интересы всех туроператоров не получится, так как значительная часть операторов, в том числе нишевых, берутся за любой интересный для них заказ, который они, как считают, могут обработать. И при этом не всегда учитывают надежность контрагентов. А Турпомощь действует не только в случаях, когда финансовые проблемы возникли у туроператора – организатора тура, но и у этих контрагентов (приостановка деятельности авиакомпании, отеля и т.п.). Ведь по туристскому договору отвечает именно оператор, сформировавший продукт. 

Возникает, кстати, и другой вопрос – о том, достаточна ли сумма 0,1% от общего объема реализации турпродукта (туроператоры обязаны перечислять в компенсационный фонд Турпомощи вступительный взнос в 100 тысяч рублей, а в следующий год – 0,1% об общего объема денежных средств, полученных от реализации турпродукта, но минимум – 100 тысяч рублей - РТ). И это тоже надо обсуждать. 

- Есть мнение, и вы сами это чуть выше упомянули, что Турпомощь организовывалась под давлением крупных туроператоров, которые в этом заинтересованы, так как это может сократить конкуренцию на рынке. Что вы об этом думаете? 

- Это не так. Если мыслить в таких терминах, то, уж скорее, под давлением «сверху».  

Есть один важный момент, о котором совершенно не говорят сегодня. Отраслевой закон предполагает, что Турпомощь управляется по принципу: «один туроператор – один голос». А высшим органом управления организацией является общее собрание и крупных, и мелких игроков, которое принимает ключевые решения. То есть в статусе Турпомощи как «общероссийского объединения туроператоров» заложен большой потенциал для решения болезненных проблем отрасли. Кто-то этого не понимает, кто-то понимает и пытается препятствовать… 

- Уже понятно, что ваши оппоненты, будут лоббировать в Госдуме отмену взноса в 100 тысяч и переход только на процент от оборота. Насколько руководство Турпомощи готово к конструктивному диалогу с оппонентами и их лоббистами? На совещании в ТПП, где представители РСТ заявили о возможности пересмотра членских взносов в фонд Турпомощи, вас не было...  

- Я внимательно слежу за дискуссией и принимаю в ней посильное участие. Не думаю, что будет отменена планка минимального взноса. Другое дело - и это было бы справедливо -  ввести лимит (максимальную величину) всего компенсационного фонда, после которого взносы существенно снижаются или отменяются, сохраняясь только для новых членов. Но этот лимит должен быть таким, чтобы его было достаточно для решения задач, поставленных перед Турпомощью законом. 

- Каким образом осуществляется взаимодействие Турпомощи с властями, и кто курирует работу организации — Ростуризм или Министерство культуры?  

- Взаимодействие с Ростуризмом – плотное. Особенно оно проявилось при решении проблем туристов «Эль-Вояж» и «Черри Тур». У нас тогда еще не было всех нынешних полномочий, но в рамках тех, что имелись, удалось создать координационный центр помощи туристам. Есть у Ростуризма и понимание стратегии развития Ассоциации. 

- Если Ростуризм поддерживает нынешние принципы формирования Турпомощи, то позиция РСТ скорее ближе к вашим критикам. Может ли Минкульт в лице директора Департамента туризма Сергея Корнеева, - выходца из РСТ – поддержать ваших противников? И не будет ли такой расклад сил означать крах самой идеи Турпомощи? 

- Это вопросы «политики от туризма», я не так глубоко в них успел погрузиться. Не думаю, что речь может идти о крахе идеи, однако за последнее время мне стало очевидно другое – не всем нравится мое видение задач, которые должна решать Ассоциация, мои подходы. 

- Компании, недовольные созданием Турпомощи, призывают созвать некий единый съезд туроператоров и выработать позицию по спорным вопросам. Насколько это реалистично и насколько продуктивной может быть такая форма диалога? 

- Мне было бы интересно понаблюдать за работой такого съезда, особенно когда после темы «отменить», встанет тема – «что взамен?». 

- Успевает ли Турпомощь на фоне всех нынешних скандалов заниматься своей прямой задачей? Созданы ли уже конкретные механизмы помощи туристам? Допустим, турист купил тур на 10 дней в пятизвездочный отель. Прилетел он на курорт, а его туроператор обанкротился, ни отель, ни обратный перелет не оплачены. Что именно будет оплачиваться из компенсационного фонда Турпомощи: только обратный билет, или проживание 10 дней в пятизвездочном отеле? И это лишь одна из множества возможных ситуаций… 

- Все эти механизмы будет описано в регламентах Турпомощи. Ответу кратко. Когда остановил свою деятельность «Черри Тур», а это случилось 4 сентября (я вышел на работу 27 августа), за рубежом находилось 407 туристов. У них не были оплачены отели, обратные авиаперелеты. Турпомощь тогда не имела и копейки в компенсационном фонде. Но все туристы были размещены и вывезены, 11 человек из них - с задержкой на 1-2 дня. 

Вы наблюдали в те дни по ТВ кадры, на которых туристы сидят в аэропортах, которых выселяют из отелей? Нет. А ведь именно такие кадры любят «смаковать» СМИ, видимо пытаясь вбить в голову туристам идею о том, что «услугами туроператоров сейчас пользуются только лохи». А эта идея очень опасна, она приносит рынку прямые экономические потери. Повторюсь, только консолидация поможет турбизнесу вернуть себе доброе имя. 

- «Российский туризм» писал о финансовых трудностях Турпомощи. Вы их признали в своем письме компаниям-учредителям Ассоциации. Я позволю себе его процитировать: «Завтра у нас отключат доменное имя (из своих средств я больше этого делать не могу) – перестанет работать сайт, электронная почта. Я не могу рассчитаться с сотрудниками ассоциации за январь, так как не уверен в легитимности любых выплат со счета на оперативные нужды ассоциации». Но если в состав Турпомощи вошли уже более ста туроператоров и они уже заплатили взнос в компенсационный фонд, почему же закончились деньги? Куда они исчезли? Это одна из претензий к вам со стороны недовольных.  

- Абсолютно все средства компенсационного фонда, до копейки, находятся на выделенном счете, их никто не потратил. Это было письмо учредителям Ассоциации «Турпомощь», речь шла не о том, что денег нет в принципе, а о другом. Понятно, что какая-то часть взносов учредителей (не путать со взносами в компенсационный фонд) должна тратиться на оперативные нужды компании (аренда, зарплата и т.п.) до общего собрания членов Ассоциации, на котором будет утвержден финансовый план и величина взносов на оперативные нужды. Но собрание пока не состоялось. И в своем письме я интересовался, имею ли я право уже сейчас, до первого общего собрания, использовать средства, уплаченные в качестве учредительских взносов, на оплату текущих расходов. Согласитесь, одно дело – полгода без зарплаты, другое – еще из своего кармана оплачивать текущие расходы. Народ начал со злорадством обсуждать то, что они не поняли. А вообще читать чужие письма или переправлять их кому-то – нехорошо. Меня этому еще в детстве научили.
 
От редакции «Российского туризма»: Мы обратились за подробными комментариями ситуации и к создателям инициативной группы «Без турпомощи». Как только «Российский туризм» получит ответы на свои вопросы, материал с изложением позиции оппонентов Эдуарда Кузнецова будет опубликован.
Также в рубрике